ДЕЛОВОЙ - главная     Авторам и читателям    научная книга "Деньги"    Контакты
научные статьи:   анализ конфликтов на Украине и в Сирии по теории гражданских войн    демократия и принципы Конституции в условиях перемен    три суперцивилизации    государственные идеологии России, Украины, ЕС и США    три глобализации: по-английски, по-американски и по-китайски   
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


Есть и другие неоднозначности в понимании туннельных переходов. В теории, к примеру, должен быть возможен переход от одного терминала непосредственно к другому. На практике же возможно только совершать переходы между центральным узлом и терминалами.
Несмотря на несовершенство теорий, туннельные сети открыли новую страницу в межзвездных путешествиях и стали фокусами торговли. Хотя сетей немного и, конечно, нельзя их использовать для перехода туда, где нет терминала, но зато возможно преодолев несколько десятков световых лет достичь терминала и совершить прыжок, приблизившись к финальному пункту на несколько сотен светолет сэкономив тем самым немало времени.
Вдобавок, конечно, открытие туннельных сетей внесло изменения в схему продолжавшегося расселения. До того экспансия происходила примерно сферически, распространяясь от центра. После экспансия приобрела более «рваный» характер, так как туннельный переход открывал мгновенный доступ к удаленной области пространства. Более того, туннельные сети обычно связаны со звездами из середины главной последовательности (классов F, G и K) что приводит к высокой вероятности нахождения планеты пригодной для заселения у терминала сети. А как только люди обживали дальний конец туннельного перехода, он становился фокусом собственного «мини-расселения», образуя в свою очередь сферическую область исследованного пространства в сотнях световых лет от других разведанных областей.
Логистика под парусами Варшавской
По своей собственной природе импеллер и паруса Варшавской не могли не оказать огромного влияния на размеры космических кораблей. Импеллер позволил практически игнорировать массу как таковую при расчетах субсветовых полетов. Паруса Варшавской сделали тоже самое для сверхсветовых полетов. Таким образом космические грузоперевозки стали осуществимыми на практике. На самом деле межпланетный и межзвездный транспорт более дешев, чем наземный или атмосферный несмотря на применение антигравитации. Хотя, конечно, даже на скорости в 1200 световых (скорость среднего грузовоза) перегон в 300 светолет занимает 2, 4 месяца. Но, в целом, перевозка даже таких «неудобных» грузов, как руда или продовольствие между звездами приносит прибыль.
По тем же причинам возможны стали и межзвездные военные операции, включая вторжение и оккупацию целых планет. Конечно космический корабль как таковой представляет собой немалое первоначальное вложение средств, но срок его службы очень велик, стоимость проведения операции низка, а тот корабль который может перевозить скот и сельскохозяйственное оборудование может быть приспособлен для транспортировки войск и бронетехники.
В основном гиперкорабли делятся на три основные категории: медленные грузовозы, скоростные пассажирские корабли и боевые корабли.
Максимальное ускорение под парусами Варшавской зависит от их мощности или, иначе говоря, «фактора захвата» и эффективности компенсатора инерции. Чем мощнее (и массивнее) генераторы парусов, тем выше их эффективность в использовании энергии потока гравитации; чем эффективнее компенсатор, тем большее ускорение сможет перенести экипаж. Кроме того, для того чтобы переносить суровые условия «верхних» гиперполос необходимы чрезвычайно мощные паруса. Все это означает, что большим кораблям, на которых достаточно места для монтажа мощных парусов, присущи большая энерговооруженность и большие достижимые скорости, потому что они могут «выжать» большее ускорение из данного гравипотока (разгоняясь до предельных 0, 6 c быстрее) и забраться в более высокую полосу гиперпространства (где сокращение дистанций приводит к большей эффективной скорости).
Есть и негативные факторы. Более мощные паруса Варшавской медленнее реагируют на изменения в гравипотоке. Это несет потенциальную опасность, но она, в свою очередь, смягчается большей устойчивостью мощного паруса к нагрузкам. То есть для выживания судна нет необходимости постоянно подстраивать паруса к флуктуациям потока. Другими словами большой корабль может поставить «больший» парус чем маленький при тех же условиях и, тем самым, обогнать его.
Конечно все не так однозначно. Для начала, меньшие, менее массивные корабли получают большее ускорение при той же мощности паруса. И каким бы продвинутым не был компенсатор, но при меньших размерах корабля (и, следовательно, поля) достигается большая эффективность, и меньший корабль может позволить себе большее ускорение в том же потоке чем большой не ставя под угрозу жизнь экипажа. Если же меньший корабль разгонится до 0, 6 c (предела скорости в гиперпространстве) быстрее большего корабля, то теоретическое превосходство последнего сходит на нет. В неспокойных же гравитационных потоках больший корабль сможет поддерживать большее эффективное ускорение вне зависимости от возможностей компенсатора, так как меньший корабль будет вынужден «взять на рифы» свои паруса (уменьшить «фактор захвата») чтобы уберечь генераторы парусов от перегрузки. Это в основном справедливо для зета-полосы и более высоких, а торговые корабли забираются так высоко крайне редко. Военные же корабли, даже относительно небольшие, обычно имеют весьма мощные генераторы парусов для своего размера, они могут забираться в высокие полосы, но и для них сказывается преимущество больших кораблей в больших парусах. И в соответствующих условиях большие корабли могут реализовать свое преимущество в парусах чтобы скомпенсировать меньшую эффективность компенсаторов инерции.
С другой стороны, меньшие корабли могут использовать свое преимущество в более быстрой и точной подстройке парусов под условия потока выжимая из него все возможное ускорение. Таким образом получается, что маленький корабль с достаточно энергичным парусным мастером может обернутся быстрее большого на большинстве маршрутов гиперкосмоса. Но есть, конечно, маршруты пролегающие по особо мощным и устойчивым гравипотокам (известным как «Ревущие Глубины») на которых больший корабль сможет реализовать свои теоретические преимущества и обогнать меньший с легкостью.
В досветовом же полете мощность парусов (соотносящаяся с мощностью импеллера) не дает никаких преимуществ в силу природы компенсатора инерции. Никакая мощность импеллеров не создаст гравитационного потока достаточного чтобы преодолеть фундаментальный принцип большей эффективности компенсатора при меньшем размере поля. Таким образом при досветовом полете военные корабли независимо от размера имеют равные скоростные возможности, но большие требуют больше времени на разгон и торможение.
Тюнеры и триммеры парусов Варшавской — это наиболее дорогостоящие и недолговечные компоненты генератора. И чем мощнее генератор парусов, чем больше на него нагрузка, тем короче срок их службы. Из-за этого грузовозы используют относительно маломощные паруса и не забираются в верхние гиперполосы, тем самым ограничивая себя скоростями в 1000—1500 c . Пассажирские лайнеры и грузовики специализирующиеся по скоропортящимся или срочным грузам могут позволить себе большие расходы на более мощные паруса и достигают скорости 1500—2000 c . В основном (хотя бывают и исключения) только на военные корабли ставят самые мощные паруса и компенсаторы какие только можно вместить в их корпус. И это дает им возможность развивать скорости до 3000 c . В результате срок службы тюнеров на грузовозе может составлять до пятидесяти лет, на пассажирском судне — до двадцати лет, а военному кораблю тщательный осмотр и замена тюнеров необходимы раз в восемь-десять лет. С другой стороны, военное судно может провести десяток лет не сходя с орбиты, так что реальная продолжительность службы тюнеров на судах одного класса может сильно различаться из-за различий в роде службы.
Расселение
Предел скорости для досветового корабля в 0, 8 c был установлен еще на самых ранних этапах Расселения, так как при более высоких скоростях не удавалось защитить экипаж и корабль от бомбардировки межзвездными пылью, газом и радиацией.
Корабли поколений строились как цельные, замкнутые системы поддержания жизни для минимального населения способного к воспроизводству и разгонялись до предельной скорости при ускорении 1 g . По достижении предельной скорости нормальная сила тяжести поддерживалась при помощи вращения корпуса. На борту, кроме пассажиров-людей, находились запасы скота и растений и все что должно было быть необходимым для колонистов чтобы выжить в новом мире. Хотя размеры этих кораблей были просто гигантскими, место на борту было ограничено, и зачастую ранние экспедиции по прибытии на место назначения с грустью обнаруживали, что не подумали о чем-то просто необходимом. Такой конец путешествия стал менее вероятным после 800 года э.р., когда первые гиперкорабли сделали возможной предварительную разведку предполагаемых колоний до отправки экспедиции. Но к этому времени корабли поколений стали историей.
В 305 году э.р. был окончательно доведен до ума процесс анабиоза. Задолго до того было возможным сохранение отдельных органов при криогенных температурах, но даже лучшие методы борьбы с кристаллизацией воды были не идеальны и не предохраняли от повреждений при заморозке абсолютно. А если небольшое повреждение печени или мышц еще допустимо, то вот для мозга это абсолютно неприемлемо. Предсказания энтузиастов криогеники о возможности неограниченной приостановки жизненных процессов не оправдались.
Обойти проблему кристаллизации и тем самым разрубить гордиев узел проблемы анабиоза удалось в 305 году э.р. доктору Кадуэллеру Пино из Тулонского университета. Он нашел способ не опуская температуру ниже точки замерзания поддерживать физиологические процессы со стократным замедлением. Другими словами человек в анабиозе старел на год за столетие и его потребность в кислороде и питательных веществах была соответствующей. В течение следующих десятилетий Пино и его сотрудники совершенствовали процесс в плане преодоления проблем атрофии мускулов и других физиологических расстройств свойственных длительному периоду коматозного состояния. В конце концов было установлено, что есть необходимость в пробуждении человека из анабиоза для упражнений примерно на месяц каждые шестьдесят лет. Этот график и выдерживался в каждом полете колонизационного корабля с анабиозными камерами.
Как результат потребность в системах жизнеобеспечения на борту новых кораблей была куда меньше чем у кораблей поколений. Двигаясь со скоростью 0, 8 c колонисты получали вдобавок 60% замедление времени. Другими словами шестидесятилетнему периоду анабиоза соответствовало столетие по часам остальной вселенной. Таким образом столетнее путешествие осуществлялось без единого пробуждения экипажа и отнимало у него только 7, 2 месяца жизни. Более длинные путешествия, конечно, требовали периодических пробуждений, но одномоментно бодрствовала только малая часть экипажа и это не требовало мощных систем жизнеобеспечения. В целом количество колонистов на борту корабля резко выросло, а субъективное время затраченное на путешествие резко сократилось.
Дальнейшее ускорение колонизации придало изобретение гипердвигателя в 725 году э.р. Среди первых гиперкораблей катастрофы были столь часты, что в их экипажи шли только настоящие сорвиголовы, а таких среди колонистов никогда не было много. Колонисты были готовы рискнуть ради обретения нового дома, но и стремились свести риск к минимуму.
Однако гиперкорабли стали кораблями-разведчиками, превосходящими колонизационные корабли по скорости более чем в шестьдесят раз. И люди готовые отправится на разведку (а не освоение) новых миров были обычно как раз такого сорта, чтобы рискнуть и полететь в гипере. В результате сложилась следующая ситуация: разведчики, обычно представляющие частные компании, брали на себя рискованное дело поиска подходящих для колонизации планет, а затем продавали данные о них с аукциона колонистам. Даже с учетом скорости гиперкораблей такая процедура требовала от участников умения смотреть далеко вперед, но человечество приспособилось и к этому, как и ко многому другому за свою историю.
Первым кораблем-колонизатором под парусами Варшавской считается «Икар», стартовавший с орбиты Старой Земли 9 сентября 1284 года э.р. под командованием капитана Мелиссы Андроповой. Несмотря на свое имя он прослужил более двух веков без существенных аварий и был отправлен на слом в 1491 году э.р. Но до него дуализм сверхсветовых разведчиков и досветовых колонизационных кораблей с анабиозными камерами был стандартом более пяти веков.
Появление новой технологии сверхсветовых путешествий повлекло за собой несколько инцидентов, когда неразборчивые в средствах личности использовали новые корабли чтобы обогнать плетущиеся к своему новому дому старые. По прибытии колонисты обнаруживали обустроившихся (и вооруженных) захватчиков. Если поблизости была другая колония, они обычно помогали колонистам выдворить захватчиков хотя бы даже силой оружия, чтобы не иметь под боком столь плохо зарекомендовавших себя соседей. Если же помощников поблизости не находилось — значит колонистам не повезло, особенно учитывая. что технологии в их распоряжении обычно отставали от технологий захватчиков на пару веков. Иногда такой захват вызывал цепную реакцию. Экспедиция не рассчитывавшая на перспективу возвращения (даже если бы у кого и возникло такое желание) не имела другого выхода, как рискнуть и отправится к неразведанному миру поблизости. Многие погибли не имея техники необходимой чтобы приспособится к другому миру, не такому, как первоначальная цель. Те же кто справился, зачастую занимали планету к которой тоже отправлялась группа колонистов. А иногда и обнаруживали уже колонизированную планету которая соглашалась принять их на равных правах.
«Икар» и его последовавшие аналоги полностью изменили стратегию колонизации. Теперь на преодоление 500 световых лет требовалось только два с половиной года и это время сокращалось по мере совершенствования технологии. Анабиоз все еще находил свое применение, но теперь уже просто как способ впихнуть побольше пассажиров в заданный объем, а не как необходимая мера. По мере роста скорости гиперкораблей анабиоз применялся все реже.
Звездное Королевство Мантикора
Основание и ранняя история
Экспедиция колонизации на Мантикору покинула Старую Землю 24 октября 775 года э.р. на борту досветового корабля с анабиозными камерами «Язон». Мантикора расположена примерно в 512 световых годах от Земли и представляет собой двойную звезду классов G0/G2. Первые доказательства существования планет в этой системе были получены в 562 году э.р. астрономом сэром Фредериком Кларке. Продолжительность путешествия должна была составить 640, 5 лет (немного более 384 субъективных лет). Каждый колонист пробуждался для упражнений семь раз. Таким образом колонисты потратили на путешествие примерно по 4, 5 года жизни (и все свои деньги).
На шестьдесят процентов колонисты состояли из жителей Западной Европы, большинство остальных были из Северо-Американской Федерации, островов Карибского моря, было также небольшое количество этнических украинцев. Всего в экспедиции приняло участие 38 000 взрослых и 13 000 детей. «Права» на систему были приобретены с аукциона у исследовательской фирмы Franchot et Fils с головным офисом в Париже на Старой Земле. FF (так обычно называли эту фирму) имела заслуженно высокую репутацию. Их корабль-разведчик «Suffren» преодолел дистанцию до Мантикоры всего за двадцать лет и выполнил свою задачу с обычным для сотрудников FF профессионализмом, не забыв приложить к данным предупреждение о том, что к моменту прибытия колонистов все данные устареют на 650 лет. FF продала права на систему Мантикоры «Мантикорской Колонии Лтд.» примерно за 5, 75 миллиардов евро. Как часть процесса передачи прав, FF удалила все данные по системе из своих баз данных, передав информацию в максимально защищенные базы данных Федерального Правительства Земли. Это было стандартной процедурой для защиты колонии Мантикоры от оккупации планеты более поздней экспедицией на более быстром корабле, так как к тому времени успехи в технологии гиперпространственных путешествий сделали необходимость в такой защитной мере очевидной для всех, хотя, конечно, одной этой меры было недостаточно чтобы гарантировать защиту колонистов от оккупантов. Именно поэтому Роджер Винтон, президент и генеральный директор «Мантикорской Колонии Лтд.» (к тому моменту уже избранный первым Планетарным Администратором), предпочел основать Фонд Колонии Мантикора в Цюрихе.
Целью Фонда было вложить все остатки средств после комплектования экспедиции (немногим меньше одного миллиарда евро) и использовать проценты с этой суммы чтобы присматривать за соблюдением прав колонистов на их новый дом. Это было мудрое решение, ибо когда «Язон» прибыл в систему Мантикоры 21 марта 1416 года э.р. его команда обнаружила небольшое поселение на планете которую они назвали Мантикорой, но было оно основано персоналом Фонда который, кроме того, держал в системе четыре фрегата земной постройки для защиты ее от оккупантов. Фонд распоряжался средствами настолько хорошо в течении шести веков, что Мантикора обнаружила себя владельцем кругленького счета, а фрегаты стали первыми судами Флота Мантикоры (позднее Королевского Флота Мантикоры). Кроме того сотрудники Фонда прихватили с собой базы данных и инструкторов, чтобы обучить колонистов технологиям появившимся за шесть веков. Последнее стало бонусом не предвиденным даже Винтоном, и чрезвычайно веским доводом чтобы восхититься как своим собственным решением, так и старательностью и предвидением сотрудников Фонда.
Колония имела прекрасную поддержку и финансы, но после сорока лет процветания, в 1454 году э.р., разразилась катастрофа.
Цена Мантикоры на аукционе была столь велика по двум причинам. Первая, это то, что система двойной звезды имеющая целых три планеты пригодных для обитания была явлением чрезвычайно редким — на самом деле даже уникальным. Вторая, это то, что Мантикора и Сфинкс, две землеподобных планеты обращающихся вокруг звезды класса G0 были чрезвычайно похожи на Землю. На каждой, конечно, была собственная биосфера, но исследования разведчиков показали, что земные формы жизни с необычайной легкостью адаптируются на любой из трех планет, и это подтвердилось. Земные растения росли хорошо, а местная фауна, хотя и не в полной мере восполняла потребность в необходимых веществах, была вполне съедобной для землян. Терраформирование, таким образом, свелось к посевам пищевых и кормовых культур. К сожалению такая простота адаптации имела и оборотную сторону и Мантикора оказалась одной из очень немногих планет породивших микроорганизмы способные поражать человека.
Виновником беды стал вирус — точнее говоря семейство вирусов — упущенный разведчиками при анализе. Некоторые вирусологи, впрочем, считали, что вирус не был пропущен, а развился на планете за те шесть веков, что прошли между разведкой и колонизацией. Другие же доказывали, что вирус мутировал от земного предка. Кто бы из них не был прав, вирус был смертоносным, вызывающим у своих жертв одновременно симптомы гриппа и пневмонии. Хуже того, он оказался устойчивым ко всем известным лекарствам и прошло десять лет прежде чем удалось создать вакцину.
За это десятилетие умерло почти шестьдесят процентов населения колонии. Дети рожденные на Мантикоре оказались более устойчивыми к этому заболеванию, но все равно — без поддержки Фонда Колонии Мантикора с Земли колония безусловно бы вымерла.
В результате эпидемии колонии потребовались новые люди. Их нанимали на Старой Земле (еще раз порадовавшись существованию Фонда Колонии Мантикора), но первые колонисты, озабоченные сохранением контроля над своим миром, приняли совершенно новую конституцию прежде чем открыть двери иммигрантам.
Роджера Винтона переизбирали Планетарным Администратором весь период первоначальной колонизации и эпидемии. К этому моменту он уже был стар (более восьмидесяти лет), его жена и двое сыновей рожденных на Земле умерли во время эпидемии, но он остался энергичным человеком, а его дочь Елизавета, рожденная на Мантикоре, проявила себя не менее достойно чем он. В свои пятьдесят три она была президентом совета директоров (читай вице-президентом колонии) и одним из самых уважаемых юристов Мантикоры. Учитывая выдающуюся службу этой семьи на благо колонии конвент акционеров колонии учредил конституционную монархию и короновал Роджера Винтона 1 августа 1471 года э.р.
На этом посту он пробыл только три года до своей смерти. Ему унаследовала его дочь, Елизавета I, и с тех пор Винтоны правили Звездным Королевством Мантикора. В то же время выжившие «первоначальные акционеры» и их наследники удерживавшие контроль над обширными землями (включая большинство залежей полезных ископаемых) получили дворянские грамоты. Так появилась наследственная аристократия Мантикоры.
Новая волна иммиграции состояла из трех различных типов людей. Каждый получал кредит эквивалентный стоимости билета второго класса от Солнечной Лиги до Мантикоры. Кредит этот мог быть превращен, по желанию владельца, в надел земли на планете или в акции орбитальных индустриальных концернов. Большинство, оказавшись лицом к лицу с девственной планетой предпочли землю, другие сделали вложения в индустрию, что в дальнейшем принесло им немалые деньги.
Тот кто мог самостоятельно оплатить дорогу получал полную стоимость кредита по прибытии, тот кто не мог, получал от Фонда необходимые средства в счет кредита. Если же состояние иммигранта было больше стоимости путешествия, то избыток мог быть им вложен опять-таки в землю или акции за половину цены. Таким образом самые богатые иммигранты стали «вторичными акционерами» и владения их в некоторых случаях могли посоперничать с владениями «первоначальных акционеров» и принесли им дворянские звания, хоть и меньших рангов чем у уже существующих аристократов. Иммигранты получившие и сохранившие (или слегка увеличившие) наделы земли стали «йоменами», свободными землевладельцами с правом голосовать спустя мантикорский год (1, 73 стандартного земного года) после своего прибытия. Те кто полностью потратил свой кредит на путешествие к Мантикоре стали так называемыми «нулевиками» и не получали права голоса до тех пор пока устроят свою жизнь достаточно хорошо чтобы платить налоги в течении пяти последовательных мантикорских лет (8, 7 земных лет). Хотя, вне зависимости от наличия права голоса, все подданные Мантикоры равны перед законом, есть определенное социальное размежевание между акционерами, йоменами и «нулевиками». До сих пор считается более престижным вести свой род от йомена, чем от «нулевика», хотя, конечно, вести род от акционера престижнее всего.
Конституционная монархия Мантикоры процветала в последующие пятьсот лет благодаря серии сильных монархов и постоянно растущему населению. В конституции была предусмотрена «Декларация Основных Прав», но право голоса было ограничено только для тех кто платил налоги пять лет подряд. Практика привлечения иммигрантов при помощи кредита была завершена через пятьдесят лет, полностью выполнив свою задачу, и более было невозможно для иммигранта стать акционером или получить право голоса немедленно по прибытии.
Согласно Конституции были учреждены двухпалатный Парламент, Королевский Совет и Королевский Суд. Парламент состоит из Палаты Лордов и Палаты Общин, каждая из которых имеет право вето. Монарх имеет право законодательной инициативы и также право вето. Исполнительную власть представляет собой Королевский Совет, состоящий из премьер-министра, министров и нескольких членов передающих свой пост по наследству. Среди таких Хранитель Печати, наследник престола (с правом совещательного голоса) и монарх. Фактически Королевский Совет (в последнее время называемый просто «Кабинет») стал инструментом, с помощью которого монарх действует как глава правительства, так же как глава государства. Премьер-министр традиционно назначается из состава Палаты Лордов, но должен иметь поддержку большинства в Палате Общин. Формально руководит кабинетом именно он, но король или королева могут в любой момент отправить его в отставку и в большинстве случаев премьер-министр является правой рукой монарха. В то же время было бы глупостью со стороны монарха, умышленно или нет, игнорировать советы его министров и особенно премьер-министра.
Монарх имеет право на амнистию и помилование, назначает министров и судей по представлению и с согласия палаты Лордов. Так же имеет право толкования конституции посредством назначенных им членов Королевского Суда, хотя большинством обеих палат Парламента его решение может быть преодолено. С согласия большинства в палате Общин монарх может учредить новых пэров.
В случае разногласий между монархом и обеими палатами Парламента, окончательное решение принимает палата Лордов и в этом случае право вето монарха или палаты Общин не применяется. Основные гарантии соблюдения интересов простого населения королевства заключаются в трех следующих прерогативах палаты Общин: именно палата Общин принимает (или отвергает) бюджет; конституция требует, чтобы премьер-министр пользовался поддержкой большинства в палате Общин; палата Общин может инициировать процедуру импичмента монарха.
Экономическую политику в целом и бюджет в частности определяет, конечно, кабинет, а не палата Общин. Кроме того, Корона может использовать средства принадлежащих ей земель и индустриальных предприятий, но, очевидно, ни Корона, ни палата Лордов не могут полностью игнорировать голос Общин, если те в ответ откажутся утверждать бюджет. Дополнительная гарантия того, что мнение простых людей не будет проигнорировано наверху, заключается в том, что премьер-министр должен иметь поддержку большинства в палате Общин (а вот поддержка большинства лордов не является необходимой , хотя большинство премьер-министров терявших такую поддержку были вынуждены подать в отставку). И, наконец, монархия Мантикоры одна из очень и очень немногих предусматривающих возможность смещения монарха по причине отличной от его недееспособности или преступных действий. В принципе, импичмент монарху может быть инициирован по любой причине , набравшей две трети голосов в палате Общин. Палата Лордов не имеет права инициировать импичмент. Завершение же процедуры смещения монарха требует большинства в три четверти голосов как в палате Общин, так и в палате Лордов. Эта конституционная процедура еще никогда не была применена и большинство рассматривают ее как рудимент домонархической правовой системы, однако с возможностью импичмента приходится считаться.
Последнюю меру, направленную на предотвращение «отрыва» монархии от неаристократического большинства населения, внесли в Конституцию по личному настоянию Роджера I и Елизаветы I. Наследник престола обязан сочетаться браком с простолюдином. Это не касается прочих членов правящей семьи, но кронпринц (или кронпринцесса) должны найти себе пару за пределами круга аристократов.
Единственную серьезную угрозу монархическому строю представило так называемое «Восстание Грифона» 1721 года э.р., самая серьезная внутренняя проблема из всех с которыми приходилось сталкиваться Мантикоре. На Грифон, наименее землеподобную из планет системы Мантикоры, пришлось минимальное число «первоначальных акционеров», так как первое поселение на нем было основано только через пятнадцать лет после Чумы. Основная часть аристократии Грифона произошла от «вторичных акционеров» и, по большей части, их земельные владения были относительно невелики. Кроме того, монарх учредил на Грифоне «Коронные земли» (земли доступные для использования любым, изъявившим желание) чтобы простимулировать эмиграцию. К 1715 году население на Грифоне достигло уровня предусмотренного Хартией Коронных Земель 1490 года. С этого момента, в соответствии с хартией, Корона приступила к передаче прав владения на Коронные земли и раздаче титулов крупным успешным землевладельцам. С этого-то и начались проблемы. Йомены, надеявшиеся стать независимыми скотоводами, фермерами и рудокопами, заявили, что планетные аристократы силой выживают их с их земли. И в самом деле, между «скваттерами» и «детьми акционеров» практически велась необъявленная война. После двух лет нараставшего кровопролития была учреждена специальная комиссия с чрезвычайными полномочиями для того чтобы остановить волну насилия и урегулировать конфликт.
1 2 3 4
научные статьи:   этнические потенициалы русских, американцев, украинцев и др. народов мира    циклы и пути национализма, патриотизма и сепаратизма    реальная дружба - это взаимопомощь    чему должна учить школа    принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам   

А - П

П - Я