ДЕЛОВОЙ - главная     Авторам и читателям    научная книга "Деньги"    Контакты
научные статьи:   анализ конфликтов на Украине и в Сирии по теории гражданских войн    демократия и принципы Конституции в условиях перемен    три суперцивилизации    государственные идеологии России, Украины, ЕС и США    три глобализации: по-английски, по-американски и по-китайски   
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Ей придется немало напрячь свое воображение в отношении меня.
Стэнтон . И меня тоже. По всей вероятности, нам с вами, Бетти, она припишет самые гнусные пороки.
Бетти (смеясь) . Ну, знаете, с тем, что она слышала, ей многого сделать не удастся. В конце концов, почему бы Фреде не привезти Мартину в подарок папиросницу и почему бы Олуэн не отправиться его проведать?
Олуэн (перелистывая книгу, лениво) . Да, именно, почему бы и нет?
Бетти . О, я совсем забыла, что вы тут, Олуэн. Можно мне спросить вас кое о чем? В конце концов, мне кажется, я еще никого до сих пор ни о чем не спрашивала?
Олуэн . Можете спросить. Впрочем, не обещаю, что отвечу.
Бетти . Я все-таки рискну. Были вы влюблены в Мартина, Олуэн?
Олуэн (твердо) . Ни капельки.
Бетти . Я так и думала, что нет.
Олуэн . По правде сказать, если быть совершенно откровенной, он был мне, скорее, неприятен.
Бетти . Я так и предполагала.
Гордон . Вздор. Никогда этому не поверю. Вы не могли не любить Мартина. Никто не мог. Я не хочу сказать, что он был лишен недостатков и так далее, но в отношении него это и несущественно. Он был особенным человеком. Нельзя было не любить его. Он был Мартином — и этого достаточно.
Бетти . Другими словами, — вашим богом, мой друг. Вы знаете, Гордон буквально обожал его. Разве не так, мой дорогой?
Стэнтон . Нужно сказать, он мог быть обворожительным. Во всяком случае, был очень умен. Должен признаться: без него фирма уже никогда не будет тем, чем была.
Гордон . Не думаю!
Бетти (чуть насмешливо) . Ну, еще бы!
Олуэн ставит книгу на место. Входит Роберт, идет к столу, наливает себе виски. Затем входит Фреда, берет папироску из коробки и закуривает.
Роберт . Ну-с, теперь мы можем внимательно разобраться во всем.
Олуэн . О нет, прошу вас, Роберт!
Роберт . Простите, Олуэн, но я желаю знать правду. Во всем этом есть что-то очень странное. Сначала Фреда едет к Мартину — и ни слова не говорит об этом. Затем вы, Олуэн, тоже едете к нему — и тоже ни словом не обмолвились. Не очень пристойно получается. Почему-то вы обе это скрывали. Может, вы скрываете еще что-нибудь? Мне кажется, настало время кому-то из нас, для разнообразия, начать говорить правду.
Фреда . А ты всегда говоришь правду, Роберт?
Роберт . Во всяком случае, стремлюсь к этому.
Стэнтон (иронически) . Какое благородство. Но не требуйте от нас, простых смертных, слишком многого. Имейте снисхождение к нашим слабостям.
Фреда (с внезапной подозрительностью) . Каким слабостям?
Стэнтон (пожимая плечами) . Да каким угодно, дорогая Фреда. Например, к приобретению музыкальных папиросниц. Я уверен, это тоже своего рода слабость.
Фреда (вкладывая тайный смысл в свои слова) . Или к тому, чтобы по-разному использовать возможности, предоставляемые маленькими деревенскими коттеджами? Мне кажется, при некоторых обстоятельствах это тоже может считаться слабостью.
Стэнтон . Вы говорите о коттедже Мартина? Я почти там не бывал.
Фреда . Нет, я не думала о коттедже Мартина. Я думала о чьем-то другом коттедже, — может быть, о вашем.
Стэнтон (посмотрев на нее пристально) . Боюсь, что я вас не понимаю.
Роберт (выведенный из терпения) . Послушайте, что все это значит? Теперь вы, Стэнтон, начинаете, что ли?
Стэнтон . Конечно, нет. (Смеется.)
Роберт . Ну-с, прекрасно. Я желаю выяснить всю эту историю с Мартином до конца. И хочу сделать это теперь же.
Гордон . О боже! Это что же, будет новое дознание?!
Роберт . В нем не было бы необходимости, если б мы услышали немного больше правды во время следствия. Прежде всего это касается вас, Олуэн. Вы были последним человеком, кто видел Мартина. Зачем вы отправились на свидание с ним? Касалось ли это пропавших денег?
Олуэн . Да, касалось.
Роберт . Вы знали тогда, что Мартин их взял?
Олуэн . Нет.
Роберт . Но вы предполагали, что он взял?
Олуэн . Я предполагала, что он мог это сделать.
Гордон (с горечью) . Вы все как-то удивительно охотно готовы были поверить этому.
Бетти (очень настойчиво) . Гордон, я хочу домой.
Роберт . Так скоро, Бетти?
Бетти . У меня будет отчаянная мигрень, если останусь дольше. Надо домой… в постель.
Гордон . Хорошо. Еще одну минуточку.
Стэнтон . Я провожу вас, Бетти, если Гордон желает остаться.
Бетти (подходя к Гордону) . Нет, я хочу, чтобы Гордон поехал со мной.
Гордон . Хорошо. (Поднимаясь.) Я иду с тобой. Но подожди минуточку.
Бетти (с внезапным, почти истерическим криком) . Я тебе говорю, что хочу уехать сейчас же. Отвези меня.
Роберт . Но почему, что случилось, Бетти?
Бетти . Не знаю. Я, вероятно, просто глупа.
Гордон . Ну, прекрасно. Едем. (Идет за ней.)
Фреда встает.
Стэнтон . Я тоже поеду с вами.
Роберт . Бетти, мне ужасно неприятно, что все это расстроило вас. Я знаю, что происшедшее вас совершенно не касается, но все же…
Бетти (отталкивая его и устремляясь к двери) . Ах, пожалуйста, не продолжайте, не продолжайте дальше. Почему вы не можете оставить всего этого в покое? (Выбегает, с силой захлопывая за собой дверь.)
Гордон (у двери) . Ну что ж, спокойной ночи всем.
Стэнтон (идя к двери) . Я провожу этих младенцев и тоже поеду.
Олуэн (иронически) . Очень мило с вашей стороны.
Стэнтон (угрюмо улыбаясь) . Спокойной ночи. (Уходит.)
После его ухода трое оставшихся придвигаются ближе к камину и друг к другу, — в комнате сразу становится интимнее и уютнее.
Роберт . А теперь, Олуэн, вы можете мне рассказать с полной откровенностью, почему вы кинулись искать Мартина из-за пропавших денег.
Олуэн . Ну что ж, теперь будем правдивы или как?
Роберт . Я очень хочу этого.
Олуэн . А как вы, Фреда?
Фреда (несколько усталым голосом) . Да, да, конечно, мне все равно. Какое это имеет значение.
Роберт (вновь удивленно) . Странный ответ.
Фреда . Ты находишь? Что же, иногда и я бываю странной, Роберт. Ты просто недостаточно знал меня.
Олуэн . Вы сами все затеяли, Роберт. Теперь ваша очередь. Будете ли вы вполне откровенны со мной?
Роберт . Боже мой! Конечно, буду. Я ненавижу все эти дурацкие тайны. Но пока не моя очередь. Я предложил вам вопрос, на который еще не получил ответа.
Олуэн . Я знаю. Но я сама хочу задать один вопрос, прежде чем ответить на ваш. Давно хотела это сделать, но никак не было случая или не осмеливалась. А сейчас мне все равно. Роберт, вы не брали этих денег?
Роберт (пораженный) . Не брал ли я этих денег?
Олуэн . Да.
Роберт . Разумеется, нет. Вы, должно быть, не в своем уме, Олуэн.
Олуэн смеется, точно она освободилась от давившей ее большой тяжести.
Роберт . Что же вы думаете, если б я взял их, я так и взвалил бы на плечи бедного Мартина весь этот позор? Но, к сожалению, Мартин взял их. Мы все это знаем.
Олуэн . Боже, какая же я была дура!
Роберт . Ничего не понимаю. Уверен, вы должны были знать, что их взял Мартин. Не могли же вы думать все время, что это дело моих рук.
Олуэн . Да, думала. И не только думала, — я терзалась этой мыслью.
Роберт . Но почему же, почему? Да, черт побери, в этом же нет никакого смысла. Я, может быть, и мог взять эти деньги — полагаю, мы все при известных обстоятельствах были бы способны на это, — но никогда в жизни не мог бы свалить вину на кого-нибудь другого, и в особенности — на Мартина. Как вы могли подумать, что я способен на такой поступок! Я верил, что вы мой друг, Олуэн, — один из моих самых лучших старых друзей…
Фреда (холодно и спокойно) . Пора бы наконец понять тебе, Роберт…
Олуэн (в большом волнении) . О нет, Фреда. Прошу вас, не надо. Прошу вас.
Фреда (очень спокойно, беря Олуэн за руку) . А почему бы и нет? (Роберту.) Пора бы понять тебе, Роберт, — как ты мог быть настолько слеп, это меня поражает, — понять, что Олуэн совсем не друг тебе.
Роберт . Уверен — друг.
Фреда . Вовсе нет. Она влюбленная в тебя женщина, а это большая разница. Она влюблена в тебя с незапамятных времен.
Олуэн (в отчаянии) . Фреда, это ужасно и нечестно. Это жестоко, жестоко.
Фреда . Пусть вас это не обидит. А он хотел правды — так он ее и услышал.
Роберт . Я страшно огорчен, Олуэн. Вероятно, я был очень глуп. Мы всегда были добрыми друзьями, и я всегда очень искренне вас любил.
Олуэн . Довольно, довольно. О, Фреда, как вы только могли! Вы не имели права говорить этого.
Фреда . Но ведь это же правда? Не так ли? Ты хотел правды, Роберт, — и вот тебе правда, во всяком случае, частица ее. Олуэн влюблена в тебя целую вечность. Я точно не знаю, с какого именно времени, но наблюдаю уже полтора года. Жены, ты знаешь, всегда замечают такие вещи. Но этого мало, теперь скажу тебе то, что уже давно жаждала сказать: мне кажется, ты просто глуп, что не заметил всего этого сам, что не ответил на это чувство, не решился давно уже на какой-нибудь смелый поступок. Если тебя кто-нибудь любит столь сильно, — так, боже мой, воспользуйся же этим, насладись этой любовью, ухватись за нее крепко, пока еще не поздно.
Олуэн (пристально глядя на нее) . Фреда, теперь я все понимаю.
Фреда . Понимаю — что?
Олуэн . Все о вас. Мне следовало понять это раньше.
Роберт . Если вы хотите этим сказать о своем прозрении, что Фреда не слишком любит меня, — вы правы. Мы с ней не очень были счастливы. Как-то так вышло, что брак наш не удался. Никто этого не знает…
Фреда . Напротив, все знают.
Роберт . Не означает ли это, что ты обо всем им рассказала?
Фреда . Нет, конечно, я им ничего не говорила. Но если ты подразумеваешь под словом «им» тех, кто нас близко знает, наш тесный кружок, — то они не нуждаются в том, чтобы им об этом говорили.
Роберт . Но вот Олуэн только что призналась, что она впервые это поняла.
Олуэн (мягко) . Нет, Роберт, об этом я знала раньше. Я думала совсем о другом, когда…
Роберт . Так о чем же?
Олуэн . Лучше воздержаться от объяснений. (Отворачивается.)
Фреда . Хотите сыграть в благородство? Можете не стараться, Олуэн, мы слишком уже далеко зашли.
Олуэн (в тоске) . Нет, это не то. Дело в том, что… что я не могу говорить об этом. В этом для меня есть что-то ужасное. И я не могу вам сказать почему.
Фреда (внимательно смотря на нее) . Что же — ужасное?
Олуэн . Что-то действительно ужасное. Не будем больше говорить об этом.
Фреда . Но, Олуэн…
Олуэн . Я сожалею, что сказала, что все поняла. Это у меня вырвалось. Прошу вас…
Фреда . Прекрасно. Но вам нужно еще объяснить насчет этих денег. Вы сказали, что все время думали, будто их взял Роберт?
Олуэн . Мне казалось, что именно он должен был это сделать.
Роберт . Ну а если вы были в этом уверены, отчего же ничего не сказали?
Фреда . О, Роберт, неужели ты не уразумеешь, почему она не могла сказать!
Роберт . Намекаешь, что она меня покрывала?
Фреда . Ну разумеется.
Роберт . Олуэн, мне ужасно совестно. Я понятия не имел. Хотя нахожу совершенно невероятным — как вы могли думать, что я такой человек, и продолжать любить меня по-прежнему, никому ничего не сказав.
Фреда . Но это же совершенно естественно.
Олуэн (вместе с Фредой) . Вот почему я вам говорила, что мучилась этой мыслью.
Фреда (патетично) . Если кого-нибудь действительно любишь, то тут уж не рассуждаешь, а тот человек может делать все, что угодно, быть подлым и низким, и ты ему все простишь или даже просто не заметишь. Во всяком случае, некоторые женщины будут поступать именно так.
Роберт . Не представляю, чтобы ты так поступала, Фреда.
Фреда (возвращаясь к своему обычному тону) . Не представляешь? Ты очень многого обо мне не представляешь. Но вот что я хотела сказать вам, Олуэн: если вы подозревали, что Роберт взял деньги, выходит, вы знали, что Мартин их не брал?
Олуэн . Да, я была уверена — после разговора с Мартином в тот последний вечер, — что он их не брал.
Фреда (с горечью) . Но вы оставили нас всех в убеждении, что он это сделал.
Олуэн . Я знаю, знаю. Но это уже не могло иметь значения, не могло больше обидеть Мартина. Он был там, где уже не обижаются. И я чувствовала, что мне надо молчать.
Роберт . Молчать ради меня?
Олуэн . Да, ради вас, Роберт.
Роберт . Но ведь Мартин взял эти деньги.
Олуэн . Нет.
Роберт . Ведь из-за этого он и сделал то, что сделал. Боялся, что его изобличат. Он был ужасно нервный, он всегда… бедный малый. Он просто не мог выдержать того, что его ожидало.
Олуэн . Нет, совсем не то. Вы должны верить мне. Я полностью убеждена, что Мартин никогда не касался этих денег.
Фреда (пылко) . Мне всегда казалось странным, что он на это пошел. Это было совсем не похоже на Мартина — пойти на мелкое жульничество с поддельным чеком. Я знаю, он мог быть бешеным, а подчас и довольно грубым. Но не мог быть расчетливым, коварным мелким воришкой. Это было совсем не в его характере. И потом, он не очень ценил деньги.
Роберт . Но тратил их порядочно. Он сильно запутался в долгах, должен тебе сказать.
Фреда . Да, но в том-то и разница. Его мало тревожили долги. Он мог быть весел и беззаботен, будучи кругом в долгу. Денежные дела не волновали его. Ты, например, не переносишь долгов. Ты совсем другой человек.
Олуэн . Да, это и было одной из причин, почему я думала, что вы…
Роберт . Да, я понимаю. Хотя сам считаю: люди, которые о деньгах не думают, которым долги безразличны, — они-то как раз, скорее всего, и способны воспользоваться чужими деньгами.
Фреда . Возможно, но не таким путем — трусливым и подлым. Это совсем не похоже на Мартина.
Роберт (после паузы, в раздумье) . Меня интересует, Олуэн, почему вы были так уверены, что я взял деньги?
Олуэн . Почему? Да потому, что сам Мартин был в этом уверен. Он сказал мне об этом.
Роберт (удивленно) . Мартин вам это сказал?
Олуэн . Да, это было первое, о чем мы с ним говорили.
Роберт . Мартин полагал, что я их взял. Но он меня, кажется, знал лучше. Как он мог так думать?
Фреда . Ты тоже думал, что он вор. Ты тоже, видимо, его знал не лучше.
Роберт . Да, но тут есть разница. Тут были особые причины. И, кроме того, мне кое-что еще сообщили. Впрочем, я совсем не был уверен до конца. Только после того, как он застрелился, ко мне пришла уверенность.
Олуэн (с растущим волнением) . Вы сказали, что вам что-то сообщили. Но ведь и Мартину тоже кое-что сообщили. То есть ему попросту сказали, что вы взяли этот чек.
Роберт (смотря на нее) . Боже мой!
Олуэн . И знаете, кто ему сказал, что вы взяли этот чек?
Роберт . Начинаю догадываться.
Фреда . Кто?
Роберт (с раздражением) . Стэнтон, что ли?
Олуэн . Да, Стэнтон.
Роберт . Но он же сказал, что Мартин взял чек.
Фреда . О, но ведь он…
Олуэн (вместе с Фредой) . Боже мой, он…
Роберт . Он убедительно доказал мне. При этом уверял, что не хочет выдавать Мартина, говорил о круговой поруке, связывающей нас всех.
Олуэн . Но, поймите, то же самое он говорил Мартину. И Мартин никогда бы не поделился со мной, если б не знал… ну, что я вас не выдам…
Роберт (задумчиво) . Стэнтон…
Фреда (решительно) . Тогда сам Стэнтон и взял эти деньги.
Олуэн . Похоже на то.
Фреда (тоном судебного следователя) . Уверена, что так и было. Он способен на это. Вы же видите, как он сумел обмануть Мартина и Роберта, натравив их друг на друга. Может, ли быть что-нибудь отвратительнее?
Роберт (в раздумье) . Но отсюда еще не следует, что сам Стэнтон был этим вором.
Фреда . Уверена, что был.
Роберт . Подождите. Давайте разберемся. Старику Слейтеру потребовались наличные деньги, и мистер Уайтхауз подписал чек на предъявителя, на сумму пятьсот фунтов. Слейтер всегда настаивал на чеках на предъявителя — одному богу, впрочем, известно почему. Чек остался лежать на столе мистера Уайтхауза. Слейтер не пришел на другой день, как обещал, а когда явился через три дня, чека на месте не оказалось. В этот промежуток времени он был предъявлен в банк и реализован. Причем это был другой банк, а не то отделение, услугами которого постоянно пользовалась фирма, так как чек был выписан на личный счет мистера Уайтхауза. Только Стэнтон, Мартин или я могли воспользоваться этим чеком — и еще милейший старый Уотсон, который никак не мог взять его. Следует отметить — никто из нас троих не был известен в этом отделении банка, но они заявили, что человек, предъявивший чек к оплате, был моего возраста или возраста Мартина. Судя по этому, они имели довольно смутное представление о наружности преступника. Но то, что они запомнили, во всяком случае, совершенно исключает Стэнтона.
Олуэн . Насколько я помню, мистер Уайтхауз не хотел, чтобы вас всех опознавали в банке.
Фреда . Нет, он слишком их всех любил и притом был слишком расстроен. К тому же в то время он был болен.
Роберт . Мне казалось, единственно, чего он хотел, так это личного признания того, кто взял деньги.
Олуэн . Он мне так и сказал.
Фреда . И мне тоже. Это очень похоже на папу. Но что тебя заставило поверить, что Мартин взял чек?
Роберт . Показания банковских служащих указывали на Мартина и на меня, но про себя-то я знал, что не брал.
Фреда (медленно) . А Стэнтон сказал тебе…
Роберт . Стэнтон сказал мне, что видел, как Мартин выходил из комнаты твоего отца.
Олуэн . А Мартину — как вы выходили из той же комнаты.
Фреда (со страстным убеждением) . Стэнтон сам взял эти деньги.
Роберт (в гневе) . Взял ли он деньги или нет — это и придется ему разъяснить нам. (Идет к двери, открывает ее и снимает с рычага телефонную трубку.) Неудивительно, что он не одобрял нашего разговора и был рад, что может избежать его. У него на совести слишком много такого, что приходится скрывать.
Олуэн (печально) . У нас у всех, похоже, на совести слишком много такого, что нам приходится скрывать.
Роберт . Ну, так на сей раз будь что будет, а мы прольем свет на все эти тайны. Стэнтон обязан дать нам объяснение. (Вызывает по телефону.) Чэнтбери, один-два.
Фреда . Когда?
Роберт . Сегодня ночью.
Фреда . Ты хочешь всех вызвать сюда обратно, Роберт?
Роберт . Да. (Звонит.) Алло, это ты, Гордон… Стэнтон у вас? Ну, так я хочу, чтобы вы оба вернулись сюда… Да, да, чем дальше, тем больше… Это чертовски важно… Да, мы все в этом заинтересованы… О, нет, конечно, нет. Мы можем обойтись без Бетти.
Фреда и Олуэн переглядываются.
Роберт . Ну, превосходно. Приезжайте как можно скорее. (Вешает трубку. В передней закрывает дверь и зажигает свет у входа.) Они возвращаются.

Занавес
ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
При поднятии занавеса Роберт, Фреда и Олуэн стоят в тех же позах, что и в конце первого действия.
Роберт . Они возвращаются.
Фреда . Все?
Роберт . Нет, кроме Бетти. Она ложится спать.
Олуэн (с легким оттенком горечи) . Мудрая маленькая Бетти.
Роберт . Не понимаю, почему вы говорите таким тоном, Олуэн, точно Бетти от чего-то увиливает. Вам очень хорошо известно, что она не замешана в этом деле.
Олуэн . Вы так думаете?
Роберт (встревоженно) . А что, разве нет?
Фреда (мрачно усмехаясь) . Бедный Роберт, взгляните только на него. Так и видишь, как он убеждает себя: «Это действительно уже серьезно». Как мы все все-таки выдаем себя. Удивительно, что у нас еще есть секреты друг от друга.
Роберт . Но, черт побери, Олуэн, вы просто не имеете права задевать таким образом Бетти. Вы прекрасно понимаете, что лучше не впутывать ее в эту историю.
Олуэн . Да, конечно, мы не должны пачкать ее чистого юного воображения.
Роберт . Ну, что же, она действительно моложе нас всех — и страшно впечатлительна. Вы же видели, что было с ней как раз перед уходом. Ей была не под силу создавшаяся обстановка.
Олуэн . Но это было совсем не потому.
Роберт . Очевидно, вы не любите ее, Олуэн. Я не могу понять — почему? Она всегда так восхищалась вами!
Олуэн (чистосердечно, без всякой насмешки) . Ну, что же, мне очень жаль, Роберт, но я не могу ей отплатить тем же, — я восхищаюсь только ее наружностью. Не могу сказать, чтобы я ее не любила. Но… во мне нет к ней той жалости, того сочувствия, которые мне хотелось бы или которые я, может быть, должна была проявлять к ней.
Роберт (недовольный ее ответом) . Вы не питаете к ней жалости? Разве есть какая-нибудь необходимость вам или кому-нибудь жалеть ее? В вас чувствуется какое-то раздражение, Олуэн.
Фреда (к ней полностью вернулось самообладание) . Я не думаю, Роберт. Хотя, вероятно, наш сегодняшний вечер располагает к подобному состоянию. Кстати, я сейчас стою перед весьма щекотливой проблемой — перед проблемой, которую приходится решать только хозяйкам. Если человека призывают обратно в дом, для того чтобы обозвать лжецом, подлецом, мерзавцем, а возможно, и вором, — следует ли приготовить для него несколько сандвичей?
Роберт (раздраженно) . От меня он никаких сандвичей не получит.
Фреда (поддразнивая его) . Ах так, нет честности — нет и сандвичей, таков твой девиз? Не так ли? О, дорогой мой, какими мы сделались мрачными без Мартина! И в каком бы он был восторге от всего этого. Он бы непременно выдумал какие-нибудь немыслимые и невероятные грехи и разыграл покаяние. О, пожалуйста, не глядите так ужасно серьезно, вы оба. Могли бы быть немного повеселее… ну, хоть на минуту.
Роберт (мрачно) . Боюсь, что нам недостает твоего легкомыслия, моя дорогая Фреда.
Фреда . Мне кажется, у меня такое настроение потому, что, невзирая на все, я себя чувствую немного хозяйкой, ожидающей гостей, и, как ни странно, не могу не думать о комплиментах и сандвичах.
Звонок в передней.
Фреда . А, вот и они. Тебе, Роберт, придется их впустить самому.
Роберт выходит. Как только обе женщины остаются одни, их поведение резко меняется. Обе говорят быстро, шепотом.
Олуэн . Вы действительно давно догадались?
Фреда . Да. Больше года. Мне часто хотелось сказать вам что-нибудь по этому поводу.
Олуэн . Что бы вы сказали?
Фреда . Точно не знаю. Какую-нибудь глупость. Но что-нибудь очень хорошее, дружеское. (Пожимает ей обе руки.)
Олуэн . А о вас я узнала лишь сегодня вечером, Фреда. А теперь мне все это кажется таким очевидным. Не понимаю, почему раньше мне в голову ничего не приходило.
Фреда . Я тоже не понимаю.
Олуэн . Это все совершенное сумасшествие, не правда ли?
Фреда . Совершенное безумие. И с каждой минутой оно усугубляется. Впрочем, мне все равно. А вам? Это все-таки дает какое-то облегчение.
Олуэн . Да, отчасти. Но в то же время становится как-то жутко. Точно несешься в машине, у которой отказали тормоза.
Фреда . А впереди опасные повороты и страшные тупики.
За дверью слышны мужские голоса. Первым входит Стэнтон, следом — Гордон и Роберт.
Стэнтон (в дверях) . Я не понимаю зачем. Прошу прощения, Фреда, но это дело рук Роберта. Он настаивал на нашем возвращении.
Фреда (холодно) . Ну, что же, я думаю, Роберт был прав.
Гордон (направляется к кушетке и растягивается на ней) . Во всяком случае, какое-то развлечение. Ну-с, в чем же дело?
Роберт . В основном дело касается пропавших денег.
Гордон (с отвращением) . О! Черт, я так и знал! Почему вы не можете оставить в покое бедного Мартина?
Роберт . Подожди, Гордон. Мартин не брал этого чека.
Гордон (вскакивая на ноги) . Что? Как — не брал? Ты в этом уверен?
Фреда . Да.
Гордон . Вы знаете, я никогда не мог этого понять. Это было так непохоже на Мартина.
Стэнтон (обращаясь к Фреде и Роберту) . Вы действительно уверены, что Мартин не брал денег? А если не он, то кто же? И если не брал, то почему же застрелился?
Роберт (очень спокойно) . Мы не знаем, Стэнтон. Но надеемся, что вы нам это разъясните.
Стэнтон (подняв брови) . Вы изволите шутить, Роберт.
Роберт . Нисколько. Я не стал бы вас вызывать сюда для шуток. Однажды вы сказали мне, что совершенно уверены в том, что Мартин взял этот чек, — так ведь?
Стэнтон . Ну разумеется. И разъяснил, почему так думаю. Все данные указывали на это. Случившееся потом подтвердило, что я был прав.
Роберт . Вы полагаете?
Стэнтон . А разве нет?
Фреда (в внезапном, страстном порыве) . Однако если это и так, то почему Мартину вы сказали, что в краже подозреваете Роберта?
Стэнтон (в смущении) . Не будьте смешны, Фреда. Зачем я стал бы говорить Мартину о своих подозрениях?
Фреда . Да, именно, зачем? Вот это-то мы и хотим узнать.
Стэнтон . Но, простите, я этого не говорил.
Олуэн (спокойно) . Нет, говорили.
Стэнтон (оборачиваясь к ней, с отчаянием) . Олуэн! Вы тоже против меня!
Олуэн . Да, я тоже. Оттого, что вы солгали Мартину, уверив его, что Роберт взял этот чек, вы доставили мне долгие-долгие часы страданий.
Стэнтон . Но я совсем этого не хотел, Олуэн. Как мог я знать, что вы пойдете к Мартину и он вам все расскажет?
Олуэн . Не важно, могли вы знать или нет. Это была низкая, подлая ложь. После этого мне не хочется больше говорить с вами.
Стэнтон . Простите меня, Олуэн. Я бы предпочел все что угодно, только не это. Можете ли вы этому поверить, скажите? (Смотрит на нее с мольбой во взоре, но не получает ответа.)
Фреда (язвительно-холодно) . По-видимому, все остальные мало что для вас значат? Но все-таки вы нам обязаны дать некоторые объяснения.
Роберт . Прекратите лгать, Стэнтон. Вы уже достаточно натворили. Почему вы стремились стравить нас с Мартином?
Фреда . Тут может быть только один ответ. Потому что он сам взял чек.
Гордон (с большим жаром) . Стэнтон, вы не могли этого сделать!
Стэнтон . Но я это сделал.
Гордон (возбужденно, подбегая к Стэнтону, с угрожающими жестами) . Какая же вы после этого сволочь, Стэнтон! Мне наплевать на деньги. Но вы навлекли позор на Мартина. Вы заставили всех поверить в то, что он был вором.
Стэнтон . Не будьте таким истерическим дурачком, в самом деле! (Отталкивает его от себя.)
Роберт . Замолчи, Гордон.
Стэнтон . Замолчите и прекратите, пожалуйста, махать передо мной руками. Мы пока не собираемся устраивать здесь чемпионат по боксу.
Гордон . Но вы навлекли…
Стэнтон . Ничего я на Мартина не навлекал, никакого позора, как вы выражаетесь. Он был не из тех, на кого можно было навлечь, и вам следовало бы это знать. Просто случилось так, что в разгар всей суматохи, поднятой из-за денег, он взял да застрелился. Вы все сразу сделали вывод, что он поступил так потому, что присвоил деньги и боялся разоблачения. Я не препятствовал вам так думать, вот и все. Вы с таким же успехом могли предположить любую причину самоубийства. И как бы то ни было, с ним все свершилось и он ушел от нас. А там, куда он удалился, ему, наверное, в высокой степени безразлично, считает ли кто-нибудь здесь его повинным в краже пятисот фунтов стерлингов или нет.
Роберт . Но вы сознательно стремились взвалить вину на Мартина или на меня.
Фреда . Тут и сомневаться не приходится. Это-то и делает его поступок столь мерзким.
Стэнтон . Нет, право. У меня и в мыслях не было, чтобы кто-нибудь другой был наказан вместо меня. Я только стремился выиграть время. Я взял этот чек, потому что мне спешно понадобились деньги и, чтобы вывернуться, я не видел иного выхода. Я полагал, что за какую-то неделю сумею покрыть недостачу, а ежели нет, смогу сговориться со стариком Слейтером, который в таких делах большой дока. Но когда все вышло наружу, мне необходимо было выиграть время, и выход, который вы знаете, показался мне самым простым.
Роберт . Но вы же не могли сами реализовать чек в банке?
Стэнтон . Нет, я нашел для этого кое-кого — человечка, который умеет держать язык за зубами. По чистому совпадению он оказался приблизительно одного возраста и такого же сложения, как вы и Мартин. Пожалуйста, не подумайте, что во всем был какой-то глубокий, хитроумный замысел. Ничего подобного. Все сплошная импровизация, простая случайность и несусветная глупость.
Роберт . Почему же вы не признались в этом раньше?
Стэнтон (поворачиваясь к нему) . А ради какого дьявола я стал бы это делать?
Фреда . Если вы не можете понять почему, то безнадежно объяснять вам это. Но на свете все-таки существуют такие понятия, как элементарная честность, порядочность.
Стэнтон (вновь с полным самообладанием) . Да неужели? Вот уж сомневаюсь. Не забудьте, пока вы еще не слишком возгордились: вам лишь случайно удалось узнать обо мне. А если мы будем продолжать, то, возможно, и до кого-нибудь другого дойдет очередь.
1 2 3 4 5
научные статьи:   этнические потенициалы русских, американцев, украинцев и др. народов мира    циклы и пути национализма, патриотизма и сепаратизма    реальная дружба - это взаимопомощь    чему должна учить школа    принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам   

А - П

П - Я