ДЕЛОВОЙ - главная     Авторам и читателям    научная книга "Деньги"    Контакты
научные статьи:   анализ конфликтов на Украине и в Сирии по теории гражданских войн    демократия и принципы Конституции в условиях перемен    три суперцивилизации    государственные идеологии России, Украины, ЕС и США    три глобализации: по-английски, по-американски и по-китайски   
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


«Ну что ж, — думала она на бегу, — по крайней мере, мне не придется морить своих людей голодом!»
Соммерс стояла рядом с Хафези и наблюдала на голографическом дисплее за тем, как к ее кораблям приближается смертельный враг.
— Не думала, что они найдут нас так скоро, — негромко сказала она, поймав себя на мысли о том, что еще совсем недавно не призналась бы в этом начальнику своего штаба.
Хафези ничего не ответил. Вместе с Соммерс он пристально наблюдал за преследовавшими Девятнадцатую астрографическую флотилию «пауками». Они шли ей наперехват, и обреченным на смерть землянам было от них не убежать.
Паучий авангард состоял из кораблей, которые земляне окрестили «космическими канонерками». Они были больше космических истребителей и даже бортовых космических катеров боевых кораблей. Однако их двигатели создавали переходную форму реакционно-инертного силового поля, позволявшую им летать гораздо быстрее тяжелых кораблей. На самом деле они почти не уступали в скорости космическим истребителям, которые «пауки» по неизвестным причинам не могли или не хотели производить. Кроме того, в отличие от истребителей паучьи канонерки могли самостоятельно форсировать узлы пространства. «Пауки» сами сконструировали этот тип космических корабликов, неприятно поразив этим союзников, отказывавших им ранее в изобретательности. К счастью, у паучьих канонерок были и некоторые недостатки. Например, они излучали достаточно энергии, чтобы на них с готовностью реагировали системы наведения ракет, предназначенных для борьбы с тяжелыми кораблями.
Впрочем, сейчас «пауки» особенно не скрывались. За канонерками следовали линейные крейсера. Их было много, и они не дали себе труда прятаться от остатков земной астрографической флотилии под защитой маскировочных устройств. Это были паучьи линейные крейсера, пережившие сражение в предыдущей системе. Некоторые из них были просто носителями канонерок, но большинство почти не отличалось от земных линейных крейсеров типа «Дюнкерк-А», предназначенных для ракетного боя на большой дистанции. Они относились к типам, названным земной разведкой «Антилопами», «Ананасами» и «Аскаридами». Противоракетная оборона Девятнадцатой астрографической флотилии не могла отбиться от множества ракет паучьих линейных крейсеров.
— Коммодор Хафези! — хрипло сказала Соммерс, даже в такой момент не нарушив традицию, по которой всех офицеров в чине капитана на борту корабля, за исключением его командира, вежливо награждают следующим по старшинству званием, и почувствовав при этом, что в критической ситуации традиции, как ни странно, приобретают особую ценность. — Пусть истребители стартуют в тот момент, когда станет ясно, что от «пауков» нам не уйти. Передайте этот приказ капитану Кабловичу, — добавила она и подумала, что командир авианосца не на «Ямайке» и она может спокойно величать его по званию. — Потом прикажите разведывательным крейсерам типа «Гунн» не вступать в бой и продолжать поиск узла.
Хафези с понимающим видом кивнул. Разведывательные корабли могут успеть найти следующий узел пространства, а в бою от них мало толку.
— Будет исполнено, господин адмирал! — браво отчеканил он.
Потом, словно сговорившись, они наконец осмелились взглянуть друг другу в глаза, а еще через мгновение сплелись их дрожащие пальцы. «Какая разница?! Ведь мы уже покойники!»
Соммерс с вызывающим видом повернулась к присутствовавшим на мостике.
Некоторые из них явно что-то заметили и открыто глазели на адмирала и начальника штаба. Впрочем, на лицах не было удивления. Они просто улыбались. Наконец улыбнулась и сама Эйлин Соммерс. «Выходит, они все знали?!» Внезапно ей показалось, что присутствующие смеются над ней. Она была удивлена, возмущена и даже испытала прилив отчаяния. Снова повернувшись к Фариду, она все еще улыбалась дрожащими губами…
В этот момент напряженную тишину нарушил голос Фуджико Муракумы, которая, ни разу не позволив себе усмехнуться, наблюдала на дисплее за перемещениями «пауков».
— Господин адмирал! — воскликнула она. — Взгляните-ка на приборы!
Великому орлану Фурре Демлафи, командовавшей Шестой ударной эскадрой, очень хотелось размять кости. Она тихонько пошевелила слегка приподнятыми крыльями. Конечно, в тесноте флагманского мостика не было лишних двух метров, чтобы расправить их как следует, и небольшой приток кислорода в кровь не мог сравниться с наслаждением от стремительного полета, но Фурре все равно стало легче. Она успокоилась и решительно повернулась к голографическому дисплею.
Ее ударная эскадра пребывала в полной боевой готовности с того самого момента, когда курьерская ракета с разведывательного эсминца, возникшая из одного из трех узлов пространства Пайзома, нарушила атмосферу монотонной скуки, царившую на кораблях, патрулировавших в бескрайних просторах этой звездной системы. Сейчас корабли Фурры уже приблизились на расстояние одиннадцати световых секунд к противнику, увлеченному охотой на свою жертву и не понимавшему, как быстро они могут поменяться ролями. Теперь на кораблях ударной эскадры все, начиная с Фурры и заканчивая самыми младшими членами их экипажей, просто изнывали от желания открыть огонь.
— Великий орлан, — обратился к Фурре офицер, который у землян считался бы командиром ее флагмана, — вы не забыли о неизвестных кораблях, которые преследует противник?
— Разумеется, не забыла, старший сапсан!
Предусмотрительная осторожность, накопленная бесчисленными поколениями ее предков, не позволила Фурре вступить в контакт с неизвестными кораблями при первом их появлении. Кроме того, контакт подразумевал электронное излучение, которое выдало бы присутствие ударной эскадры «демонам». А этого нельзя было допустить.
Фурра смотрела на условные обозначения неизвестных кораблей, чьи экипажи, внешний вид которых она не могла себе даже представить, наверняка готовились сейчас к своему последнему бою.
— А почему вы их упомянули?
— Видите ли, великий орлан, — осторожно начал капитан флагмана Фурры. — Я не настаиваю, но почему бы не дать «демонам» настичь их? Они, конечно, погибнут, но уничтожат у «демонов» несколько кораблей, и нам будет легче расправиться с остальными!
Фурра не стала упрекать своего подчиненного за это предложение, идущее вразрез со всеми заповедями Крулота. Ханжество и лицемерие не входили в число ее недостатков. Она и сама подумывала о том, не поступить ли так, как предлагал капитан ее флагмана, но сейчас решительно дернула головой назад в знак несогласия:
— Нет! Во-первых, это бесчестно, а во-вторых, мы упустим единственную в своем роде возможность…
— Что вы имеете в виду?
— Очевидно, что эти существа — враги «демонов», — сказала она, подумав о том, что врагами «демонов» тут же становятся все, кто имел несчастье с ними познакомиться. — Поэтому они могут стать нашими союзниками.
— Но какой от них прок? Они же улепетывают во все лопатки!
— Это еще не значит, что у их военно-космического флота нет других сил, сражающихся с «демонами», — заявила Фурра и пошевелила крыльями с не терпящим возражений видом. — Мы будем действовать по первоначальному плану. Если неизвестные корабли нас атакуют, мы, естественно, будем защищаться. Если же они попытаются вступить с нами в контакт, мы ответим.
Командир флагмана всем своим видом изъявил покорность. Тянулось томительное ожидание, но вот эскадра Фурры приблизилась на расстояние удара по ничего не подозревающим «демонам».
Фурра собралась в комок и еще несколько мгновений с почти мечтательным видом разглядывала на дисплее условные обозначения вражеских кораблей. Сторонний наблюдатель решил бы, что она смотрит на них с любовью. При этом он ошибся бы в характере чувства, но не в его глубине.
Потом Фурра ощерилась, продемонстрировав мощные зубы, и даже самый недалекий инопланетянин сразу догадался бы, что предвещает этот оскал врагам великого орлана.
— Выключить маскировочные устройства, — приказала Фурра командиру своего флагмана. — Огонь!
Флот наконец загнал врага в угол. Это вражеское соединение уже доставило Флоту немало хлопот, и добить его будет непросто! Однако, несмотря на маскировочные устройства неприятеля, уже стало ясно, что во время последней стычки было уничтожено и повреждено много вражеских кораблей. Если бы не узел пространства, на который наткнулся враг в предыдущей системе, Флот давно бы покончил с ним! Жаль, что Флот не знал про этот узел. В противном случае он заранее послал бы в него корабли, которые поджидали бы неприятеля в засаде и в первую очередь расправились бы с его разведывательными кораблями. Теперь вражеское соединение нужно догнать и уничтожить до того, как оно найдет в глубинах неизвестной звездной системы следующий узел и скроется в нем!
К счастью, неприятель уже потерял много быстроходных штурмовых аппаратиков, под защитой которых ему так легко отбиваться. Судя по маневрам вражеских кораблей, они уже знают, что Флот преследует их по пятам. Однако они еще не катапультировали штурмовые аппараты!..
Линейные крейсеры преследовали неприятеля под прикрытием канонерок, готовых отразить атаку штурмовых аппаратов, и уже торжествовали скорую победу.
Чем меньше становилось расстояние, тем отчетливее было электромагнитное излучение вражеских кораблей. Кроме того, признаки серьезных повреждений неприятельских кораблей, вооруженных дальнобойными ракетами, тоже предсказывали скорый конец этого неуловимого разведывательного соединения и его эскортных кораблей.
Ну и отлично! После уничтожения вражеского соединения торжествующая победу эскадра присоединится к главным силам Флота, готовящим контратаку на недавно обнаруженную коренную звездную систему неприятеля. А потом, все вместе, они…
Первый паучий корабль взорвался совершенно внезапно.
Летевший на фланге линейный крейсер типа «Антилопа» погиб, так и не узнав, чьей жертвой он пал. Все его датчики следили за земной астрографической флотилией. «Паукам», управлявшим этим линейным крейсером, и в голову не приходило, что рядом таится новый источник опасности. Поэтому ракеты, подлетевшие со стороны кормы, застали их врасплох. В мертвой зоне, создаваемой за кормой корабля силовым полем двигателей, не действовали ни датчики, ни ракеты-перехватчики, ни батареи лазеров ближней противоракетной обороны. Смертоносный залп достиг цели, и боеголовки, начиненные антивеществом, начали наносить сокрушительные удары.
У линейного крейсера были мощные щиты, но они не устояли перед таким количеством одновременных попаданий. Паучий корабль скрылся в ослепительном огненном шаре.
Линейный крейсер типа «Антилопа» погиб первым, но не последним. Почти одновременно с ракетами первого залпа подлетели следующие, и строй паучьих кораблей содрогнулся, как от ударов гигантского цепа в руках обезумевшего бога войны. Взорвался второй линейный крейсер, потом третий. Затем волны смертоносного пламени достигли канонерок. Эти цели были маленькими и хрупкими. В отличие от линейных крейсеров их даже не защищали щиты… Паучьи кораблики тоже не подозревали, что кто-то готовится нанести удар им в спину. Одного попадания хватало любой канонерке, а на них обрушились тучи ракет. Пространство наполнилось обломками, облаками пара на месте испарившихся корабликов, волнами раскаленной плазмы и кусками линейных крейсеров…
Паучья эскадра смешалась от такого внезапного сокрушительного удара. На несколько минут поколебалась даже железная дисциплина, следуя которой ряды паучьих сверхдредноутов один за другим устремлялись навстречу неминуемой гибели от огня кораблей союзников и их космических укреплений. «Пауки» были ошеломлены не столько ощутимыми потерями, сколько неожиданностью нападения. Отдельные паучьи подразделения поддались панике и заметались. Неумолимая боевая машина, все винтики и гаечки которой безукоризненно действовали в совокупности друг с другом, развалилась на глазах пораженных землян. Некоторые группы паучьих кораблей, в отсутствие иных приказов, продолжали движение к спасавшимся бегством остаткам Девятнадцатой разведывательной флотилии, не обращая внимания на новые ракеты, настигавшие их со стороны кормы. Линейные крейсеры и большинство уцелевших канонерок развернулись и бросились туда, откуда прилетели ракеты.
Впрочем, новые ракеты не застали врасплох даже те паучьи корабли, которые продолжали преследование землян. Среагировала информационная сеть, управляющая системами противоракетной обороны. Она направляла ракеты-перехватчики и огонь лазерных батарей на каждую ракету, обнаруженную датчиками входящих в нее кораблей. Разумеется, некоторые ракеты, не попавшие в поле зрения паучьих кораблей, достигли цели. Кроме того, неумолимая статистика гласит, что цели достигли и некоторые из ракет, замеченных датчиками. Однако оборонительный огонь резко сократил количество попаданий. Теперь неизвестным кораблям, обрушившим на «пауков» неожиданный удар, пришлось сосредоточить огонь на тех кораблях противника, что устремились в их сторону.
Флот содрогнулся под градом ракет. Безукоризненный строй кораблей распался. Ракеты не могли прилететь со стороны преследуемого разведывательного соединения. Оно было просто слишком малочисленно, чтобы вести такой ураганный огонь.
Кроме того, адаптировавшиеся к ситуации датчики сообщили Флоту, что преследуемый враг никогда не использует такие ракеты. На ракетах, поразивших линейные крейсера и канонерки, были боеголовки неизвестного типа. А если бы речь шла о новой вражеской разработке, неприятельские разведывательные корабли наверняка применили бы такие ракеты в предыдущих стычках. Значит, появился какой-то новый враг!
И без того пораженные внезапным появлением отключивших маскировочные устройства неизвестных кораблей, члены экипажа «Ямайки» разинув рот следили на дисплее флагманского мостика за тем, как боеголовки с антивеществом уничтожают один паучий линейный крейсер за другим.
Первой пришла в себя адмирал Соммерс:
— Коммодор Хафези, прикажите капитану Кабловичу катапультировать все истребители. Пусть они займутся канонерками! «Кочевник» и разведывательные крейсеры будут следовать прежним курсом. Боевым кораблям — развернуться! Исполняйте!!!
Последняя команда была обращена не только к Хафези, но и к остальным членам экипажа на мостике, которые с изумлением наблюдали за уничтожением еще двух паучьих линейных крейсеров и за тем, как почти у всех паучьих кораблей под воздействием какого-то неизвестного оружия разрушились электромагнитные щиты. Земляне уже смирились с неизбежной скорой гибелью, и такой поворот событий стал для них полной неожиданностью. Соммерс была ошеломлена не меньше других, но не имела права на бездействие и намеревалась вывести из него остальных.
Она встала из адмиральского кресла и подошла к операторам коммуникационных устройств.
— Свяжитесь с неизвестными кораблями! — приказала она.
Дрожащие пальцы связистов забегали по кнопкам, и возле условных обозначений неизвестных кораблей появились цифровые коды. Это датчики собирали информацию для компьютеров. Затаив дыхание, Соммерс наблюдала за появлением идущих плотным строем групп сверхдредноутов. Впрочем, она понимала, что теперь отстреливающиеся «пауки» увидели нового противника и этим гигантским кораблям придется пойти на сближение с ними. Одна из групп паучьих кораблей совершенно не пострадала, и теперь, когда она развернулась к противнику, противоракетная оборона ее объединенных информационной сетью кораблей не пропускала ни одной дальнобойной ракеты того же типа, что раньше нанесли сокрушительный удар по мертвым зонам ничего не подозревавших линейных крейсеров.
Адмирал краем глаза взглянула на сводку о состоянии собственной флотилии. Фарид передал ее приказ, и боевые корабли разворачивались по малой траектории, немыслимой во времена реактивных двигателей. Каблович же или поставил новый рекорд по скорости катапультирования истребителей, или приступил к нему по собственной инициативе, не дожидаясь ее приказа.
К Соммерс подошел Хафези.
— Вы уверены, что это следует делать? — прошептал он.
— Что именно? Вступить в сражение с «пауками», которое уже начали неизвестные корабли, или попытаться связаться с ними?
— И то, и другое.
Соммерс улыбнулась. Улыбка до неузнаваемости преобразила ее черты. Увидь она сейчас себя в зеркале, она никогда больше не считала бы свое лицо грубым и непривлекательным.
— А как насчет поговорки «Враг моего врага — мой друг»?
— Я слышал ее, но поговоркам не всегда следует верить.
— Согласна, — с тяжелым вздохом сказала Соммерс — Но что нам остается делать? По-прежнему искать спасения в бессмысленном бегстве?
Раньше она сама непреклонно настаивала на бегстве и даже теперь не осмелилась бы сказать эти слова кому-нибудь другому. Хафези промолчал, и она настойчиво продолжала:
— Конечно, неизвестные корабли, расправившись с «пауками», могут заняться и нами. А вдруг этого не произойдет?! Надо хотя бы попробовать продемонстрировать наши добрые намерения и помочь им поскорее завершить бой. Может, хоть после этого они отнесутся к нам, так сказать, по-человечески.
— И все-таки…
— Господин адмирал! — Возглас связиста заглушил скептический ответ Хафези. — Нам отвечают! Они…
Все замолчали и, онемев, уставились на изображение, возникшее на экране коммуникационного монитора.
Никто еще не сталкивался с разумными существами, способными летать. И неудивительно! Согласно неумолимым законам эволюции, в обычных условиях крыльям не поднять в воздух тело с крупной головой мыслящего существа. В лучшем случае некогда летавшие существа, подобные «змееносцам», существуют, променяв умение летать на способность применять орудия труда.
Однако, глядя на мембраны, прикрепленные к длинным рукам появившегося на экране существа, Соммерс понимала, что даже в сложенном виде эти кожистые крылья слишком велики для чахлых рудиментов. Несмотря на короткий пушистый мех и черное одеяние с пурпурной оторочкой, возникшее на экране существо напоминало нечто среднее между птицей и летучей мышью. Впрочем, и орионцы напоминали землянам огромных приспособившихся к прямохождению кошек.
Экзотическое существо двигало ртом и издавало совершенно нечленораздельные звуки. Офицер связи сверился с приборами, кивнул и повернулся к Соммерс:
— У нас работают программы компьютерного перевода. Понадобится какое-то время, чтобы накопилось достаточно слов для первых выводов. Чем больше говорит это создание, тем лучше. А если у них есть аналогичные программы, — добавил он, — вам тоже лучше наговорить побольше слов, чтобы их компьютеры побыстрее перевели нашу речь.
Соммерс снова взглянула на дисплей. Истребители Кабловича набросились на уцелевшие паучьи канонерки. Им помогали космические корабли неизвестных существ размером с земной эсминец.
— По-моему, у нас нет другого выхода, Фарид, — негромко сказала она и начала очень отчетливо говорить в микрофон.
Глава 1
Приближение бури
По летоисчислению прародины-Земли шел май 2364 года. Однако эти даты не имели ни малейшего отношения к вращению планет-близнецов Новая Терра и Эдем вокруг главного светила звездной системы альфа Центавра, и сквозь высокие окна сочился тусклый зимний свет, из-за которого воздух в обширном конференц-зале, полном землян и представителей других теплокровных космических рас, казался сырым и холодным.
Марка Леблана это не удивляло. Разве могла царить другая атмосфера в зале, где все знали о трагическом провале операции «Дихлофос» Ивана Антонова!
Начало операции было многообещающим. Даже Леблан, который должен был напоминать всем о том, как мало, в сущности, известно об арахнидах, не поверил в то, что разумные существа могут пожертвовать таким огромным количеством сверхдредноутов и планетами, населенными их соплеменниками, чтобы заманить врага в западню. Однако «пауки» поступили именно так, и операция «Дихлофос» закончилась самой страшной катастрофой в истории ВКФ Земной Федерации. Арахниды, с безумным упорством жертвуя своими кораблями, заманивали Второй флот Антонова все дальше и дальше. Потом они проникли через неизвестный узел пространства в одну из звездных систем, оставшихся у него за кормой. Мышеловка захлопнулась. С помощью спешно организованной эскадры, вылетевшей на помощь Второму флоту под началом самой командующей Вооруженными силами Земной Федерации Ханны Аврам, адмирал Антонов с трудом вызволил из западни едва ли половину своих кораблей. При этом погибли он сам и командующая Аврам.
Трудно сказать, что именно стало для ВКФ Земной Федерации самым страшным ударом: гибель двух легендарных адмиралов или потеря огромного количества кораблей. Ведь уничтожена была четверть общей довоенной численности боевых кораблей Земной Федерации, тоннаж же потерь превысил половину того, что ее военно-космический флот имел до войны. Многие уцелевшие корабли превратились в летающие груды обломков, а в глубинах космоса, где снова господствовали «пауки», затерялись две астрографические флотилии, каждую из которых легко могла стереть в порошок даже не очень крупная паучья эскадра.
Общие потери были так огромны, что об этих флотилиях никто и не вспоминал. Самому Леблану все чаще казалось, что самая страшная потеря — это гибель адмирала Антонова, пользовавшегося репутацией безжалостного и неукротимого военачальника. Он был именно тем командующим, в котором союзники нуждались для борьбы с «пауками». А если они одержали верх даже над ним…
Эллен Макгрегор и Реймонд Прескотт, блестяще выполнившие задуманный Антоновым план отступления и спасшие часть Второго флота, немного воодушевили совсем было павших духом землян, отбив контратаку «пауков», последовавшую за отступлением кораблей, уцелевших во время операции «Дихлофос», в альфу Центавра. В «черной дыре», как стали называть Центавр после того, как разозлившаяся Макгрегор объявила, что эта звездная система без следа поглотит все корабли противника, осмелившиеся сунуть в нее нос, удалось лишь отбить паучий штурм, но Великому Союзу была очень кстати даже такая победа. А поражение, которое потерпели в этом сражении «пауки», кажется, на время истощило их силы, и пока они оставались неспособными к дальнейшим наступательным действиям. Нового штурма Центавра не последовало, в войне наступило затишье, а ВКФ Земной Федерации начал зализывать раны.
Впрочем, процесс воссоздания военно-космического флота оказался очень болезненным, а требования политиков отправить боевые корабли на защиту других звездных систем, население которых приближалось по численности к альфе Центавра, лишь усугубляли ситуацию.
Да, Леблан прекрасно понимал, почему в конференц-зале царили уныние и отчаяние.
Сам он вместе с другими штабными офицерами сидел у стены в стороне от овального стола в центре помещения. Он был всего лишь контр-адмиралом и мог претендовать на место за этим столом не больше чем сидевший рядом с ним молоденький лейтенант.
Этот достойный юноша, кажется, полностью разделял мысли своего начальника. Кевин Сандерс, с его светло-рыжеватыми волосами и резкими чертами лица, как всегда походил на лисенка, но когда он повернулся к Леблану и заговорил, тот заметил, что озорные глаза лейтенанта потускнели, а его привычно дружелюбный голос звучит очень подавленно.
— Как все изменилось! — пробормотал Сандерс.
До Леблана не сразу дошло, что имеет в виду молодой лейтенант, но потом он вспомнил, что полтора года назад Сандерс, еще в чине мичмана, присутствовал в этом же зале на первом заседании Объединенного комитета начальников штабов Великого Союза. Тогда он еще не работал в группе «экспертов по „паукам“« под руководством Леблана. Впрочем, тогда этой группы еще не существовало, и непосредственным начальником Сандерса была капитан Мидори Зайцефф, возглавлявшая разведывательный отдел при Иване Антонове, избранном председателем Объединенного комитета.
Теперь и Мидори Зайцефф, и сам Иван Антонов, и сотни тысяч других землян, отправившихся на борту кораблей Второго флота навстречу своей гибели, превратились в щепотки пыли, развеянной в бескрайних безднах Вселенной.
— Да, сейчас все по-другому, — шепотом ответил Леблан, изучая собравшихся вокруг овального стола.
За ним сидели лишь двое из числа начальников штабов, виденных Сандерсом на первом заседании: адмирал Ттаржан, представляющий союзную землянам звездную нацию «змееносцев», и председатель Норак, руководивший военно-космическим флотом гормов — звездной нации, находившейся в тесных, но не вполне понятных землянам отношениях с орионцами. Земную Федерацию теперь представляла командующая ее Вооруженными силами Эллен Макгрегор. Остальные места за столом занимали другие высшие офицеры. Адмирал Реймонд Прескотт, который должен был возглавить наступление из Зефрейна, сидел рядом с девяносто первым мелким клыком Орионского Хана Заарнаком’Тельмасой, которому предстояло командовать авианосцами во флоте Прескотта. Кроме того, он был «вилькшатом» — братом по крови Прескотта, вторым из землян удостоившегося такой близкой дружбы, зачастую связывавшей великих орионских воинов. Напротив них сидел еще один орионец — десятый великий клык Орионского Хана Корааз’Хинак, только что прибывший из Шанака, где он командовал Третьим орионским флотом, ведущим позиционную войну в Киленской цепочке звездных систем. Рядом с ним сидел адмирал флота Оскар Петерсен из Фортификационного командования Земной Федерации, возглавляющий оборону системы альфа Центавра, а в конце стола… Леблан не мог оторвать глаз от сидевшего там человека, а уже пришедший в себя Сандерс хихикнул в свойственной ему непринужденной манере.
— Никогда не видел за одним столом столько важных персон, — задумчиво проговорил он. — Мне кажется, совокупный вес звезд у них на погонах вот-вот достигнет критической массы.
Не услышав ответа Леблана на свою остроту, Сандерс посмотрел на своего начальника и проследил, куда направлен его пристальный взгляд, а смотрел Леблан на адмирала Муракуму.
У Ванессы Муракумы были рыжие волосы и зеленые глаза, унаследованные ею от ирландских предков. Она выросла на планете с низкой силой тяжести, и ее фигура казалась не просто стройной, а сверхъестественно хрупкой и изящной.
— Да, да, — еле слышно пробормотал Сандерс, думая о чем-то своем.
В самом начале войны Ванессу Муракуму в страшной спешке назначили командующей силами, защищавшими земные звездные системы в цепочке Скопления Ромул. После нескольких кошмарных сражений, сопровождавшихся огромными человеческими жертвами, ей удалось остановить паучью лавину. Но перед этим ей пришлось бесконечно отступать из одной звездной системы в другую перед паучьими эскадрами, подавлявшими союзников численным превосходством. Она все время чувствовала себя прижатой к стенке и не могла забыть о злополучных мирных жителях, чьей единственной защитой были ее гибнущие корабли. Сандерс понимал, что ему никогда не постичь до конца отчаяние и ужас, наполнявшие душу Ванессы Муракумы при виде огромных полчищ паучьих кораблей, сметавших все на своем пути и неудержимо приближавшихся к планетам, чтобы пожрать их жителей, защищать которых она присягала. И все же она устояла перед паучьей лавиной и даже умудрилась остановить ее. При этом она чуть не погибла, получив за это орден Золотого Льва, кавалерам которого должны первыми отдавать честь все офицеры ВКФ Земной Федерации, независимо от их звания. Во время этих страшных испытаний плечом к плечу с ней сражался начальник разведотдела ее штаба капитан Марк Леблан, единственный разведчик во всем ВКФ Земной Федерации с такой неудержимой фантазией, что у него был хотя бы небольшой шанс понять, что же представляют собой «пауки».
Сандерс заметил, что Ванесса Муракума, на мгновение встретившись глазами с контр-адмиралом Лебланом, едва заметно улыбнулась.
Лейтенант снова взглянул на Леблана и увидел, что тот тоже улыбается. Неужели то, что говорят о Леблане и Ванессе Муракуме, правда?! Впрочем, Леблан, кажется, не скрывает свои чувства…
— Да, — все еще улыбаясь, согласился Леблан. — Здесь действительно множество звезд и других бирюлек на инопланетных погонах. А ведь и это еще не все!
— Встать! Смирно! — скомандовал стоявший у дверей офицер космического десанта.
Все встали, и в зал вошел председатель Объединенного комитета начальников штабов владетель Тальфон Ктаар’Зартан.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48
научные статьи:   этнические потенициалы русских, американцев, украинцев и др. народов мира    циклы и пути национализма, патриотизма и сепаратизма    реальная дружба - это взаимопомощь    чему должна учить школа    принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам   

А - П

П - Я