ДЕЛОВОЙ - главная     Авторам и читателям    научная книга "Деньги"    Many-Books.Org    Контакты

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Ауэрбах Л.

Рассказы о вальсе


 

Тут выложен учебник Рассказы о вальсе , который написал Ауэрбах Л..

Данная книга Рассказы о вальсе учебником (справочником).

Книгу-учебник Рассказы о вальсе - Ауэрбах Л. можно читать онлайн или скачать бесплатно тут, на этой странице, без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Рассказы о вальсе: 19.53 MB

скачать бесплатно книгу: Рассказы о вальсе - Ауэрбах Л.















Моей жене и другу Рите Григорьевне

Приглашение к вальсу
Человечество танцует с незапамятных времен. Уже в на­скальных рисунках, созданных несколько тысяч лет тому назад, встречаются изображения пляшущих людей. А в дошедших до нас творениях живописи и скульптуры Древ­ней Греции и Рима, Древнего Египта и Китая танцеваль­ным сюжетам нет числа. И рядом с человеком танцующим нередко изображен человек играющий, с музыкальным ин­струментом в руках. Музыка и танец - неразлучные дру­зья, танец без музыки почти немыслим. Но танцевальная музыка двухтысячелетней давности для нас, к сожалению, потеряна, да и о самих танцевальных движениях мы ма­ло что знаем. Однако чем ближе к нашей эпохе, тем све­дений у нас все больше, а о танцах последних пятисот лет нам уже многое известно.
Танцевальная мода за это время неоднократно меня­лась. Тем более что у каждого народа есть свои пляски, у каждой общественной группы - свои танцевальные сим­патии, у каждой эпохи - свой танец-фаворит. На балах у испанских королей некогда танцевали медлительную павану или торжественно-чинную сарабанду, а на палу­бах кораблей английские матросы лихо отплясывали жи­гу, французские предпочитали матлот. В украинских де­ревнях плясали гопак, в горных аулах Кавказа - лезгин­ку, а на улицах итальянских городов царила в дни карна­вала тарантелла.
Однако история знает случаи, когда какой-либо мест­ный танец постепенно распространялся во многих странах Европы и надолго завоевывал их. Таков был, например, менуэт. Возникший как народный хороводный танец в деревнях французской области Бретань, он затем попал в столицу и стал исполняться на королевских балах; а из Парижа, этого законодателя европейской моды, он рас­пространился по другим странам и стал в XVIII веке од­ним из главных бальных танцев придворных, аристокра­тических, буржуазных кругов.
Галантный менуэт! Танцующие двигаются маленькими шажками, кавалер изящным движением снимает шляпу, кланяется, дама церемонно приседает в глубоком реверан­се. Они танцуют, по сути дела, раздельно, лишь иногда позволяя себе коснуться друг друга кончиками пальцев. Движения медлительны, па изысканны... Из бального зала менуэт проник на оперную сцену, а затем вошел как чисто музыкальный жанр в сонату, квартет, симфонию.
Но век менуэта не бесконечен, ему на смену пришел другой фаворит - вальс, самый популярный в Европе XIX и XX веков танец. Вот уже двести с лишним лет живет вальс - для нашего быстротекущего времени срок очень большой. Появилось немало других массовых тан­цев: танго, фокстрот, чарльстон, затем рок-н-ролл, твист, шейк, а пары все кружатся под звуки вальса.
Вальс устарел,- говорит кое-кто смеясь.
Век усмотрел в нем отсталость и старость.
Робок, несмел, наплывает мой первый вальс...
Почему не могу я забыть этот вальс?..
Твист и чарльстон, вы заполнили шар земной.
Вальс оттеснен, без вины виноватый.
Но, затаен, он всегда и везде со мной,
И несет он меня, и качает меня
Как туманной волной.
Смеется вальс над всеми модами века...
(песня Э. Колмановского и Е. Евтушенко «Вальс о вальсе»)

Как музыкальный жанр вальс прожил богатую собы­тиями жизнь. Сотни композиторов сочиняли вальсы, на­писано их много, десятки тысяч, может быть, даже мил­лион; никто и нигде этого не подсчитал. Но представим себе, что существует «музей вальса»; мы отправляемся туда на экскурсию, чтобы познакомиться с наиболее ин­тересными, с самыми разнообразными экспонатами.

Как возник вальс
Вот три любопытные бытовые картинки. Первая: празд­ник в чешской деревне. Сельский ансамбль - скрипка, флейта, кларнет, волынка, контрабас - расположился на деревенской площади и заиграл танцевальные мелодии, молодежь пустилась в пляс. Один танец сменяет другой: скочна, соуседска, полька, матеник. Последний особенно забавен: «матеник» значит «путаница»; имеются в виду танцевальная путаница - всякие забавные коленца и вы­крутасы и музыкальная путаница - перебивы трехдоль­ного движения двухдольным.
Одна из разновидностей матеника - фуриант (что зна­чит «франт», «гордец»). Вначале танец этот имел юмори­стический характер. Юноша, пародируя расхваставше­гося толстого, надутого седлака, танцует, упирая «руки в боки» и топая ногами, скидывает во время танца каф­тан, чтобы показать свою дорогую полотняную рубаху, и устремляется за девушкой, кружащейся в легком танце и старающейся упорхнуть от назойливого кавалера; но юноша настиг девушку, обнял ее за талию, и они танцуют соуседску. А крестьяне, стоящие вокруг, поют веселую песню, популярный и знаменитый «Седлак»:
Седлак, седлак, седлак,
Еще разок седлак.
Седлак, седлак, седлак,
Он знатный пан.
Он такой пузатый,
Пояс на кожухе...
Тули-тули-тули-
Ту-тули-пан.
В дальнейшем фуриант утратил черты пародийности, в характере его исполнения теперь акцентируется горде­ливый задор. Именно так использован фуриант в «Славян­ских танцах» (№ 1 и 8) Антонина Дворжака - как выра­жение стихийной народной силы, гордости и молодечества. Важно, однако, отметить, что в народных мелодиях фурианта, как впоследствии и в фуриантах Сметаны и Дворжака, есть много эпизодов музыки характерно валь­сового строения. Этот танец - один из истоков будущего вальса.
Картинка вторая: гуляние во французской деревне. Здесь свои танцы, и один из самых популярных - вольт. Он зародился в Италии, но особое распростране­ние получил во Франции. Танцуют вольт парами, с вра­щением на месте, с различными поворотами (итальянское «вольтаре» и означает «поворачивать») одного из танцую­щих вокруг другого. А в музыке вольта звучат предвест­ники вальса.
Картинка третья: народный праздник в австрийской деревне, в области Ландль, граничащей с Германией. Здесь самый любимый танец - лендлер. Когда-то это был танец сватовства. Начинался он лирической сцен­кой знакомства юноши и девушки; сам танец был степен­ным и сдержанным. Со временем лендлер, утратив обря­довое значение, превратился в быстрый и веселый танец. Кавалер, выбрав понравившуюся девушку, выводил ее на круг, вращал партнершу вокруг себя, и оба постепенно продвигались по кругу за другими парами.
Лендлер, самый близкий к вальсу из его предшествен­ников, именовался различно, по названиям местностей: «тирольский танец», «штирийский» или - шире - «немецкий танец» - либо по характеру движений: «дреер», «роллер» и, наконец, «вальцер», что значит «вертя­щийся».
Словом, вальс родился из многих танцев разных наро­дов Европы. Это произошло в 70-х годах XVIII века. Бы­стрый и зажигательный, стремительный и жизнерадост­ный, вальс пришел на смену чопорному и медлительному менуэту.
В чем заключается новшество вальса - музыкальное и танцевальное? Вначале о музыке. Вальс, как лендлер и менуэт, танец трехдольный. Но в мелодиях лендлера звучат в каждом такте чаще всего пять или шесть нот, а в мелодиях вальса - три или две, даже одна нота; мелодии лендлера несколько медлительны, а вальса - подвижны. В менуэте подчеркиваются все три доли такта, причем довольно часто на каждой доле берется свой ак­корд, да еще нередко со сменой гармонии, что отвечает сдержанному и чинному, несколько тяжеловесному харак­теру этого танца. В вальсе же, где в такте, а иногда в двух, четырех и даже восьми тактах сохраняется одна гармония, где из такта в такт повторяется почти обязатель­ная неизменная формула аккомпанемента «бас - ак­корд - аккорд», подчеркивается только первая доля; ба­совая нота словно снимает тяжесть с «привешенных» к ней двух последующих аккордов. Все это сообщает музы­ке вальса живость, придает легкость и стремительность его вращательным и скользящим движениям.
Вместе с музыкой изменился и характер танцеваль­ных движений. Вспомним, что в менуэте кавалер и дама танцуют фактически раздельно; в лендлере или фурианте партнеры по танцу связаны более органично, позволяют себе в общении больше «вольностей». Но именно в вальсе дама и кавалер - одна танцующая пара, кружащаяся в едином довольно сложном движении. Как земной шар вращается вокруг своей оси и одновременно движется по орбите вокруг солнца, так и вальсирующая пара вра­щается «вокруг себя» и стремительно несется по «орбите танцевального зала».
Итак, наступила новая танцевальная эпоха. В масшта­бах жизни всего человечества, на фоне исторических со­бытий, потрясших Европу на рубеже XVIII и XIX ве­ков, смена танцев-фаворитов - факт более чем скромный, но и в нем проявились некоторые прогрессивные устрем­ления времени. Великосветскую церемонность вытесняли большая простота нравов, естественная общительность в поведении, свобода и раскованность чувств.
Однако путь вальса к всеобщему признанию был не­легок. Аристократической и буржуазной среде многое в новом танце казалось неприемлемым. Движения валь­са находили неприличными: виданное ли дело, чтобы кавалер при всех обнимал барышню за талию и прижимал к себе... Ужасно! Как сказал один французский журна­лист, «предел непристойности и скабрезности». Энтузиазм, с которым танцевали вальс, воспринимался тогда, вероятно, так же, как сейчас воспринимаются неистовст­ва молодежи, танцующей твист или шейк.
Против вальса были официальные и неофициальные выступления. В Вене в первое десятилетие XIX века запрещалось танцевать вальс больше десяти минут. Джордж Байрон написал в 1813 году шуточную поэму «Вальс», сатирические стрелы которой направил против принца-регента и его министров; мимоходом английский поэт высмеивает и вальс, в ту пору входивший в моду. Байрона поддержал автор одной из статей в газете «Тайме», высказавший возмущение тем, что в программе королевского бала - это было в 1816 году - оказался и вальс, «чувственный и непристойный танец». На балах, которые давались во дворцах немецких кайзеров, вальс был под запретом на протяжении почти всего XIX века. Запрет снял лишь кайзер Вильгельм Второй при вступ­лении на престол в 1888 году.
В России вальс также подвергался гонениям. Его не­взлюбила Екатерина Вторая, а при Павле Первом опуб­ликовали полицейское предписание, запрещавшее «упот­ребление пляски, вальсеном именуемой».
Но запреты не помогали, и вальс распространялся по Европе, как было сказано в одном трактате, «наподобие эпидемии насморка». XIX век прошел под символом вальса, его танцевали везде, во всех кругах общества; он проник в другие жанры профессиональной музыки - оперу, балет, симфонию, сюиту, его музыка приобрела самостоятельное концертное значение. Вальс оказал существенное влияние на развитие европейской музыки XIX и XX веков.
Одно из самых первых описаний вальса в художественной ли­тературе дал Иоганн Гёте в романе «Страдания юного Вертера», написанном в 1774 году. В письме к другу («Страдания юного Вертера», как известно, «роман в письмах») Вертер рассказывает о знакомстве с Шарлоттой и о том, как они отправились на заго­родный бал, затеянный молодежью, где танцевали менуэт, англез, контрданс - и вальс!
«Танец начался, и мы некоторое время с увлечением выделыва­ли разнообразные фигуры. Как изящно, как легко скользила она! Когда же в вальсе закружились все пары, поднялась сутолока, потому что мало кто умеет вальсировать. Мы благоразумно подожда­ли, чтобы наплясались остальные, и, когда самые неумелые очисти­ли место, выступили мы еще с одной парой... Никогда я еще не двигался так свободно. Я не чувствовал собственного тела. Поду­май, Вильгельм,- держать в своих объятиях прелестнейшую девуш­ку, точно вихрь носиться с ней, ничего не видя вокруг...»

Венский вальс
На одной из маленьких уютных площадей Вены, над входом в ресторан «Грихенбайзель» («Греческий каба­чок»), высится скульптура музыканта с волынкой в ру­ках. Надпись поясняет: «Здесь пел свои песни милый Августин». Итак, музыкант с волынкой - это знамени­тый Августин, певец и балагур, весельчак и острослов, любимец Вены. Неизвестно, был ли Августин реально существовавшей личностью или он - герой легенды. А легенд с ним связано много, и большинство из них повествует о событиях 1679 года, когда в Вене зверство­вала страшная эпидемия чумы, «черной смерти». Расска­зывают, будто бы Августин, возвращаясь с веселой пи­рушки, «свалился вместе со своей волынкой в яму, куда сбрасывали скрюченных чумой. Проснувшись, музыкант выкарабкался из ямы и как ни в чем не бывало пошел восвояси» (Л. Степанов) - веселый Августин победил чу­му. По другой легенде, Августин, которого и смерть не брала, поддерживал своими песнями у венцев бодрость духа; когда чума наконец покинула Вену и венцы, прятав­шиеся от нее по своим домам, осмелели и вышли на ули­цу, первым, кого они увидели, был веселый, неунываю­щий Августин со своей волынкой и песнями. Благодарные венцы сложили в его честь песню «Ах, мой милый Ав­густин», под которую «отплясывали» победу над «черной смертью». Впоследствии весельчаку Августину поставили в Вене несколько памятников, но лучший из них - песня «Ах, мой милый Августин»:
Ах, мой милый Августин, Августин, Августин,
Ах, мой милый Августин, плохи дела!
Счастья нет, друга нет,
Черным стал белый свет,
Ах, мой милый Августин, жизнь тяжела!
С этой песни, ставшей народной и приобретшей черты вальса, и начинается, возможно, история венского вальса. Но есть и более точная дата его рождения: год 1786-й.
Венский «Бургтеатр» переживал кризис, нужна была новая опера, которая привлекла бы публику. Из пред­ставленных на объявленный конкурс нескольких произве­дений руководители театра отдали предпочтение опере «Редкая вещь» пребывавшего тогда в Вене испанского композитора Висента Мартина-и-Солера. Премьера состоя­лась 17 ноября 1786 года, оперу приняли весьма добро­желательно. Особенно понравился публике финал второго акта, где четыре девушки - Кита, Лила, Тита и Лубия - танцуют под музыку, которую композитор обозначил как «вальс» - первое упоминание вальса в опере! Успех «Редкой вещи» нарастал от спектакля к спектаклю, что даже явилось одной из причин, почему великий шедевр Моцарта - опера «Свадьба Фигаро», премьера которой со­стоялась в мае 1786 года, - прошел на сцене всего девять раз и был снят с афиши. Вальс из «Редкой вещи» по­пал с оперной сцены в репертуар танцевальных оркест­ров, и в течение многих лет его везде играли, напевали, под него танцевали.
А танцевать вальс венцы очень любили. Танцевали его всюду: и на праздниках простого люда, и на королевских балах. Когда в 1815 году на Венский конгресс, завершив­ший войну Европейской коалиции против Франции Наполеона I, съехались короли, цари и императоры, то они не только перекраивали карту Европы и занимались делами ее послевоенного переустройства, но и предава­лись увеселениям и танцам на балах, которые давались во дворцах венской знати и, конечно же, в Шенбрунне - летней резиденции австрийского императора. Это был, как острили злые языки, «танцующий конгресс» и даже «вальсирующий конгресс», ибо именно вальс пользовал­ся особенной популярностью у венской знати.
Для удовлетворения «танцевальных аппетитов» вен­ских бюргеров, находившихся на социальной лестнице ступенькой ниже, в столице Австрии открыли много бальных залов. Особым великолепием отличалось бальное заведение «Аполлон», многочисленные залы которого по­ражали роскошью отделки, расписными потолками, бас­сейнами и фонтанами; в танцевальных залах играло не­сколько оркестров, и всюду вальсировали, изящно скользя по блестящему паркету.
Имело свои места развлечений и низшее сословие Вены: многочисленные кабачки, погребки и рестораны, посещавшиеся мастеровыми, ремесленниками, представителями кругов небогатой интеллигенции - врачами, юристами, актерами, чиновниками. Венские кабачки пер­вой четверти XIX века чрезвычайно колоритны. Эпоха царствования австрийского императора Франца II, ког­да во главе правительства стоял канцлер Клемент Меттерних, отмечена наступлением острой реакции. По ма­лейшему подозрению в нелояльности запрещались и за­крывались газеты, театры, клубы. Даже невинные собра­ния в частных домах на дружескую пирушку брались по­лицией под надзор. Безопаснее было собраться в кабачке, где за кружкой пива можно вести в укромном уголке беседы на политические темы под звуки экосеза или вальса.
В опере Моцарта «Дон-Жуан», написанной в 1787 году, в сце­не бала у Дон-Жуана звучат одновременно три танца, исполняемые тремя оркестрами: менуэт на 3/4, контрданс на 2/4 и вальс на 3/8. Дело в том, что на балу оказалась разношерстная публика: дворяне донна Анна и дон Оттавио, крестьяне Церлина и Мазетто с их односельчанами, слуга Лепорелло. Естественно, что предста­вители различных социальных групп танцуют различные танцы.
Здесь великий австрийский композитор проявил не только вы­дающееся мастерство, умело соединив в гармоничном звучании три различных танца, но и чуткость художника, использовавшего танцы с учетом их социальной принадлежности: донна Анна и дон Оттавио танцуют изысканный менуэт, Дон-Жуан, применяясь к вкусам простой крестьянки Церлины, танцует с ней контрданс, а про­столюдины Лепорелло и Мазетто лихо пляшут простенький вальс.
Мелодия одного из вальсов Моцарта - № 3 из цикла «Шесть немецких танцев» - стала популярной детской вальсовой песенкой «Жил-был у бабушки серенький козлик».

Шуберт импровизирует вальсы
Заглянем в один из венских кабачков, в тот самый «Грихенбайзель», где, по преданию, распевал свои песни милый Августин. В наши дни это одна из достопримечательно­стей Вены, и каждый посетитель невольно обращает вни­мание на потолок в одном из залов, украшенный подпи­сями многих великих людей. Кому-то из давнишних хо­зяев кабачка пришла мысль брать у именитых посетите­лей автографы, а затем воспроизводить их в увеличенном виде на потолке. Взгляд останавливается на росписях Марка Твена и И. С. Тургенева, Стефана Цвейга и Ф. И. Шаляпина. А музыканты не могут не обратить внимание на автографы Людвига ван Бетховена и Фран­ца Шуберта.
«Грихенбайзель» - одно из тех мест, где в 20-х годах прошлого века нередко собирался кружок друзей, центром притяжения которого был композитор Шуберт. Собрания кружка посвящались литературе, живописи, театру, здесь обсуждались новые произведения, велись жаркие споры. Музыкальные собрания кружка именова­лись «шубертиадами», на них исполнялись новые произ­ведения композитора, распевались его песни и, конечно же, танцевались его танцы.
На этих дружеских вечерах зачастую касались зло­бодневных политических и социальных вопросов, крити­ковали правительство, развивали идеи государственных преобразований. Но как только возникала опасность, что может нагрянуть полиция, картина мгновенно меня­лась: звенели бокалы с вином, затягивались песни, Шуберт садился за фортепиано и играл танцы, друзья танцевали.
Сам Шуберт не танцевал. Близорукий, немного роб­кий, «Шваммерль» («толстячок»), как его ласково назы­вали друзья, он охотнее выполнял в своем дружеском кружке роль тапера: садясь за фортепиано, импровизиро­вал танцевальные мелодии, нанизывая их одну на другую целыми цепочками, чаще всего - вальсы и близкие им по характеру лендлеры и немецкие танцы, но также ме­нуэты, экосезы и галопы.
К сожалению, многие танцы Шуберта так и остались импровизациями, один раз сыгранными и забытыми. Толь­ко некоторые мелодии, особенно понравившиеся друзьям, чем-то удовлетворившие самого композитора, повторя­лись им, а затем записывались. И лишь совсем немногие были при жизни Шуберта напечатаны. Сейчас в собра­нии сочинений композитора целых два тома отданы его танцевальным пьесам; их более четырехсот, в том числе тридцать менуэтов, семьдесят экосезов и триста валь­сов, лендлеров и немецких танцев.
Вальсы Шуберта - это, как правило, небольшие пьесы, танцевальные миниатюры, где каждая - один музыкальный образ, одно настроение. Чаще всего Шуберт играл веселые, жизнерадостные, бравурные вальсы. Но в порыве вдохновения, отдавшись целиком процессу сочинения музыки, забыв о танцующих друзьях, он нередко впле­тал в цепочку танцев вальсовые мелодии, исполненные мягкой и нежной грусти, тонкой и проникновенной ли­рики.
Некоторые вальсы Шуберта еще при его жизни поль­зовались большой популярностью, а судьба одного из них и вовсе необычна. Этот Вальс ля-бемоль мажор, миниа­тюру в 16 тактов, композитор сочинил, по-видимому, в 1816 году, когда ему было 19 лет. Несколько рукопис­ных экземпляров Шуберт вручил друзьям, которым вальс очень понравился. Затем его ноты переписывались люби­телями и передавались из рук в руки, причем в новые экземпляры вкрадывались неточности, а имя композитора не всегда проставлялось.
Своим вальсам Шуберт названий не давал, и неизвест­но, кому пришла странная мысль дать этой трогательной миниатюре заголовок «Траурный вальс». Его музыка вовсе не траурная, а скорее благородно-мечтательная; может быть, лишь на миг прорывается нотка скрытой грусти, но преобладает настроение светлой поэтичности. Когда вальс был впервые напечатан, то издатель оста­вил без ведома автора название «Траурный вальс», под которым он и стал широко известен. Впоследствии он публиковался и под другими названиями: «Желание», «Любимый вальс», «Томление»; последнее название встре­чается чаще всего. Печатался вальс под фамилией Шуберта, иногда без указания автора, а нередко припи­сывался другим композиторам, в том числе Бетховену. Однако, когда ему показали пьесу «Томление», напеча­танную под его именем, Бетховен сказал, что это не его произведение.
Появилось немало переложений шубертовского вальса для различных инструментов: флейты, скрипки, гитары, на его тему сочинялись многочисленные вариации. Осо­бенно популярны были вариации Карла Черни, причем ему приписывалось и авторство самой темы. Правда, один проницательный рецензент, оценив высокие достоин­ства темы, сделал правильный вывод, что вариации напи­саны «на более красивую тему, чем они заслуживают».
Немало было публикаций вальса Шуберта в виде пес­ни или романса, также с различными названиями: «На­слаждение природой», «Любовь и тайна», с подтекстов­кой невыразительных, слабых в поэтическом отношении стихов, причем чаще всего в них звучала тема неразде­ленной любви и воспоминаний об утраченном счастье, что в общем-то не очень противоречит характеру музыки.
В России вальс Шуберта стал известен и популярен еще при жизни его создателя, но, к сожалению, и здесь допускалась ошибка в указании автора (чаще всего - как и в венских изданиях - назывался Бетховен). Из инструментальных переложений достойны упоминания Вариации знаменитого гитариста А. О. Сихры (напеча­таны в 1827 году как вариации «на вальс Бетховена»), и поныне входящие в репертуар наших гитаристов.
Чем объяснить, что скромный вальс, сочиненный Шу­бертом для танцевальных вечеров своих друзей, обрел такую сложную и разветвленную биографию? Дело в том, что многие танцы, созданные Шубертом как произведения бытового назначения, отличаются столь значитель­ными художественными достоинствами, что возвысились до уровня музыки концертной. Венгерский композитор Ференц Лист, автор ряда прекрасных фортепианных транскрипций песен Шуберта, создал цикл из девяти ярких концертных пьес «Венские вечера. Вальсы-каприсы по Шуберту», в которых блестяще разработал несколько десятков лучших вальсов венского композитора. В своих «Каприсах» Лист отошел довольно далеко от оригиналов, одев скромные вальсы Шуберта в пышный и сложный фактурный наряд, с многозвучием аккордов, разнообра­зием гармоний, обилием пассажей и фигурации. Послед­няя пьеса цикла - вариации на тему все того же «Траур­ного вальса».
* * *
Вслед за Листом и другие пианисты стали включать в свои программы вальсы Шуберта. Сергей Прокофьев, много выступая в 20-е годы как пианист в странах Америки и Западной Европы, иг­рал, помимо своих произведений, пьесы композиторов-классиков, но, не желая обращаться к заигранному репертуару, сделал целый ряд транскрипций малоизвестных пьес. В 1920 году он отобрал несколько вальсов Шуберта (идея была подсказана И. Стравин­ским) и объединил их в сюиту, почти не изменив авторских ориги­налов, которую неоднократно играл с большим успехом. В 1923 году Прокофьев переработал эту сюиту для двух фортепиано, на этот раз значительно усложнив фактуру непритязательных в своей простоте вальсов Шуберта.

Первый концертный
Как приглашают на танец? В разные эпохи, у разных народов, в разных общественных кругах были - и ныне существуют - свой особый этикет и ритуал. Но одно правило почти универсально: кавалер приглашает даму.
Оригинальный музыкальный ответ на этот же вопрос дал немецкий композитор Карл Мария фон Вебер (1786 - 1826) в произведении, которое так и называется: «При­глашение к танцу». Эта блестящая концертная фортепиан­ная пьеса, написанная в 1819 году, до сих пор входит в репертуар пианистов.
Пьесу «Приглашение к танцу» открывает большой вступительный эпизод, о музыке которого Чайковский в одной из статей 1873 года писал: «...в интродукции Вебер, несомненно, изображает переговоры влюбленной пары, робкие намеки, тайные пожатия, страстные мимо­летные взгляды... Потом пара уносится в вихре вальса...»
Но существует и более конкретное толкование музыки интродукции. Когда Вебер, только еще сочиняя «Пригла­шение к танцу», играл интродукцию своей невесте Ка­ролине Брандт («Моей Каролине»,- сказано в посвя­щении), то дал ей точные разъяснения, что обозначает каждая музыкальная фраза, каждый мотив и такт. На­чальная мелодия в нижнем, «мужском» регистре форте­пиано: «Кавалер подходит к Даме, приглашает ее на та­нец». Ответная мелодия - в верхнем, «женском» регист­ре: «Дама отвечает уклончиво». Продолжаются чередо­вания «мужских» (левая рука пианиста) и «женских» (правая рука) фраз: «Кавалер выражает свое пожела­ние более настойчиво... Дама соглашается... Завязывается разговор, он начинает... Она отвечает... Он говорит, вы­ражаясь все более возвышенно... Она отвечает более тепло и одобрительно... Теперь пора танцевать, он просит оказать ему эту честь... Она отвечает согласием... Пара становится в круг и ждет начала танца...»
Интродукция окончена, начинается основная, танце­вальная часть пьесы. Но что это за танец? Композитор не дал здесь никаких прямых указаний, однако музыка такова, что нет никаких сомнений: это вальс! Помните, как сказано у Чайковского: «Потом пара уносится в вихре вальса». Да, «Приглашение к танцу» - это большой развитой вальс, точнее, гирлянда различных по настрое­нию вальсовых эпизодов: громких, бравурных, блестя­щих - и лирических, утонченно-изящных, капризно-прихотливых. Разнообразие и богатство оттенков видно в тех многочисленных музыкальных ремарках, что раз­бросаны в нотах: «блестяще, но грациозно», «страстно», «нежно», «ласково», «шутливо». Можно вспомнить, что вальсовых фигур довольно много. Правда, в наше время большинство танцующих пар знает одну главенствую­щую фигуру - кружение. Но и сегодня знатоки вальса пользуются разнообразными па; тогда же, на заре вальса, их было и того больше. Музыка Вебера как раз отражает это богатство па и фигур.
Все разнообразные эпизоды танца группируются в не­сколько больших разделов. Первый - общая картина ба­ла - начинается блестящей заставкой. Музыка бравур­ная, с горделивыми взлетами. В ней ощущается рыцар­ски-благородное начало. Следуют различные эпизоды, замыкает этот раздел начальный импозантный вальс.
Особенно интересен второй большой раздел танца. После общей картины бала композитор словно показывает нам отдельные вальсирующие пары. Этот вальс - с ха­рактерными и типичными чертами аккомпанемента (не­прерывное повторение формулы «бас - аккорд - ак­корд») и мелодии (в каждом такте - один или два звука), которые станут традиционными для легких и стреми­тельных вальсов XIX века. «Решающий шаг в закреп­лении характера музыки вальса был сделан Вебером в его концертном рондо «Приглашение к танцу»... Обострив ритм и ускорив темп, он придал мелодиям вальса боль­шой размах... Так формировался стиль венского класси­ческого вальса, стремительного и зажигательного, столь романтического по внезапной смене энергического разма­ха и сентиментального сладкого вздоха, безудержной страсти и интимного кокетства» (М. Друскин).
Эти «сентиментальные сладкие вздохи» и «интимное кокетство» особенно ощутимы в диалогическом эпизоде центрального раздела (чередование «мужских» и «жен­ских» реплик), словно Кавалер и Дама, знакомые нам по интродукции, продолжают свою беседу и во время танца.

Ауэрбах Л. - Рассказы о вальсе -> вторая страница книги


Нам хотелось бы, чтобы деловая книга Рассказы о вальсе автора Ауэрбах Л. понравилась бы вам!
Если так окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Рассказы о вальсе своим друзьям, установив у себя гиперссылку на эту страницу с произведением: Ауэрбах Л. - Рассказы о вальсе.
Ключевые слова страницы: Рассказы о вальсе; Ауэрбах Л., скачать, бесплатно, читать, книга, онлайн, ДЕЛОВОЙ

А - П

П - Я