ДЕЛОВОЙ - главная     Авторам и читателям    научная книга "Деньги"    Контакты
научные статьи:   анализ конфликтов на Украине и в Сирии по теории гражданских войн    демократия и принципы Конституции в условиях перемен    три суперцивилизации    государственные идеологии России, Украины, ЕС и США    три глобализации: по-английски, по-американски и по-китайски   
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Вебер Дэвид Марк

Пятая Империя - 2. Унаследованный Армагеддон


 

Тут выложен учебник Пятая Империя - 2. Унаследованный Армагеддон , который написал Вебер Дэвид Марк.

Данная книга Пятая Империя - 2. Унаследованный Армагеддон учебником (справочником).

Книгу-учебник Пятая Империя - 2. Унаследованный Армагеддон - Вебер Дэвид Марк можно читать онлайн или скачать бесплатно тут, на этой странице, без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Пятая Империя - 2. Унаследованный Армагеддон: 238.68 KB

скачать бесплатно книгу: Пятая Империя - 2. Унаследованный Армагеддон - Вебер Дэвид Марк



Пятая Империя – 2
Миры Дэвида Вебера Михалыч, Дмитрий Горбачев
Дэвид Вебер
Унаследованный Армагеддон
Книга 1
Сенсорный массив был размером с огромный астероид или очень маленькую планету. Он уже очень, очень долго кружил по орбите вокруг звезды класса G6 и не представлял особого интереса для досужего наблюдателя. Сферический корпус этого аппарата, изготовленный из золотисто-бронзового сплава, был покрыт изрядным слоем космической пыли, кроме солнечных панелей, где ей не позволяли скапливаться электростатические поля. Совершенство его формы нарушали только несколько небольших округлых выступов. Не было заметно ни малейшего признака параболических тарелок, популярных у цивилизаций, пользующихся радиосвязью. Впрочем, создатели этого аппарата за много тысяч лет до его постройки отказались от столь примитивных технологий.
Четвертый Империум оставил здесь этот агрегат пятьдесят две тысячи сто восемьдесят шесть земных лет назад, и теплящаяся в нем искусственная жизнь подпитывалась сейчас лишь небольшой струйкой энергии, но одинокий страж не был мертв. Он спал, но сейчас по километрам плетения его молекулярных схем понеслись искры информационных сигналов.
Внутреннее поле стазиса отключилось, и компьютер очнулся от тысячелетнего сна. Вместе с отчетом программ самотестирования потекли более мощные потоки энергии. Центральный компьютер получил сообщение о выходе из строя семи целых трех десятых процента своих основных систем. Обладай этот искусственный мозг хотя бы зачатками настоящего интеллекта, он бы счел такое незначительное количество сбоев просто чудом. Но он просто активировал соответствующие дублирующие системы и запустил следующий пакет программ.
Данное пробуждение древнего аппарата было не первым, но с момента предыдущего, произведенного по команде, прошло уже более сорока тысячелетий. Однако на сей раз поступивший сигнал не был простой проверкой функционирования — он пришел с другого такого же сенсорного массива, находящегося на расстоянии более семисот световых лет к галактическому востоку. Более того, это было сообщением о гибели.
Центральный компьютер ретранслировал полученную информацию в главный коммуникационный центр, отстоящий еще на одну тысячу световых лет и бывший древним уже тогда, когда первый кроманьонец сделал свой первый шаг по Земле. Аппарат ждал ответа — но ответа не было. Электронный мозг не обладал воображением, он просто активировал еще один пакет программ. Сигнал, предназначавшийся для командиров, сменился чередой других, с гораздо меньшим охватом. Они доходили до стерегущих соседние области космоса массивов, и они, как будто нехотя, откликались на зов.
Центральный компьютер отметил, что в когда-то плотно перекрывавшей пространство сети от времени образовались дыры. Однако это было не его проблемой — и он вернулся к своим делам. Восстановив в штатном порядке свой энергетический потенциал, он воскрес окончательно и вскоре превратился в настоящий маяк, испускающий интенсивные потоки лучей почти по всем частотам электромагнитного и гравитонного спектра, мощностью излучения превзойдя многие густонаселенные миры Империума. Он сделался подобием дорожного указателя, сияющей неоновой афиши, привлекающей к себе всеобщее внимание.
Затем искусственный разум снова принялся ждать.
Проходили месяцы, годы, но ничего не менялось. Лишь спустя семь лет пришел новый сигнал, сообщивший о гибели еще одного сенсорного массива, теперь уже на расстоянии четырехсот световых лет. Что бы ни уничтожало его одиноких братьев, оно неуклонно приближалось. Он поспешил направить еще одно послание своим командирам и снова не получил ответа. Ни директив, ни новых приказов… Но и тогда центральный компьютер продолжал делать то, для чего был изначально предназначен. Совершенно один среди молчаливых звезд, он был похож на кричащего в пустоту человека. Минуло пятнадцать лет с момента его пробуждения, когда звезды наконец-то ответили.
Чувствительные приборы аппарата зафиксировали возмущение гиперпространства за несколько недель до прибытия гостей. Он информировал о своем открытии командиров, но по-прежнему не получил ответа. В программе значилось, что уж на эти-то сведения руководство обязано было отреагировать. Впрочем, его создатели предусмотрели даже ту маловероятную возможность, что сигнал мог не дойти до адресата, и поэтому компьютер, проконсультировавшись со своим меню, выбрал наиболее подходящий командный файл и перенастроил свой гиперком на осуществление всенаправленной передачи. Теперь это было предупреждение, обращенное ко всем космическим кораблям Военного Флота.
Хотя и на этот раз реакции не последовало, но теперь программа не могла предложить каких-либо других действий, поскольку ее создатели просто не предусмотрели такой невероятной ситуации. Поэтому аппарат продолжал сигнализировать в никуда, игнорируя отсутствие ответа.
Когда возмущение гиперпространства приблизилось, центральный компьютер проанализировал его структуру и скорость, после чего добавил эти параметры к предупреждению, на которое по-прежнему никто не реагировал. Столь же безразлично он отследил, как возмущение внезапно исчезло на расстоянии восемнадцати световых минут от звезды. Компьютер зафиксировал появление источников энергии, продолживших сближение на досветовой скорости, и сразу же добавил данные о них в свое предупреждение.
К сенсорному массиву приближались поля двигателей, окутывавшие двадцатикилометровые корпуса. Они были не имперского производства, но компьютер их опознал и добавил результаты идентификации к передаваемому сигналу.
Корабли приближались на скорости, составляющей двадцать восемь процентов от световой. Их привлекло излучение сенсорного массива, а компьютер продолжал неустанно излучать сигналы, одновременно стараясь получить как можно больше параметров и характеристик приближающихся кораблей при помощи пассивных датчиков. Сблизившись на дистанцию атаки, корабли навели на аппарат свои прицельные системы, однако не торопились открывать огонь. И этот факт компьютер также немедленно добавил к своей передаче.
Когда они оказались на расстоянии около пятисот километров, тяговый луч — по оценке компьютера достаточно грубой, но вполне эффективной конструкции — коснулся сенсорного массива. Как только это произошло, компьютер активировал те программы, которые хранились в глубине его электронного сердца на случай именно таких обстоятельств.
Материя коснулась антиматерии, и аппарат исчез в потоках кипящего света, затмившего яркостью звезду, на орбите которой он находился. Произошедшее было слишком ужасным, чтобы назвать это «взрывом». В долю секунды полдесятка ближайших звездных кораблей превратились в скопление атомов, десяток других — в раскаленные обломки, многие были повреждены. Тем самым — как и было задумано давно мертвыми хозяевами аппарата — уцелевшие лишились всякой возможности изучить технологию, по которой был изготовлен аппарат.
Центральный компьютер выполнил свою последнюю функцию. Он так и не узнал, — хотя это его и не интересовало, — почему никто не ответил на его предупреждение о том, что по прошествии шестидесяти тысяч лет ачуультани вернулись.
Глава 1
В капитанской каюте шел дождь.
Если быть более точным, то дождь шел в атриуме площадью в три акра на принадлежавшей капитану территории. Старший капитан Флота Колин МакИнтайр, самопровозглашенный Правитель Земли и командир имперского планетоида «Дахак» сидел, опустив ноги в бассейн с горячей водой, а его старпом, капитан Флота Джилтани, высокая стройная брюнетка, намеревалась искупаться полностью. Ее темно-синяя форма была аккуратно сложена в стороне, и густые длинные волосы волной струились по обнаженным плечам.
Над головой офицеров нависали голографические черные грозовые тучи. Издалека доносились раскаты грома, а над линией «горизонта» сверкали яркие вспышки молнии. Хотя взгляд Колина следил за каплями дождя, отскакивающими от мерцающей крыши силового поля, его внимание сконцентрировалось на другом: на сведениях, которые в тот момент ему передавал центральный компьютер корабля.
Лицо Колина стало суровым и напряженным, пока проигрывалась запись от момента появления кораблей ачуультани до самоуничтожения сенсорного массива. Передача завершилась, и он взглянул на Джилтани, чтобы определить ее реакцию. Сжатые губы и холодный взгляд черных глаз на секунду заставили его увидеть в ней не хорошенькую женщину, а смертоносную машину-убийцу, в которую превращалась Джилтани на поле сражения.
— Это все, Дахак? — спросил он, обращаясь к бортовому компьютеру.
— Это определенно все сообщение, сэр, — ответил откуда-то из пустоты глубокий, мягкий голос. Переждав очередной раскат грома, голос спокойно продолжил: — Этот аппарат находился на расстоянии приблизительно ста десяти световых лет к галактическому востоку от Солнца. Другие между ним и Землей отсутствуют.
— Черт, — пробормотал Колин с глубоким вздохом. Когда он был простым пилотом NASA, жизнь была куда проще. — Ладно, радует уже то, что у нас есть хоть какие-то новые сведения о них.
— Да уж, — согласилась Джилтани, — так что мы все-таки будем делать, дорогой мой Колин? Мы получили информацию, но не можем даже послать ее на Землю, потому что у них нет гиперкома.
— Я думаю, мы могли бы вернуться и передать сведения лично, — задумчиво произнес Колин, — ведь мы в пути только две недели.
— Ну нет, — запротестовала Джилтани, — Коль повернем, то потеряем полных шесть недель, ибо уже проведенное в пути окажется потраченным впустую.
— Капитан Флота Джилтани права, капитан, — поддержал ее Дахак. — Хотя полученные нами данные, бесспорно, ценны, они все же не представляют особой важности для обороны Земли.
— Ха! — вырвалось у Колина, но затем, поразмыслив несколько секунд, он снова вздохнул. — Впрочем, наверное, вы правы. Конечно, если бы они атаковали и показали нам возможности своего оружия, то все было бы по-другому… — Колин пожал плечами. — Я чертовски хотел бы этого. Видит Бог, нам нужно знать, чем они вооружены.
— Верно, — сказал Дахак. — Однако согласно информации, считанной сенсорами, в технологии ачуультани не произошло заметных изменений, поэтому можно предположить, что и их оружие не подверглось существенному усовершенствованию.
— Я бы даже хотел увидеть хоть какие-то свидетельства усовершенствований, — раздраженно сказал Колин. — Мне не верится, что у них нет чего-нибудь новенького, ведь прошло уже шестьдесят тысяч лет!
— По человеческим стандартам это действительно кажется ненормальным, сэр, но полностью согласуется с сохранившимися свидетельствами о предыдущих нашествиях.
— Да, — согласилась Джилтани, погружаясь в горячую воду, — но есть у меня все ж некоторые опасения. Как может быть, чтобы раса, проведши в состоянии войны столько лет, не придумала нового оружия?
— Неизвестно, — ответил компьютер с таким поразительным спокойствием, что Колин поморщился. Несмотря на то, что Дахак обладал самосознанием, возможности его воображения все еще уступали человеческим.
— Хорошо, тогда что же мы знаем ?
— Полученные данные подтверждают информацию ранее уничтоженных сенсорных массивов. Вместе с тем, хотя мы не получили тактической информации, согласно данным сенсоров максимальная скорость ачуультани в досветовом режиме едва достигает половины той скорости, которую может развить наш корабль. Это, безусловно, является нашим тактическим преимуществом вне зависимости от соотношения характеристик вооружения. Более того, подтверждены также данные об их относительно низкой скорости в гиперпространстве. При той скорости, с которой они продвигаются сейчас, они достигнут Солнца только через два целых три десятых года, как мы и считали ранее.
— Это так, но лично мне не нравится их поведение. Нам что-нибудь известно об их попытках исследовать другие сенсорные массивы?
— Нет, капитан. Гиперком, устанавливаемый на них, способен к всенаправленной передаче не более чем на триста световых лет. Сообщения всех прежде уничтоженных аппаратов мы получали через ретрансляторы, но в них содержалось лишь подтверждение уничтожения кораблем ачуультани. Это первое прямое сообщение, притом содержащее информацию описательного характера.
— Да, — после недолгого размышления сказал Колин, — но в таком случае это плохо согласуется со сведениями об их стандартных действиях, которыми мы располагаем, не так ли?
— Действительно не согласуется, сэр. Согласно нашим данным, при осуществлении своей обычной тактики ачуультани должны были уничтожить аппарат непосредственно после обнаружения.
— Именно это я и имел в виду. Нам несказанно повезло, что хотя бы несколько аппаратов сообщили нам о приближении противника. Но мне кажется, что Империум перемудрил сам себя, задав им такую программу. Конечно, подманить врага поближе, чтобы получить больше информации о нем, — неплохая идея, но эти парни и сами охотились за сведениями. Что, если они сменят тактику или ускорят темп движения, потому что поймут, что их кто-то поджидает?
— Я думаю, опасность ты преувеличил, — задумчиво проговорила Джилтани. — Конечно, им известно, что сила некая усеяла границу стражами. Но что им это даст? Как вычислить, где именно границы пролегают, и что они пересекают их? Столь малое узнав, им все еще придется обыскивать систему за системой.
Колин потер кончик носа и совсем уже удрученно вздохнул. В словах Джилтани определенно был смысл, но он не знал, как ему действовать дальше. И даже если она ошибалась, все равно тревожиться и заботиться обо всем — это его работа.
— Думаю, вы правы, — сказал Колин. — Спасибо за сообщение, Дахак.
— Не за что, капитан, — ответил корабль.
Колин посмотрел на Джилтани.
— Тебе не помочь добраться до корабельного медпункта, Танни? — произнес он с некоторым злорадством в голосе, пытаясь таким образом разрядиться и снять напряжение.
— У тебя на удивление дурацкое чувство юмора, Колин, — мрачно ответила она, с улыбкой принимая изменение темы разговора. — Столь долго я ждала, и мало столь надежды было, что день такой наступит… И вот он предо мной, но в сердце страх, признаться честно. И вовсе неуместно надо мной смеяться по поводу такому.
— Знаю, — сказал Колин, — но это слишком весело, чтобы я мог отказать себе в маленьком удовольствии.
Она фыркнула и погрозила ему кулаком, но в ее зеленых глазах мелькнули искорки смеха. Джилтани была еще совсем ребенком со слишком слабо развитыми мышцами и скелетом, чтобы получить полный комплект биотехнических имплантантов флотского персонала, когда в результате мятежа, организованного капитан-инженером Флота Ану, «Дахак» был вынужден оказаться на околоземной орбите, а вся его команда — на Земле. И за тысячелетия борьбы между ее отцом и Ану так их и не получила, потому что на борту досветового корабля-спутника «Нергал» не было соответствующей возможности. Она получила нейроинтерфейс, усиление органов чувств и регенеративные возможности, но это были простые усовершенствования. Колин же прошел полный курс биотехнической обработки достаточно недавно, чтобы отлично понимать опасения Джилтани… и поддразнивать ее, пытаясь таким их развеять.
— Шутник, ты у меня когда-нибудь допляшешься.
— Вряд ли. Я — капитан, а у ранга…
— … есть свои привилегии, — перебила она, гневно тряся головой. — О да, эта фраза многое объясняет.
— Несомненно. — Колин улыбнулся девушке, борясь с желанием скинуть с себя форму и присоединиться к ней…. если бы не страх того, к чему все это могло привести. Не то, чтобы он на самом деле опасался последствий, но, в конце концов, у них впереди будет еще много времени (если они переживут ближайшие пару лет), а сейчас для них обоих это было бы только лишним осложнением.
— Ладно, мне пора на мостик, — сказал он. — А вам, мадам старпом, не мешало бы вернуться к себе и немного поспать. Поверь, что представление Дахака о медленной реабилитации не вполне совпадает с твоим или моим.
— С твоим — быть может, — кокетливо сказала она.
— Я это припомню, когда ты будешь просить тебе посочувствовать.
Вынув ноги из бассейна, капитан активизировал малую часть своей биотехники, образовав водоотталкивающее силовое поле непосредственно на коже ступней. Вода мгновенно стекла с них, он стряхнул оставшиеся капли и надел носки и сверкающие ботинки.
— Серьезно, Танни, отдохни немного. Тебе это просто необходимо.
— По правде я в твоих словах не сомневаюсь, — вздохнула она, медленно покачиваясь в горячей ванне, — но все же дарит это почти небесное блаженство, и я, пожалуй, еще немного полежу.
— Ну давай, — сказал он уже с совсем другой улыбкой и шагнул с края балкона на силовой луч, который медленно опустил его на пол атриума. Пока Колин шел под дождем по направлению к двери в дальнем углу его личного парка, его имплантанты образовали над ним зонтик силового поля.
С его приближением дверь автоматически открылась, и он вошел в ярко освещенный проем, простиравшийся более чем на тысячу километров. Он постарался взять себя в руки, хотя и понимал, что выглядит менее уверенно, чем ему хотелось бы, а чувствует себя еще менее уверенно, чем выглядит, устремляясь по туннелю со скоростью более двадцати тысяч километров в час.
«Дахак» снизил скорость в транспортных туннелях из уважения к капитану и его рожденному на Земле экипажу, хотя Колин был уверен в том, что компьютер искренне не понимал страха, который испытывала команда. На досветовых кораблях-спутниках было еще хуже, но самый большой из них весил не более восьмидесяти тысяч тонн. На такой крошке не было времени хорошенько испугаться, прежде чем путешествие заканчивалось. Но чтобы перебраться на другую сторону «Дахака» требовалось почти десять минут, а отсутствие субъективного ощущения полета только ухудшало состояние.
Однако капитанские покои находились всего в ста километрах от первого командного пункта — почти ничто в масштабах «Дахака», — так что все путешествие заняло только восемнадцать секунд, что было на семнадцать секунд дольше приемлемого, как осознал Колин после неожиданной остановки. Пошатываясь, он вышел в коридор, устланный ковровым покрытием, и обрадовался, что никого из членов его экипажа там не было, и, следовательно, некому было заметить, как у него дрожат коленки при приближении к массивному входному люку.
С поверхности люка смотрел герб Дахака — барельеф трехголового дракона, державшего в поднятых передних лапах звезду. Его взгляд, исполненный верности пережившей тысячелетия, пронзил Колина, а потом центральный люк — пятнадцать сантиметров имперской брони — медленно открылся. Затем еще дюжина люков последовательно открывались и закрывались по мере того, как Колин продвигался к огромной слабоосвещенной сфере командного пункта.
Казалось, что командные посты плывут в пустоте, окруженные головокружительно совершенной голографической проекцией звездного неба. Перемещение ближайших звезд можно было увидеть глазом, но если задуматься, то искусственность проекции становилась совершенно очевидной. «Дахак» мчался со скоростью, превышающей скорость света в семьсот двадцать раз. Естественно, что картина звездного неба при этом должна была, мягко говоря, искажаться.
— Капитан на мостике, — провозгласил Дахак, и Колина снова передернуло. Определенно, нужно что-то делать с этим маниакальным стремлением Дахака всемерно защищать драгоценное достоинство своего командира!
Шестеро офицеров — все имперцы — урезанной вахты начали было вставать, но Колин жестом приказал им сесть и направился дальше. Под его ногами медленно проплывали звезды. Коммандер Флота Тамман, его тактик и третий по старшинству офицер, встал с кресла.
— Капитан, — официально, как Дахак, приветствовал его Тамман и на этот раз капитан сдался.
— Я принял вахту, коммандер — он сел на освободившееся кресло, которое с легким шелестом тут же приняло форму его тела. Тамману не было необходимости делать доклад, потому что Колин уже получал информацию через нейроинтерфейс.
Он посмотрел, как тактик удаляется к своему месту с легкой, довольной улыбкой на губах. Тамман был ровесником Джилтани, одним из четырнадцати «детей» из экипажа «Нергала», выживших после ужасного штурма анклава Ану. Все они перешли к Колину на «Дахак», за что он был им безмерно благодарен. В отличие от рожденных на Земле, они имели прямую связь со своими компьютерами и могли управлять ими так, как было задумано Империумом. Маленькое, но прочное ядро офицеров, чтобы управляться с сотней помилованных мятежников, которые, по сути, в настоящее время составляли остаток его команды. Со временем Дахак оснастит усовершенствованиями и обучит землян до такого же уровня, однако даже при его возможностях все эти процедуры с экипажем, насчитывающим более ста тысяч, должны были потребовать немалого времени.
Откинувшись в своем комфортабельном командном кресле, капитан МакИнтайр наблюдал за медленным движением звезд и таким же неторопливым, зловещим перемещением гладких, обтекаемых кораблей ачуультани. С застывшей улыбкой он просматривал этот доклад снова и снова, пока не начало казаться, что это какой-то замкнутый круг. Колину стало страшно. Он знал об их приближении, но сейчас «увидел» их собственными глазами. Они были абсолютно реальными, такими же реальными и ужасными, как те задачи, которые вставали сейчас перед МакИнтайром и его командой.
В настоящее время «Дахак» находился на расстоянии двадцати семи световых лет от Земли, в то время как ближайшая военная база Империума, на момент прибытия «Дахака» в Солнечную систему, располагалась в двухстах световых годах. Основные же территории Империума располагались гораздо дальше. Но что делать, неминуемая угроза приближалась к родному миру Колина. Поэтому у него не было другого выбора, кроме как продолжать свой путь, ведь только Империум мог дать противнику должный отпор.
Но «Дахак» уже более пятидесяти тысяч лет не имел связи с Империумом. А что, если его больше не существует?
Этот вопрос не любили обсуждать, и Колин предпочитал не задавать его даже самому себе, хотя он снова и снова возникал в сознании. Дело в том, что Дахаку давно удалось восстановить свой гиперком, используя необходимые запасные части найденные в анклаве мятежников в Антарктике. Он звал на помощь с того самого момента, как гиперком был починен. На самом деле он посылал сигналы даже прямо сейчас.
Но, как и сенсорный массив, он не получал никакого ответа.
Глава 2
Заместитель Правителя Гор, бывший капитан мятежного досветового линкора «Нергал», а в настоящее время вице-король Земли, в сердцах выругался, и удрученно посмотрел на обломки. Ему сотни лет приходилось работать с земным оборудованием и он помнил насколько оно хрупкое, но сейчас, когда в его распоряжении появились технологии Империума, он совсем забыл, что интерком у него на столе был изготовлен землянами.
Дверь его кабинета приоткрылась, и генерал Джеральд Хэтчер, глава Комитета начальников штабов планеты Земля, заглянув внутрь, сразу заметил треснувшую панель интеркома.
— Если желаете привлечь мое внимание, сэр, то совсем не обязательно включать сирену. Достаточно простого телефонного звонка.
— Сирену?
— Мой интерком начал издавать звуки именно такой интенсивности. Этот прибор чем-то провинился , или вы просто вымещали раздражение?
— Земляне, — с чувством произнес Гор, — иногда бывают слишком остроумны, не так ли?
— Это одна из наших отличительных черт. — Хэтчер улыбнулся отцу Джилтани и сел. — Я так понимаю, вы хотели меня видеть, верно?
— Да, — сказал Гор, взмахнув зажатой в руке стопкой распечаток. — Вы видели это?
— А что?.. — Гор перестал размахивать бумагами, и Хэтчер наконец смог, подавшись вперед, прочесть заголовок. — Да, а в чем дело?
— Согласно этим данным, военное объединение происходит с отставанием от графика на целый месяц. — Гор сделал паузу, чтобы посмотреть на реакцию Хэтчера. — А почему я не вижу удивления или смущения на вашем лице, генерал?
— Потому что на самом деле мы опережаем мои прогнозы, — сказал Хэтчер, и Гор откинулся назад, подавляя вздох при виде блеска глаз генерала. Иногда ему казалось, что Джеральд Хэтчер слишком хорошо адаптировался к присутствию инопланетян в своем мире.
— Полагаю, — спокойно продолжал генерал, — что мне следовало сообщить вам раньше о том, что мы намеренно утвердили невыполнимый по срокам график. Это позволяет нам безнаказанно наорать на каждого, как бы хорошо он не делал свою работу. — Он пожал плечами. — Конечно, это нехорошо, но когда генерал с изрядным количеством звезд на погонах орет на тебя, сразу же открывается второе, а то и третье дыхание, и ты можешь творить чудеса, о которых даже не подозревал. Крик — удивительная вещь.
— Понятно, — сказал Гор, не спуская с Джеральда оценивающего взгляда. — Вы правы, мне следовало бы об этом знать. Если только вы не планировали наорать и на меня.
— Ну что вы, как можно, — проговорил Хэтчер.
— Вы успокоили меня, — сухо сказал Гор. — Тогда могу ли я считать, что в целом вы довольны?
— Принимая во внимание тот факт, что мы пытаемся объединить командные составы военных структур, которые, являясь близкими союзниками, все же изначально не предназначались для объединения, Фредерик, Василий и я вполне удовлетворены темпом проводимых работ, хотя время, конечно, поджимает.
Гор кивнул. Сэр Фредерик Эймсбери, Василий Черников и Хэтчер составляли, выражаясь словами Василия, тройку . Все они работали как проклятые над почти невыполнимой задачей. У них в запасе было не более двух лет до предполагаемого появления разведки ачуультани.
— Где наше самое слабое место? — спросил Гор.
— Азиатский Альянс, конечно же. — Хэтчер скривился. — У нас осталось совсем немного времени, а они все еще не решили, воевать против нас или объединиться с нами. Это крайне раздражает, однако не удивляет. Я не думаю, что маршал Цзянь посмеет открыто противостоять нам, но он, очевидно, тянет время; а пока он не сделает первый шаг, никто из военных Альянса также не сдвинется с места.
— Тогда почему бы не потребовать у Альянса сместить его?
Это было вопросом, но прозвучало вовсе не как вопрос.
— Потому, что мы этого не можем. Он не только главнокомандующий. Он к тому же еще и самый толковый из них, и все знают это. Кроме того, из их политических лидеров столько было завербовано Ану, — и погибло, когда вы захватили анклав — что он единственный, кому военные Альянса пока еще доверяют. И какую бы сильную ненависть он к нам ни испытывал, он все же ненавидит нас меньше, чем некоторые из его подчиненных.
Хэтчер пожал плечами.
— Мы попросили его о встрече один на один, и он согласился. Постараемся все с ним уладить и, поверьте Гор, он умен. Он будет на нашей стороне, как только наконец избавится от идеи, что Запад каким-то образом одолел его.
Гор снова кивнул.
Все три его старших генерала были «западниками» с точки зрения Цзяня и его людей. Тот факт, что Ану и его мятежники манипулировали действиями земных правительств и руководили террористическими группами, чтобы столкнуть друг с другом Первый и Третий Миры, только начал проникать в мозги на Западе ; потребуется намного больше времени, чтобы другая сторона приняла его на эмоциональном уровне. Некоторые группы, например религиозные фанатики, которые заправляли в Иране и Сирии, никогда бы не признали этого. Поэтому их войска были просто разоружены… к сожалению, не без жертв.
— Кроме того, — продолжал Хэтчер — Цзянь является старшим командующим Альянса, и он нам пригодится. Если мы хотим справиться с тем, что нам угрожает, просто необходимо объединиться с ними. Точнее, не так. Нам нужно объединить все военные силы Земли в одну организованную команду. Мы не можем назначить командующим Альянса офицера, который не является азиатом, и при этом рассчитывать на успех.
— Хорошо, — сказал Гор, заталкивая распечатки обратно в ящик для входящих бумаг. — Я могу пойти с ним на контакт, если вы считаете, что это поможет. Если нет, то я, пожалуй, останусь в стороне и оставлю дело вам. У меня и так достаточно проблем.
— Мне ли не знать. Честно говоря, я бы с вами местами не поменялся ни за что.
— Ваш эгоизм порой просто ошеломляет, — пробормотал Гор, на что Хэтчер лишь улыбнулся.

Вебер Дэвид Марк - Пятая Империя - 2. Унаследованный Армагеддон -> вторая страница книги


Нам хотелось бы, чтобы деловая книга Пятая Империя - 2. Унаследованный Армагеддон автора Вебер Дэвид Марк понравилась бы вам!
Если так окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Пятая Империя - 2. Унаследованный Армагеддон своим друзьям, установив у себя гиперссылку на эту страницу с произведением: Вебер Дэвид Марк - Пятая Империя - 2. Унаследованный Армагеддон.
Ключевые слова страницы: Пятая Империя - 2. Унаследованный Армагеддон; Вебер Дэвид Марк, скачать, бесплатно, читать, книга, онлайн, ДЕЛОВОЙ
научные статьи:   этнические потенициалы русских, американцев, украинцев и др. народов мира    циклы и пути национализма, патриотизма и сепаратизма    реальная дружба - это взаимопомощь    чему должна учить школа    принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам   

А - П

П - Я