ДЕЛОВОЙ - главная     Авторам и читателям    научная книга "Деньги"    Контакты

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Константинов Андрей Дмитриевич

Бандитский Петербург 2


 

Тут выложен учебник Бандитский Петербург 2 , который написал Константинов Андрей Дмитриевич.

Данная книга Бандитский Петербург 2 учебником (справочником).

Книгу-учебник Бандитский Петербург 2 - Константинов Андрей Дмитриевич можно читать онлайн или скачать бесплатно тут, на этой странице, без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Бандитский Петербург 2: 262.41 KB

скачать бесплатно книгу: Бандитский Петербург 2 - Константинов Андрей Дмитриевич



Константинов Алексей
Бандитский Петербург
Алексей КОНСТАНТИНОВ
БАНДИТСКИЙ ПЕТЕРБУРГ
АВТОРСКОЕ ПРЕДИСЛОВИЕ
Книга, которую Вы, Уважаемый читатель, сейчас держите в руках - это продолжение работы над темой "Бандитский Петербург", которую я начал еще несколько лет назад. Эта книга нс гимн организованной преступности, а лишь попытка осознать то, что современная организованная преступность не может рассматриваться как чисто криминальное, уголовное явление. Она уже давно влияет на экономику и, следовательно, на политику.
"Таковы реалии", - как любил говаривать Михаил Горбачев.
Осознать же эти реалии необходимо прежде всего активно действующим в новых экономических условиях людям. Для того, чтобы принять грамотное решение по тому или иному вопросу, необходимо сначала грамотно изучить обстановку, а потом грамотно се оценить. В противном случае решения будут приниматься вслепую...
Чтобы попытаться вместе с вами, уважаемый читатель, понять, как мы дожили до сегодняшнего состояния дел, я решил дополнить издавшиеся ранее части двумя историческими - "Изнанка столицы Империи" и "Рожденные Революцией". Эти части не претендуют на полную историю уголовной преступности Питера, однако многие сюжеты, рассказанные в них, были до сих пор не известны широким читательским кругам. Я хочу выразить огромную признательность Марине Владимировне Ольховской, которая помогая мне, смогла собрать в библиотеках и архивах поистине бесценный материал (кстати, любопытно, что некоторые интереснейшие документы, касающиеся истории отечественной преступности", по словам работников архивов до сих пор не изучал никто, за исключением нескольких иностранцев...) Я благодарю заведующего музеем Ленинградской милиции Ростислава Любвина, чьи материалы и консультации очень помогли в работе. Отдельную благодарность я: хочу выразить Николаю Сафронову, уже знакомому многим читателям по нашей совместной работе над романом "Адвокат".
Анализ состояния дел в современной питерской организованной преступности я попытался продолжить в неиздававшихся ранее частях "Время великой легализации" и "Питерская Кунсткамера". Часть "Хроника Питерского беспредела" является статистическо-фактологической иллюстрацией к очеркам о питерском бандитизме в 1993 - 1995 годах.
Я благодарен абсолютно всем экспертам, помогавшим мне в работе. Наверно, назвать всех поименно просто невозможно, - а кто-то, наверно, и не хотел бы, чтобы это произошло. Кому-то, наверное, это будет уже безразлично, потому что не все из них дожили до дня выхода книги. Но я благодарен и живым и мертвым.
Мне хотелось бы, чтобы чтение "Бандитского Петербурга" не было бы для вас, уважаемый читатель, только развлечением, а принесло бы и какуюто практическую пользу. Я надеюсь, что моя работа над "Бандитским Петербургом" еще будет продолжена.
Андрей Константинов, Санкт-Петербург
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ИЗНАНКА СТОЛИЦЫ ИМПЕРИИ
...Много легенд ходит о том, как был основан Петербург. Говорят, например, что когда 16 мая 1703 года Петр 1 начал копать первый ров появился в небе над государем орел, которого сумел подранить выстрелом из ружья некий ефрейтор Одинцов. Петр развеселился, счел поимку орла добрым предзнаменованием, перевязал птице лапы платком и посадил себе на руку... Хорошее настроение не покидало царя до вечера, когда началось большое гуляние, сопровождаемое пушечной пальбой...
Веселился царь, веселилось его "кумпанство", а по всей России известие о строительстве нового города вызывало проклятья и слезы. Уже к осени 1703 года на строительство Петербурга было согнано около двадцати тысяч "подкопщиков" - так в те времена называли землекопов. Однако через год Петр, недовольный темпами строительства, велел каждый год сгонять на работы не менее сорока тысяч человек. Землекопы приходили к берегам Новы минимум на два месяца, работая от рассвета до заката. Учитывая длинные летние дни - работали они почта без отдыха и умирали сотнями от переутомления и недоедания. Цифры погибших при строительстве Петербурга называют разные - 60, 80 и даже 100 тысяч человек, на самом деле в то время умерших просто не считали. Естественно, люди бежали и с самого строительства, и по дороге на него. Иногда в бегах числилась чуть ли не третья часть всей рабочей силы. Поэтому решено было вести рабочих людей (как правило, это были крестьяне - со всей матушки-России) в Петербург закованными в кандалы. Кроме того, на строительстве активно использовались солдаты-дезертиры и пленные шведы. Из-за всего этого, наверное, и ходят до нашего времени по Питеру мрачные легенды о том, что стоит он на костях каторжников, бандитов и разбойников, чьи неуспокоившиеся души продолжают творить в городе злые дела. Некоторые из этих старых легенд были упомянуты в свое время Алексеем Толстым в романс "Хождение по мукам": "Еще во времена Петра 1 дьячок из Троицкой церкви, что и сейчас стоит близ Троицкого моста, спускаясь с колокольни, впотьмах, увидел кикимору - худую бабу и простоволосую, - сильно испугался и затем кричал в кабаке: "Петербургу, мол, быть пусту", - за что был схвачен, пытан в Тайной канцелярии и бит кнутом нещадно.
Так с тех пор, должно быть, и повелось думать, что с Петербургом нечисто. То видели очевидцы, как по улице Васильевского острова ехал на извозчике черт. То в полночь, в бурю и высокую воду, сорвался с гранитной скалы и скакал по камням медный император. То к проезжающему в карете тайному советнику липнул к стеклу и приставал мертвец - мертвый чиновник. Много таких россказней ходило по городу".
Между тем реальных разбойников и бандитов в России периода строительства Петербурга было предостаточно. Причем, вопреки часто бытующему мнению, разбоем и воровством занимались отнюдь не только беглые крестьяне. Еще в 1694 году в Москве была раскрыта и ликвидирована, выражаясь современным языком, "бригада" братьев Шереметьевых, которые вместе с князем Иваном Ухтомским, Львом и Григорием Ползиковым, Леонтием Шеншиным и другими благородными господами приезжали "...средь бела дня к посадским мужикам и дома их грабили, смертное убийство чинили". Кстати, благородных бандитов наказывали совсем не так жестоко, как "подлый люд" те же Шереметьевы были освобождены на поруки и переданы "для бережения" боярину Петру Шереметьеву - правда с "казненными" (т. с. подрезанными) языками. Как все это напоминает день сегодняшний, не правда ли, Читатель? Россия меняется, а вот повадки российские... М-да... Чиновники конца XVII века были коррумпированными и жадными не менее нынешних - в том же 1694 году некий Федор Дашков совершил акт государственной измены и попытался бежать к королю Польши, однако на границе его взяли, допросили и послали в кандалах в Москву - в Посольский приказ по подследственности, так сказать. В столице, однако, Дашков был... освобожден, поскольку догадался дать думскому дьяку Емельяну Украинцеву 200 золотых... (В те времена это были деньги. А в конце 1995 года один знакомый адвокат сказал мне по секрету: "Знаешь, сколько стоит освободить невиновного человека из тюрьмы? 8 тысяч долларов. Это при том, что судье даже не нужно закон нарушать"). Коррупция и казнокрадство процветали на фоне волны грабежей и разбоев, захлестнувших страну. В 1705 году знаменитый прибыльщик Курбатов писал Петру 1: "В городах от бургомистров премногие явились кражи вашей казны. Да повелит мне Ваше Величество в страх прочим о самых воровству производителях учинить указ, да воспримут смерть, без страха же исправить трудно". Обострение криминогенной ситуации одновременно снизу и сверху, естественно, вынудило Петра лично озаботиться "лучшим устройством" полиции. Считается, что петербургская полиция получила свое начало одновременно с основанием города. Поскольку Петербург был заложен на территории Ингерманландской провинции (местечко, кстати говоря, было совсем не тихое. В то время, около берегов Балтийского моря шатались многочисленные шайки карелов, совершавших разбой, грабежи и убийства. И творя при этом бесчисленные злодейства. Эти банды не щадили ни пола, ни состояния, ни возраста. По некоторым свидетельствам, они сдирали кожу с живых людей, вырезали внутренности, забивали в пятки гвозди. Их шайки достигали численности 50 - 100 и даже 200 человек. Они состояли в основном из беглых холопов, бездомных горожан и обнищавших крестьян. Но попадались среди них и преступные потомки некогда славных родов), которой управлял князь Меньшиков, то он и сосредоточил первоначально в своих руках всю полицейскую власть. Светлейший был обязан: "и по городу и по острогу в воротах, и по башням, и по стенам караулы держать неоплошно; чтобы караулы были в указанных местах во дни и ночи беспристанно, чтобы в городе нигде разбою и татьбы, и душегубства и иного никакого воровства и корчмы, и зерни и табаку не было. А буде какие люди учинут красть и разбивать и иным каким воровством воровать, велеть таких людей имать и расспрашивать, и по них сыскивать; и учинить им по соборному уложению, кто чего доведется".
Петербург строился по образцу благоустроенных европейский городов, предполагалось, что значительная масса населения будет жить на сравнительно небольшом пространстве. Притом большая часть этого населения состояла из людей неблагонадежных, потенциально криминогенных слоев, поэтому новому городу нужна была сильная, энергичная, хорошо дисциплинированная полиция, какой в русской традиции не было. В древние времена на Руси община оберегала сама себя, позже князья наделили полицейской, судебной и фискальной властью воевод и тиунов, которые объективно были не в состоянии защитить путников и купцов от разбоев и грабежей на дорогах - как больших, так и проселочных. Потом судебно-административными центрами в России стали "Разбойный приказ", которому подчинялись губные старосты и целовалышки. Земские дворы и избы. Судебный приказ и Съезжие избы. Поэтому Петр Великий учредил Петербургскую полицию по образцу немецких городов. Во главе полицейского управления он поставил Генерал-Полицмейстера, подчиненного сенату. Первым Генерал-Полицмейстером Петербурга стал зять князя Меньшикова генерал-адъютант португальского происхождения Антон Девиер. От Петра Девиер получил инструкцию из 13 пунктов, в которых царь сформулировал особо беспокоившие его проблемы - в частности, Девиеру предписывалось пресечь разбои и грабежи, которые случались среди бела дня даже на главных улицах. В город на Неве со всех концов государства хлынули воры и разбойники, которые растворялись в бесчисленных притонах и игорных домах. Их ловили, казнили, клеймили, бросали в тюрьмы, высылали, но меньше их почему-то не становилось, что сильно озадачивало Петра. Для "фильтрации" городских жителей царь затеял перепись населения столицы, надзор же за горожанами был поручен старостам и десятским. Десятские обязаны были также выявить подозрительные дома, где много пили, играли в азартные игры, а также занимались "другими похабствами". О таких притонах десятские обязаны были доносить в Полицмейстерскую канцелярию. Однако вместо одного закрытого притона через несколько дней появлялась пара новых. По свидетельству очевидца, в Петербурге тогда по улицам и площадям постоянно слонялись "гулящие люди", основными занятиями которых были воровство, пьянство и разгул. Положение стало настолько серьезным, что в конце концов на всех улицах были установлены рогатки или шлагбаумы, которые опускались с одиннадцати часов вечера и поднимались лишь на рассвете. В этот период времени беспрепятственно пропускались лишь знатные персоны, команды солдат и врачи. "Подлые люди" могли ходить ночью лишь в случае крайней нужды и не более 3-х раз, в противном случае их брали под стражу. Фактически такое положение очень напоминало современный комендантский час. Однако несмотря на все принимаемые меры криминогенная обстановка оставалась крайне серьезной. 22 февраля 1711 года был учрежден правительственный Сенат, который почти сразу же издал указ против воров и разбойников, которых рекомендовалось вешать на том месте, где их поймали. (Сегодня подобные меры борьбы с преступностью предлагает возродить господин Жириновский, претендуя, видимо, на лавры Петра. Лидер ЛДПР, правда, упускает из вида одно обстоятельство - как ни странно, несмотря на всю жестокость полицейских мер, преступность при Петре неуклонно росла...) Для выявления злодеев Петр учредил государственную фискальную службу, а в августе 1711 года некто старик Зотов взял на себя звание государственного фискала. Так закладывались в Петербурге традиции агентурной работы - именно в этой сфере русская полиция очень скоро стала одной из самых сильных в мире... Но все это еще впереди, а тогда, при Петре, в России настала эпоха настоящего уголовного "беспредела". В 1710 году появилась шайка некого Гаврилы Старченка, численность этой банды доходила до 60 - 70 человек. Прекрасно вооруженные, эти разбойники грабили монастыри, забирали лошадей у крестьян, предавая людей мучительной смерти - известны случаи, когда шайка Старченка сжигала крестьян в печах, словно это были не живые люди, а дрова... Часто банды сколачивались из беглых солдат, хорошо обученных и вооруженных, бороться с такими формированиями было чрезвычайно тяжело даже регулярным войскам. (И снова вспоминается день сегодняшний, - почти в каждой серьезной питерской группировке или банде есть бывшие сотрудники спецслужб, консультирующие "братков" или даже непосредственно участвующие в совершении преступлений. На банды также работают и действующие сотрудники правоприменительной системы - стоит ли тогда удивляться столь малой эффективности так называемой борьбы с организованной преступностью). В 1719 году в окрестностях Петербурга, под Новгородом, в Можайском и Мещовском уездах действовали шайки по 100 - 200 человек. Эти банды отличались прекрасной дисциплиной, почти все разбойники имели верховых лошадей и умели действовать в конном строю. Такие банды могли уже захватывать не только села, но и города - в том же 1719 году разбойники ворвались среди бела дня в город Мещовск и освободили из тамошней тюрьмы своих "братков". Чем же было вызвано такое резкое обострение криминогенной ситуации в Петровскую эпоху? Говорят, что в древнем Китае существовало проклятие: "Чтоб ты жил в эпоху перемен!" Любые перемены в обществе, а тем более перемены кардинальные, революционные способствуют криминализации страны: люди теряют уверенность в сегодняшнем, а тем более завтрашнем дне, рушатся планы, судьбы, меняются уклады жизни. Часто теряются привычные источники доходов, но обязательно возникают новые расходы. Время становится динамичным, авантюрным, оно выбирает себе новых героев... Исторические параллели - вещь, безусловно, опасная, часто ими злоупотребляют и спекулируют - но, уважаемый Читатель может судить сам разгул преступности в России, и в Петербурге в частности, повторится и после революции 17-го года и после перестроечно-демократических преобразований 80- 90-х годов уходящего столетия. Вывод получается любопытным - для расцвета уголовщины важен сам факт серьезных перемен в обществе, само их наличие, а не политическая направленность этих перемен. Кстати, и прогрессивные и регрессивные перемены способствуют установлению атмосферы чиновничье-административного "беспредела" - когда мы дойдем до времен более поздних, я надеюсь, что читатель сможет сам в этом убедиться...
А пока вернемся в эпоху Петра. Чуть ли не самой большой проблемой на пути реформ и нормального функционирования государственного управления стало "ни с чем не сравнимое закоренелое и безграничное лихоимство и мздоимство". Размах взяточничества и коррупции был таков, что в 1714 году Петр 1 был вынужден издать специальный указ: "А кто дерзнет сие (лихоимство) учинить, тог весьма жестоко на теле наказан, всего имения лишен, шельмаван, или и смертию казнен будет" (Я далек от того, чтобы сравнивать Петра 1 с Ельциным, однако в этом месте нельзя не вспомнить знаменитый указ Бориса Николаевича "О борьбе с коррупцией" - вызвавший в момент издания много шума, этот указ был успешно "забыт" уже спустя год с небольшим).
Если уж сравнивать прилагаемые усилия по борьбе с коррупцией в эпоху Петра и во времена нынешние, то нельзя не признать, что Петр 1 действовал гораздо решительнее, чем первый российский президент. Царь-преобразователь не побоялся казнить подловленного на взятке князя Гагарина и некоторых других весьма высокопоставленных чиновников, при Ельцине же возникла традиция не "сдавать" людей из элиты. Однако, несмотря на казни, каторгу и прочие ужасы правоприменительной системы начала XVIII века Петр так и не смог ни искоренить лихоимство, ни обуздать преступность... Ну а после смерти великого царя - само собой разумеется, еще долгие годы воры и разбойники в новой столице и ее окрестностях творили свои черные дела без особой опаски. В начале тридцатых годов XVIII века, в царствование Анны Иоановны ситуация настолько обострилась, что для розыска воров и убийц была создана специальная войсковая группа под командованием подполковника Реткина. Этот бравый подполковник только в 1732 году задержал 440 человек по подозрению в совершении различных преступлений. Из этих задержанных двадцать были признаны убийцами и казнены, пятнадцать - ушли на вечную каторгу и сгинули там, восемьдесят пять воров получили кнут и батоги, после чего их отпустили с миром, шестеро, идентифицированных как дезертиры, были отконвоированы в родные части. 14 человек умерло под караулом, не дождавшись разбирательства - что свидетельствует о том, что условия предварительного заключения в те веселые времена были, прямо скажем, не слишком комфортными... (Еще 10 из этой компании были "отосланы к суду", их дальнейшая судьба неясна). Но двести девяносто задержанных были оправданы и отпущены, не понеся никакого наказания (кроме, естественно, предварительной отсидки). Эту цифру - двести девяносто из четырехсот сорока, можно воспринимать двояко: с одной стороны она свидетельствует о низкой эффективности усилий "специального отряда быстрого реагирования" того времени, а с другой - опровергает бытовавший миф о том, что в России, мал, спокон веков - попал в тюрьму - значит преступник... (Кстати, об эффективности СОБРов... После того, как в начале апреля 1995 года членами "казанского" преступного сообщества был убит сотрудник РУОПа старший лейтенант Троценко, СОБР и РУОП, поставив на уши весь город, задержали несколько сотен (!!!) подозрительных личностей. Сколько народу было "отметелено" при задержаниях, сколько побито посуды в кабаках, сколько раздавлено пейджеров и радиотелефонов! А уже через несколько дней почти все (!) задержанные оказались на свободе). Ну, а что касается отряда подполковника Реткина, то судя по всему, результаты его деятельности удовлетворяли высшие власти империи. Бравый рубака гонялся за ворами и разбойниками еще несколько лет, неуклонно повышая свои показатели: в 1736 году его почтенные схватили уже восемьсот тридцать пять человек, из которых два были казнены, сосланы - 37, выпороты и отпущены - 157, 21 дезертир убыли обратно в свои части, ну а в "предвариловке" скончалось 26... Четыреста девяносто два человека были отпущены со словами "ошибка вышла, браток". А может быть и вовсе безо всяких слов - и то ладно, что отпустили... Правда, возникает еще одна мысль, когда читаешь замечательные показатели подполковника Реткина: а не дутые ли цифры задержанных? Статистика во все времена служила благой цели успокоения власть имущих. Сомнения такие возникают вот по какой причине - несмотря на рейды Реткина от разбойничьих шаек в окрестностях Петербурга настолько житья не стало, что в 1735 году Сенат, заслушав леденящий душу доклад Полицмейстерской канцелярии, постановил начать вырубку леса от Петербурга до Соснинской пристани. (Любопытный, кстати, факт из того времени: дикие лесные разбойники... послали три письма фельдмаршалу Брюсу с требованиями денег и обещаниями самых мрачных перспектив в случае отказа платить... Вот оно как было-то, на фельдмаршалов "наезжали"). На тридцать сажен по обе стороны дороги на Новгород лес также подлежал вырубке, потому что чуть ли не на каждой версте поджидали путников угрюмые воровские компании. Против разбойничьих шаек, как правило, посылались войска, которые вовсе не всегда выходили победителями из кровавых жестоких стычек. Наглость питерских воров дошла до того, что в 1740 году они убили часового в Петропавловской крепости и украли несколько сот рублей (это была большая сумма в то время) казенных денег.
В 1741 году на престол взошла императрица Елизавета - "дщерь Петрова". Впрочем "взошла", пожалуй, термин не совсем точный, скорее она силой была возведена на трон гвардией. Ну, а поскольку за все на этом свете надо платить, пришлось Елизавете во время своего правления закрывать глаза на художества своей гвардии. Офицеры, сержанты и солдаты при Елизавете вытворяли такое, что оторопь" берет. Видно, твердо уверены были служивые в своей неподсудности и безнаказанности. Сведения о "беспределе" армии в то время дает Соловьев: "Чаще всего заводителями беспорядков, виновниками преступлений в царствование Елизаветы являлись люди из войска. Сила, даваемая оружием, вела грубых людей к тому, чтобы пользоваться этой силой против безоружных сограждан". Многое стоит за этими скупыми строками. Бесчинства военных, решивших, что пришло время насладиться плодами совершенного ими дворцового переворота, как правило, не доходило до суда - по крайней мере в тех случаях, когда преступления совершались офицерами. Военные грабили прямо на улицах, а в некоторых ситуациях не стеснялись и вламываться в дома богатых купцов, вырезая целые семьи... Дай не только купцы страдали - в самом начале царствования Елизаветы в Петербурге караул, которому было положено охранять дом графа Чернышева, разграбил этот самый дом и убил малороссийского шляхтича Лешинского, пытавшегося остановить солдат... В те времена трактирщики и хозяева постоялых дворов часто вынуждены были бесплатно давать кров, пищу и вино людям со шпагами - такое вот "мушкетерское" время наступило в России. Взамен постояльцы из военных давали трактирщикам своеобразную "крышу" т.е. защищали от произвола других вооруженных групп. Часто офицеры и солдаты, оставив службу, целиком посвящали себя преступному промыслу. В 1750 году была разгромлена крупная шайка воров и разбойников, за которыми числились чудовищные преступления и злодейства. Когда захваченные преступники начали давать показания, выяснилось, что всей организацией руководил отставной прапорщик Сабельников, который основал настоящую разбойничью базу со своей пристанью, с избами и тайниками, со складами оружия. Отставной офицер Сабельников лично разрабатывал все операции по разбойным нападениям, подробно инструктировал своих подчиненных, отправлял их на дело, с каждой акции брал себе долю, а иногда и сам ездил размяться, так сказать. (Ну как тут не вспомнить день сегодняшний, когда большинство "крестных отцов" современной организованной преступности давно ухе не совершают преступления своими руками, а лишь "разрабатывают" их и руководят процессом - получая, естественно, свою долю. Правда, время от времени "понятия" требуют от некоторых из них что-то сделать и лично. Говорят, что некоторые воры в законе, разъезжая на "Мерседесах" и проживая в многоэтажных особняках, раз в месяц спускаются в метро и на глазах у своей "пристяжи" тащат кошельки с грошами из кармана какого-нибудь работяги. Такое "личное участие" сильно повышает авторитет в глазах окружения и свидетельствует о верности традициям).
И вот что любопытно: несмотря на то, что Россия с одной стороны была охвачена криминальным "беспределом", - а с другой - произволом властей на всех уровнях - в нашу страну "на ловлю счастья и чинов" ехали иностранцы чуть ли не со всей Европы. И ни разбойники, на бандитствующая гвардия, ни коррумпированные власти их не останавливали. Они приезжали в Россию XVIII века по тем же причинам, что и в 90-х годах XX столетия. Страх пред ужасами беспредельной непонятной страны отступал пред величиной возможного выигрыша. Те иностранцы, которым повезло, становились в России генералами, адмиралами, губернаторами... И никто не знает, сколько искателей счастья навсегда сгинуло в нашей стране. Нет такой статистики. Остались только слухи и страшные легенды. Говорят, что многие корчмы и постоялые дворы на дорогах, идущих от Петербурга, стояли в буквальном смысле на костях убитых иностранцев. Как правило, их грабили и убивали не тогда, когда они только ехали в Россию - что возьмешь с голодранцев? - а тогда, когда они, разбогатев, возвращались домой. Такие "хитрые" постоялые дворы иногда работали, как настоящие "фабрики смерти" - в газете "Санкт-Петербургские ведомости" от И июля 1730 года встречаем такую вот информацию: "Некоторый Швеции капитан с женою и четырьмя детьми и служанкою из России в свое отечество ехавший недалеко от Санкт-Петербурга на границе от некоторого корчемщика, который может у него какие деньги усмотрел, со всеми при нем бывшими убит и под избу в яму брошен..."
Кстати - такие разбойные трактиры и корчмы - достаточно давняя традиция в России, еще в былинах об Илье Муромце встречаются похожие сюжеты...
Вообще в России середины XVIII века "уголовной" столицей все-таки была Москва, а не Петербург - во-первых, Питер был "моложе", не успели сложиться традиции, во-вторых - сами преступники старались не очень "беспредельничать" в Санкт-Петербурге, где по причине близости центральной власти проще было "попасть под замес". Была даже такая тенденция совершив преступления в Питере - немедленно бежать в Москву, там было и спрятаться легче и краденное сбыть. В "златоглавой" же криминогенная обстановка была просто кошмарной - только знаменитый вор - сыщик Ванька-Каин с 28 декабря 1741 года по ноябрь 1743 года сумел поймать 510 разбойников, воров, скупщиков краденного, фальшивомонетчиков и убийц, среди которых, кстати, было и несколько питерских "гастролеров".
В 1748 году в Москве началась настоящая вакханалия поджогов, убийств, разбоев и грабежей, это настолько испугало Елизавету Петровну в Петербурге (она полагала, что поветрие может перекинуться и в столицу), что вокруг императорских дворцов на площадях выставлялись пикеты из гвардейских полков, которые должны были вылавливать разных злодеев и разбойников, впрочем, сама Елизаветинская гвардия, как уже упоминалось выше, могла бы многим разбойникам и злодеям дать фору...
В самом Питере, как уже говорилось, было все же поспокойнее, зато вот в его близких и дальних окрестностях разбойники "шуровали" вовсю - в Олонецкий уезд специально для наведения порядка был послан отряд поручика Глотова, которому удалось изловить немало лихих людей. От захваченных в плен разбойников удалось узнать, что в глухом Каргопольском лесу есть у них своеобразная база - настоящий разбойный стан. Глотов направил было туда людей, чтобы выжечь преступное гнездо, но оказалось, что его уже опередили - два молодых местных охотника, одному из которых было 17 лет, а другому 20 случайно натолкнулись в лесу на избушку, из которой вышли три человека и пригласили на огонек, пообещав убить, если не примут охотники вежливого приглашения. Войдя в избу, звероловы увидели целый арсенал ружья, рогатины и поняли, куда попали. Разбойники меж тем тихонько совещались, как бы им половчее убить охотников, чтобы те не донесли на них - и решили они провернуть все дело в бане, куда двое и отправились. На третьего же, оставшегося в избе, прыгнул один из юношей и заколол ножом. Схватив ружья, звероловы побежали к бане, застрелили одного злодея через окно, а другого - когда тот в дверь выскочил. Уходя, молодые охотники спалили разбойный стан дотла - чтоб другим злодеям приюта не было... Сенат с удовольствием заслушал это "приключенческое" дело и постановил отпустить смелых юношей без наказания...
В Петербурге между тем начинали понемногу расцветать более "интеллигентные" виды преступлений - аферы, мошенничества, карточное шулерство, подделка официальных документов. К 1761 году тайных игорных приютов, в которых орудовали шулера, стало настолько много, что потребовался специальный высочайший указ о запрете играть в частных домах "...во всякие азартные игры, в карты, то есть в фаро, в квинтич и им подобные на деньги и вещи".

Константинов Андрей Дмитриевич - Бандитский Петербург 2 -> вторая страница книги


Нам хотелось бы, чтобы деловая книга Бандитский Петербург 2 автора Константинов Андрей Дмитриевич понравилась бы вам!
Если так окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Бандитский Петербург 2 своим друзьям, установив у себя гиперссылку на эту страницу с произведением: Константинов Андрей Дмитриевич - Бандитский Петербург 2.
Ключевые слова страницы: Бандитский Петербург 2; Константинов Андрей Дмитриевич, скачать, бесплатно, читать, книга, онлайн, ДЕЛОВОЙ

А - П

П - Я