ДЕЛОВОЙ - главная     Авторам и читателям    научная книга "Деньги"    Контакты
научные статьи:   анализ конфликтов на Украине и в Сирии по теории гражданских войн    демократия и принципы Конституции в условиях перемен    три суперцивилизации    государственные идеологии России, Украины, ЕС и США    три глобализации: по-английски, по-американски и по-китайски   
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Лорд Мэйфилд выглядел раздосадованным.
— Моя уловка не удалась. Всегда неприятно признавать, что женщина оказалась умнее.
— Но ведь это не доказано.
— Вы думаете, что дело не так уж безнадежно? — Он вздохнул. — Теперь я понимаю, что был круглым идиотом, слишком увлекся своим собственным планом устроить ей ловушку.
Пуаро затянулся сигаретой.
— А каков был ваш план, лорд Мэйфилд? Лорд Мэйфилд заколебался.
— Я точно не обдумывал все детали.
— А вы не обсуждали его с кем-нибудь еще?
— Нет.
— Даже с мистером Карлилом?
— Нет.
Пуаро улыбнулся.
— Любите действовать в одиночку, лорд Мэйфилд?
— Да, мне кажется, это лучше, — сказал Мэйфилд несколько недовольным тоном.
— Это умно — никому не доверять. Но вы все же говорили об этом с сэром Джорджем.
— Только потому, что присутствие миссис Вандерлин его очень обеспокоило, — объяснил Мэйфилд, улыбнувшись.
— Он ваш старый друг?
— Да, мы знакомы более тридцати лет.
— А леди Джулия?
— Ее я тоже давно знаю.
— Простите меня за назойливость, но вы с ней так же близко знакомы, как и с сэром Джорджем?
— Не понимаю, какое значение имеют мои взаимоотношения с ними.
— Это очень важно, лорд Мэйфилд. Вы согласны с моей версией, что похититель мог проникнуть в кабинет из гостиной?
— Наверняка это так и было.
— Не говорите „наверняка". Слишком смело. Если моя версия правильна, кто, по-вашему, мог быть похитителем?
— Разумеется, миссис Вандерлин. Она возвращается в гостиную за книгой. С таким же успехом она могла бы вернуться за сумочкой, платком — одна из тысячи женских уловок. Заранее договаривается со своей служанкой, что та закричит, заставив Карлила покинуть* кабинет. Через окно в гостиной она выходит на террасу. Затем проникает в кабинет, похищает проект и тем же путем возвращается обратно.
— Вы забываете, лорд Мэйфилд, что могла быть и не миссис Вандерлин. Ведь Карлил слышал, как она позвала служанку сверху, выглянув из своей комнаты.
Лорд Мэйфилд поморщился.
— Верно. Вы считаете, что миссис Вандерлин здесь ни при чем?
— В тот момент ее не было в гостиной. Возможно, там находился ее сообщник. Но ведь можно предположить, что похититель не связан с миссис Вандерлин. Тогда мы должны более подробно проанализировать возможные мотивы преступления. Например, деньги. Это самый простой мотив. Но могло быть что-нибудь другое.
— То есть?…
Пуаро медленно произнес:
— Это могло быть сделано с целью повредить кому-либо.
— Кому же?
— Возможно, мистеру Карлилу. На него первого падает подозрение. С другой стороны, люди, в руках которых судьба страны, наиболее уязвимы в этом отношении.
— Вы думаете обо мне? Пуаро кивнул.
— Насколько я понимаю, около пяти лет назад вы проходили что-то вроде испытательного срока. Вас подозревали в дружеском отношении с одной европейской державой, которая была непопулярна среди избирателей.
— Совершенно верно.
— В наше время на государственного деятеля возложена огромная ответственность. Он должен проводить политику, выгодную для страны, но в то же время не забывать о настроениях своих избирателей. Ведь они не всегда могут правильно оценить деятельность того или иного руководителя.
— Вы очень правильно выразили эту мысль. Сложность нашей политической жизни…
— Ходили слухи, что вы заключили секретное соглашение с державой, о которой мы говорили. Газеты той страны только и писали об этом. К счастью, премьер-министр полностью опроверг эти слухи. Вы это также подтвердили…
— Совершенно верно, но зачем вспоминать об этом?
— Вскоре вы добились общественного признания и сейчас являетесь одним из самых популярных политических деятелей. О вас говорят, как о будущем премьер-министре.
— Вы думаете, что эта кража — попытка дискредитировать меня? Не может быть!
— Будет крайне неприятно, если станет известно, что проект нового бомбардировщика украден вашей гостьей — очаровательной блондинкой. Прозрачные намеки в газетах, касающиеся ваших отношений, создадут чувство недоверия к вам.
Лорд Мэйфилд выглядел обеспокоенным.
— Боже мой, каким запутанным становится это дело. Вы действительно думаете… Нет, это невозможно.
— Знаете ли вы кого-либо, кто вас ревнует?
— Абсурд!
— Во всяком случае, вы теперь понимаете, что мои вопросы, касающиеся ваших отношений с каждым из гостей, не так уж неуместны?
— Возможно. Вначале беседы вы спросили меня о Джулии Каррингтон. Здесь не о чем было говорить. Она меня никогда не интересовала, и, думаю, это взаимно.
Пуаро продолжал:
— Прежде чем приехать сюда, я заглянул в справочник: „Кто есть кто?" Там указано, что вы — глава крупной фирмы, к тому же известный инженер.
— Не понимаю, какое это имеет значение, но я действительно долгое время был инженером, прежде чем стать политическим деятелем.
— Ой-ля-ля! — воскликнул Пуаро. — Я был идиотом, круглым идиотом! Лорд Мэйфилд удивленно взглянул на него.
— Что вы имеете в виду?
— Теперь все ясно. Раньше я кое-чего не понимал… Теперь все стало на свои места. Лорд Мэйфилд непонимающе смотрел на детектива.
Слегка улыбнувшись, Пуаро покачал головой.
— Нет, не сейчас. Я должен все проверить. — Он поднялся. — Доброй ночи, лорд Мэйфилд. Кажется, мне известно, где находится проект.
— Вы знаете, где проект?! Так давайте немедленно его возьмем!
— Не стоит этого делать сейчас. Поспешность может быть роковой. Оставьте это Эркюлю Пуаро.
Он вышел из комнаты. Мэйфилд презрительно пожал плечами.
— Фигляр какой-то!

***
— Если была совершена кража, то какого же дьявола старина Мэйфилд не послал за полицией? — воскликнул Рэгги Каррингтон. — Ты не знаешь, что было похищено, отец?
— Точно нет, мой мальчик.
— Что-нибудь важное?
— Откровенно говоря, я не могу сказать тебе правду, Рэгги.
— Сверхсекретно? Понимаю.
Рэгги вышел из комнаты, взбежал по лестнице и постучал в комнату матери. Леди Джулия сидела в постели.
— В чем дело, Рэгги?
— Ничего особенного. Ночью была совершена кража.
— Кража? Что пропало?
— Не знаю. Это скрывают. Пригласили какого-то частного детектива.
— Как это необычно!
— Довольно неприятно, — медленно произнес Рэгги, — оставаться в доме, когда случается что-либо подобное.
— А этот детектив всех допрашивает?
— Думаю, да.
— Наверное, интересуется, кто где был вчера вечером и тому подобное?
— Возможно. Но мне нечего сказать. Я сразу пошел в спальню и заснул, как убитый. Леди Джулия промолчала.
— Послушай, мама. Дай мне немного денег. У меня в кармане ни пенса.
— Не дам, — решительно сказала леди Джулия. — У меня и так огромный перерасход. Не знаю, что скажет твой отец, если узнает об этом.
В дверь постучали. Вошел сэр Джордж.
— Спустись в библиотеку. Детектив хочет тебя видеть, — обратился он к Рэгги.

***
Пуаро заканчивал беседу с миссис Макатой. Он выяснил, что она пошла спать около одиннадцати и ничего не слышала. Пуаро незаметно перешел к вопросу о взаимоотношениях между гостями.
— Лично я восхищаюсь лордом Мэйфилдом, — заметил он. — Это действительно
великий человек! Но вы его лучше знаете. Поэтому я полагаюсь на ваше мнение.
— Лорд Мэйфилд умен, — согласилась Маката. — Своим положением он обязан только себе, у него не было могущественных покровителей. Но он недостаточно дальновиден, и в этом все мужчины одинаковы — у них не так развито воображение. Я уверена, что женщины в ближайшие десять лет войдут в правительство.
Пуаро подтвердил, что он совершенно с, этим согласен. Затем он заговорил о миссис Вандерлин.
—Правда ли, что она и лорд Мэйфилд близкие друзья?
— Ничего подобного. Откровенно говоря, я была поражена, увидев ее здесь. Мне кажется, что это одна из совершенно бесполезных женщин. Я стыжусь своего пола, когда вижу подобных людей.
— Но ведь мужчины в восторге от нее?
— Мужчины! — произнесла миссис Маката презрительно. — Для них главное внешность. Этот мальчик Рэгги Каррингтон вспыхивает каждый раз, когда она заговаривает с ним. А как глупо выглядят ее попытки увлечь его! Похвалить его игру в бридж, которая, разумеется далека от совершенства!
— А он действительно не очень хороший игрок?
— Вчера вечером он делал массу ошибок.
— А леди Джулия?
— Это почти ее профессия. Она играет утром, днем и вечером.
— И на высоких ставках?
— Значительно более высоких, чем я могу себе позволить.
— И она много выигрывает?
Миссис Маката презрительно фыркнула:
— Она думает подобным способом погасить свои долги. Но я слышала, что ей в последнее время не везет… Все же азартные игры меньшее зло, чем пьянство. Если бы я могла, наша страна была бы очищена…
Он прервал ее словоизлияния и послал за Рэгги Каррингтоном. Пуаро оценивающе посмотрел на вошедшего долгим взглядом.
Безвольный рот, округлый подбородок, широко расставленные глаза и узкий лоб; Подобный тип людей был ему хорошо известен.
— Что вы можете рассказать о вчерашнем вечере?
— Вечере?… Мы играли в бридж в гостиной. Затем я пошел спать.
— Когда?
— Около одиннадцати. Я полагаю, что кража была совершена позже?
— Да. А вы слышали что-нибудь о ней? Рэгги покачал головой.
— К сожалению, нет. Я лег в постель и спал очень крепко.
— Вы сразу же пошли в свою спальню и оставались там до утра?
— Совершенно верно.
— Любопытно.
— Что вы имеете в виду?
— Вы слышали крик?
— Нет, не слышал.
— Чрезвычайно любопытно.
— Я не понимаю, на что вы намекаете.
Пуаро пошевелил губами. Возможно, он в третий раз повторил „любопытно".
— Хорошо. Благодарю вас, мистер Каррингтон. Рэгги поднялся и остановился в нерешительности.
— Вы знаете, мне кажется, что я все-таки что-то слышал.
— Что именно?
— Видите ли, я читал детективный роман, и, возможно, мне показалось…
— Весьма удовлетворительное объяснение, — заметил Пуаро. Его лицо было непроницаемо.
Рэгги потоптался на месте и, повернувшись, медленно направился к двери. Затем он остановился и спросил:
— Скажите, а что было украдено?
— Что-то очень ценное, мистер Каррингтон. Это все, что я могу сказать.
— Понятно, — сказал Рэгги упавшим голосом и вышел из комнаты.
— Все сходится, — пробормотал Пуаро. Он коснулся кнопки звонка и попросил позвать миссис Вандерлин.
На миссис Вандерлин был прекрасно сшитый костюм, отлично гармонирующий с цветом волос. Она грациозно опустилась в кресло и вызывающе улыбнулась маленькому человечку, сидящему напротив. В ее улыбке промелькнула издевка, которая не осталась незамеченной.
— Грабители? Прошлым вечером? Это ужасно! Но я ничего не слышала. А как же полиция? Разве она бессильна?
В ее глазах снова сверкнула издевка.
Пуаро подумал: „Ясно, что она не боится полиции. Прекрасно знает: полицию не вызовут… И что из этого следует?" Он произнес спокойно:
— Понимаете, мадам, это чрезвычайно секретное дело.
— Понимаю. Я не думаю болтать лишнего — слишком уважаю лорда Мэйфилда, чтобы причинять ему вред.
Она закинула ногу за ногу и снова вызывающе улыбнулась.
— Скажите, чем я могу быть вам полезна?
— Помогите мне кое-что уточнить. Вчера вечером вы играли в бридж в гостиной?
— Да.
— А затем все дамы разошлись по своим комнатам?
— Совершенно верно.
— Потом вы вернулись за книгой?
— Я вернулась первой.
— Что вы подразумеваете под словом „первой"?
— Я вернулась сразу же, — объяснила миссис Вандерлин. — Я поднялась к себе в комнату. Служанки долго не было. Тогда я вышла из комнаты, услышала голос Леони и позвала ее. Она уложила мне волосы, и я разрешила ей уйти. Я заметила, что Леони была чем-то расстроена, она даже несколько раз роняла гребень. Когда Леони выходила из комнаты, я увидела леди Джулию, поднимавшуюся по лестнице. Она мне сказала, что тоже спускалась за книгой. Любопытно, не правда ли?
Пуаро подумал, что леди Джулия ей не нравится. Вслух он спросил:
— Вы слышали крик своей служанки?
— Да, что-то в этом роде.
— А вы поинтересовались, что случилось?
— Да. Она сказала, что видела фигуру в белом, плывущую по воздуху. Какал чепуха!
— Как была одета леди Джулия вчера вечером?
— Вы думаете?… Понимаю… На ней было белое вечернее платье. Очевидно, Леони испугалась, увидев ее. Эти девушки так суеверны.
— Давно у вас Леони?
— Около пяти месяцев.
— Если вы не возражаете, я хотел бы сейчас с ней поговорить.
— Пожалуйста, — сказала она довольно холодно и вышла.
Пуаро нажал кнопку звонка и попросил пригласить Служанку миссис Вандерлин. Леони нерешительно остановилась в дверях.
Скромное черное платье, гладкие волосы, аккуратно расчесанные на пробор, и застенчиво опущенные глаза придавали ей монашеский вид.
— Входите, — сказал Пуаро, — не бойтесь. Она подошла к столу.
— А ведь вы милы и недурно сложены! Леони скромно промолчала.
— Я спрашивал мистера Карлила о вашей внешности, а он ответил, что не обратил на это внимания.
Леони презрительно поморщилась.
— Этот истукан! Мне кажется, он вообще не интересуется девушками.
— Возможно. А жаль, он многое теряет. Но ведь в этом доме есть и обратившие на вас внимание?
— Что месье имеет в виду?
— Ах, Леони, вы отлично понимаете. А привидение, о котором вы рассказывали вчера вечером? Как только я узнал, что вы стояли на лестнице, держась руками за голову, я понял, что никакого привидения не было. Если девушка испугана, она хватается за сердце или прижимает пальцы к губам, пытаясь сдержать крик. А вот когда ее руки подняты к голове, ясно, что она пытается привести в порядок прическу. А теперь окажите правду — почему вы кричали на лестнице?
— Я видела высокую фигуру в белом.
— Я же не ребенок. Эта история, может быть, и показалась правдоподобной мистеру Карлилу, но она не годится для меня, Эркюля Пуаро. Вас кто-то поцеловал, и, я думаю, это был Рэгги Каррингтон.
Не моргнув глазом, Леони ответила:
— В конце концов, что значит один поцелуй? Понимаете, молодой человек подкрался сзади и обнял меня за талию. Конечно, я испугалась и вскрикнула. Если бы я знала, чего он хочет, я бы не закричала.
— Разумеется, — согласился Пуаро.
— Он подкрался ко мне, как кошка. В этот момент открылась дверь кабинета и вышел мистер Карлил. Молодой человек проскользнул наверх, а я осталась стоять, как дура. Надо же мне было что-нибудь придумать.
— Ну что ж, я так и думал.
Леони с уважением взглянула на него.
— Я никому не расскажу об»том. Но и вы мне кое-чем поможете.
— Охотно, месье.
— Что вам известно о делах вашей хозяйки?
Девушка пожала плечами.
— Не так уж много, месье. Но кое-что я могу рассказать.
— А что именно?
— Большинство знакомых моей хозяйки военные. Часто ее навещают иностранцы. Мадам очень интересная женщина, но я не думаю, что она еще долго будет иметь успех. Молодые люди, которые приходят к ней, часто говорят лишнее. Это мое личное мнение. Мадам не посвящает меня в свои тайны.
— Другими словами, вы мне не можете помочь.
— Боюсь, что нет, месье.
— Скажите, ваша хозяйка сегодня в хорошем настроении.
— Да, месье.
— Какая, по-вашему, причина?
— С тех пор, как мы приехали сюда, она в хорошем настроении. В этом отношении я не могу ошибиться. Я неплохо изучила мадам.
Пуаро одобрительно кивнул. Леони кокетливо взглянула на него.
— Теперь-то я больше не буду кричать на лестнице, особенно если встречу вас, месье.
— Дитя мое, не те годы. Мне бы скинуть лет десяток! Леони вышла.
Пуаро встал и несколько раз прошелся по комнате. Лицо его было озабоченным. „Остается леди Джулия, — подумал он про себя. — Интересно, что она скажет?"

***
Леди Джулия Каррингтон уверенно вошла в комнату и непринужденно опустилась в кресло, предложенное ей Пуаро. — Лорд Мэйфилд сказал, что вы хотите задать мне несколько вопросов. — Да, мадам, о вчерашнем вечере. Расскажите, пожалуйста, что вы делали после игры в бридж?
— Мой муж сказал, что уже поздно начинать следующую партию, и я пошла к себе.
— А потом?
— Потом я просто заснула.
— И это все?
— Да. А когда произошла кража?
— Вскоре после того, как вы поднялись к себе.
— Пропало что-нибудь важное?
— Да, один документ.
— Он стоит денег?
— И не малых.
После небольшой паузы Пуаро спросил:
— А как насчет вашей книги?
— Моей книги? — леди Джулия удивленно взглянула на него.
— Да. Миссис Вандерлин сказала, что вы возвращались в гостиную за забытой книгой.
— Ах да, конечно.
— То есть вы не сразу легли спать после того, как поднялись к себе?
— Да, я просто об этом забыла.
— И еще один вопрос. Вы слышали крик, когда были в гостиной?
— Нет… То есть, да. Вернее я не уверена.
— Вы, находясь в гостиной не могли не слышать крика. Леди Джулия слегка откинулась в кресле и твердо ответила:
— Я ничего не слышала.
Пуаро взглянул на нее, но ничего не сказал. Молчание становилось тягостным. Наконец леди Джулия заговорила:
— Неужели полиция ничего не может сделать? Пуаро покачал головой.
— Полицию не вызывали. Я веду расследование.
Леди Джулия встрепенулась. Ее лицо стало напряженным. Темные глаза беспокойно забегали и, не выдержав взгляда Пуаро, опустились. Она медленно произнесла:
— А вы не можете оказать, что же все-таки предпринимаете для розыска?
— Только одно: я переверну здесь все вверх дном…
— Чтобы схватить похитителя?
— Главное — документ.
После небольшой паузы леди Джулия спросила:
— Я вам больше не нужна, месье?
— Нет, — ответил Пуаро.
Он открыл дверь. Не глядя на него, леди Джулия вышла.
Пуаро стал задумчиво перебирать безделушки на камине. За этим занятием его застал лорд Мэйфилд.
— Как дела? — спросил он.
— Неплохо. Пока все идет, как надо. Вы можете избавиться от гостей?
— Полагаю, что это нетрудно устроить. Я объясню, что в связи с этим делом мне необходимо срочно выехать в Лондон.
— Превосходно.
Лорд Мэйфилд заколебался.
— Вы не думаете…
— Это самое правильное решение. Лорд Мэйфилд пожал плечами.

***
После завтрака гости начали прощаться. Миссис Вандерлин и миссис Маката собирались ехать поездом, а семья Каррингтонов — на своей машине. Пуаро стоял в холле и наблюдал за отъезжающими. — Ужасно неприятно, что это случилось в вашем доме. Но думаю, что все будет в порядке, — успокаивала хозяина миссис Вандерлин.
Она направилась к „ролс-ройсу", который должен был доставить ее на станцию. Миссис Маката была уже в машине.
Неожиданно Леони, сидевшая рядом с шофером, выскочила и вбежала в холл.
— Где несессер мадам?
Начались поспешные поиски. Наконец лорду Мэйфилду удалось найти несессер в углу гостиной.
— Лорд Мэйфилд! — послышался голос миссис Вандерлин. Выглянув из машины, она протянула ему конверт. — Вы не будете столь любезны опустить это письмо в почтовый ящик? Я целыми неделями ношу письма в сумочке и всегда забываю их опустить.
Лорд Мэйфилд взял письмо, и машина медленно тронулась.
Пуаро неожиданно почувствовал руку на своем плече. Обернувшись, он увидел леди Джулию.
— Я должна с вами немедленно поговорить, — шепнула она. Пуаро последовал за ней.
— Войдя в маленькую комнату, леди Джулия плотно прикрыла дверь и приблизилась к Пуаро.
— Скажите, если документ найдется, этого будет достаточно для лорда Мэйфилда? Пуаро с любопытством взглянул на нее.
— Вы можете поручиться, что расследование на этом закончится?
— Говорите яснее.
— Как вы непонятливы! * нетерпеливо воскликнула леди Джулия. — Документ будет возвращен в ближайшие сутки при условии, что похититель останется неизвестным.
— Вы это твердо обещаете?
— Да, но разговор должен остаться между нами.
— Конечно, мадам.
— Тогда все можно будет устроить. Леди Джулия быстро вышла.
Несколько минут спустя Пуаро услышал шум мотора удаляющейся машины.

***
Лорд Мэйфилд нетерпеливо поднялся, когда Пуаро открыл дверь в кабинет. — Ну как, — спросил он, — есть сдвиги? — Дело закончено, — торжественно объявил Пуаро. — Что?!!
Пуаро слово в слово повторил беседу между ним и леди Джулией. Ошеломленный, лорд Мэйфилд молча смотрел на него. Затем он с трудом выдавил:
— Ничего не понимаю.
— Все ясно. Леди Джулия знает, кто похитил проект.
— Уж не думаете ли вы, что леди Джулия…
— Конечно, нет. Но если она предлагает вернуть документ, то он находится или у ее сына, или у мужа. Сэр Джордж был на террасе вместе с вами. Остается сын. Теперь можно восстановить события вчерашнего вечера. Выйдя из гостиной, леди Джулия поднимается в комнату сына, но не застает его. Тогда она спускается в холл, но и там его нет. Утром Рэгги сообщает ей о краже. Тогда она начинает расспрашивать о подробностях, он отвечает, что ничего не знает, так как из гостиной сразу же пошел в свою комнату и не выходил из нее. Она знает, что это неправда. У нее возникает подозрение. Рэгги слабоволен, жаден до денег. Кроме того, он увлечен миссис Вандерлин. Она уверена — эта авантюристка заставила Рэгги украсть документ, и считает, что пора вмешаться: пойти к Рэгги, взять документ и вернуть его.
— Это невозможно!
— Согласен. Но ведь леди Джулия не знает, что у Рэгги надежное алиби. Служанка закричала, испугавшись, когда он пытался ее обнять.
— Что за запутанный клубок!
— Совершенно верно.
— Но вы же еще не распутали его!
— Нет, распутал. Вы мне не поверили и вчера, когда я сказал, что знаю, где проект. Он был совсем рядом.
—Где?
— В вашем кармане, лорд Мэйфилд.
Наступила пауза. Затем лорд Мэйфилд спросил:
— Вы понимаете, что говорите?
— Вполне. С самого начала расследования меня удивило, что вы, человек близорукий, упорно настаивали на „тени", выскользнувшей из окна кабинета. Для вас эта версия была очень удобной. Я опросил всех и убедился, что никто из них не мог похитить проект. Миссис Вандерлин была наверху, сэр Джордж с вами на террасе, Рэгги Каррингтон заигрывал со служанкой на лестнице. Миссис Маката мирно спала у себя в комнате. Она храпит, и это подтвердил дворецкий, комната которого находится над ее комнатой. Правда, леди Джулия находилась в гостиной. Но в беседе со мной была слишком заметна ее уверенность в виновности сына. Остаются только два варианта. Или Карлил положил проект не на письменный стол, а к себе в карман, но это не логично, так как он мог в любое время его сфотографировать: или документ лежал на столе, когда вы подошли к нему. Единственное место, куда он мог попасть — ваш карман. В этом случае все становилось на свои места. Вы настаивали на „тени", на невиновности Карлила — это убедило меня. Только одно ставило меня в тупик — мотив. Я глубоко убежден, что вы человек порядочный. Это было заметно хотя бы по тому, как вы старались отвести подозрение от невиновного человека — Карлила. Очевидно также, что пропажа проекта может сильно повредить вашей карьере. Тогда это совсем бессмысленная кража. Но наконец ответ был найден. Вспомним кризис с вашей карьерой несколько лет тому назад. Тогда премьер-министр официально опроверг слухи о том, что вы будто бы вели секретные переговоры с одной европейской державой. Предположим, что это — не совсем так, осталось, например, письмо, содержащее факты, которые публично отрицались. Возможно, переговоры в то время были необходимы в интересах государства, но нельзя было быть уверенным, что простой избиратель поймет это. Ни для кого не секрет, что в ближайшее время вы будете выдвинуты на пост премьер-министра, и разглашение этого письма было бы губительно для вашей карьеры. Я подозреваю, что письмо было предложено вам в обмен на секретный проект нового бомбардировщика. А миссис Вандерлин — посредник в этом деле. Она прибыла сюда по договоренности с вами. Вы выдали себя, когда признались, что у вас не было определенного плана в отношении миссис Вандерлин. Вы похитили проект. Чтобы отвести подозрения от Карлила, вы стали утверждать, что видели кого-то на террасе. Письменный стол стоял так близко от окна, что похититель мог бы взять документ, даже если бы Карлил и не выходил из кабинета, а стоял спиной к окну. Вы подошли к столу, взяли проект, и он находился у вас до тех пор, пока, согласно договоренности с миссис Вандерлин, вы не положили его в ее несессер. В обмен она только что вернула то роковое письмо.
Пуаро умолк.
Потрясенный, лорд Мэйфилд произнес:
— Все абсолютно правильно. Вы, должно быть, считаете меня законченным негодяем. Пуаро сделал протестующий жест.
— Что вы, лорд Мэйфилд! Я этого вовсе не считаю. Разгадка пришла ко мне вчера вечером во время нашей беседы. Ведь вы — талантливый инженер. Достаточно небольших изменений в проекте, чтобы конструкция оказалась несовершенной. Я уверен, кое-кто будет разочарован…
Наступила долгая пауза.
— Вы оказались гораздо умнее, чем я предполагал, — наконец произнес лорд Мэйфилд. — Я хочу только, чтобы вы поняли, какими побуждениями я руководствовался. Я глубоко убежден, что в настоящее время я единственный человек, способный провести Англию сквозь приближающиеся бури. Если бы я не был уверен, что нужен моей стране, чтобы твердо стоять у руля, я бы никогда не совершил этого поступка.
— Милорд, сказал Пуаро, — если бы вы не умели пользоваться обстоятельствами, вы бы не были настоящим политиком…

1 2
научные статьи:   этнические потенициалы русских, американцев, украинцев и др. народов мира    циклы и пути национализма, патриотизма и сепаратизма    реальная дружба - это взаимопомощь    чему должна учить школа    принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам   

А - П

П - Я