ДЕЛОВОЙ - главная     Авторам и читателям    научная книга "Деньги"    Many-Books.Org    Контакты

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Михалков Сергей Владимирович

Осторожно, листопад!


 

Тут выложен учебник Осторожно, листопад! , который написал Михалков Сергей Владимирович.

Данная книга Осторожно, листопад! учебником (справочником).

Книгу-учебник Осторожно, листопад! - Михалков Сергей Владимирович можно читать онлайн или скачать бесплатно тут, на этой странице, без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Осторожно, листопад!: 33.78 KB

скачать бесплатно книгу: Осторожно, листопад! - Михалков Сергей Владимирович



Михалков Сергей Владимирович
Осторожно, листопад !
Сергей Владимирович Михалков
Осторожно, листопад!
Пьеса в восьми картинах
Издательство продолжает публикацию пьес известного советского поэта и драматурга, Героя Социалистического Труда, лауреата Ленинской премии, Государственных премий СССР и Государственной премии РСФСР им. К.С.Станиславского, заслуженного деятеля искусств РСФСР Сергея Владимировича Михалкова, начатую сборником его пьес для детей (Театр для детей. М., "Искусство", 1977).
В данном сборнике вниманию читателей предлагаются такие широко известные пьесы, как "Раки", "Памятник себе...", "Пощечина", "Пена", "Балалайкин и К°", и ряд других, поставленных на сцене многих театров страны и за рубежом.
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
ШУБИН СЕРГЕЙ ЕВГЕНЬЕВИЧ - инженер-конструктор, 45 лет.
ШУБИНА ТАТЬЯНА ЛЕОНИДОВНА - его жена, врач, 40 лет.
СВЕТА - их дочь, школьница.
МАРИНА - инженер, 30 лет.
СОМОВ АРСЕНИЙ ТИМОФЕЕВИЧ - инженер-строитель, 50 лет.
ЮРИЙ - военный, инженер-капитан, 30 лет.
ТАМАРА - актриса, 25 лет.
АРКАДИЙ - администратор, 45 лет.
БУБА - легкомысленная особа, 25 лет.
МАКС - легкомысленный человек неопределенного возраста.
ДАМА В СИРЕНЕВОМ - его жена.
ТАИСИЯ ПАВЛОВНА - полная дама.
ПОДВЫПИВШИЙ ГОСТЬ.
СОСЕД.
ОФИЦИАНТ.
НЯНЯ в больнице.
МЕДСЕСТРА.
ЖИЛЕЦ дома.
ОН молодые люди.
ОНА /
НЕЗНАКОМЕЦ.
Премьера спектакля состоялась в сентябре 1961 года в Театре имени Моссовета.
КАРТИНА ПЕРВАЯ
Часть лестницы и площадка на лестничной клетке
многоквартирного дома. Прямо на зрителя двери двух
расположенных рядом квартир. На площадке стоит Юрий.
Облокотившись о перила, он читает книгу. Смотрит на
часы. Слышны шаги быстро поднимающегося по лестнице
человека. Юрий отходит в тень. Ждет. По лестнице
поднимается Марина. Она останавливается у дверей своей
квартиры, роется в сумочке - ищет ключ Юрии тихо
подходит к ней со спины, берег ее за плечи. Марина,
вздрогнув, испуганно оборачивается.
Марина. Юра?
Юрий. Я.
Марина. Что ты здесь делаешь?
Юрий. Жду.
Марина. Меня?
Юрий. Тебя.
Марина. Давно ждешь?
Юрий. Часа... два...
Марина. Почему не позвонил?
Юрий. Чтобы услышать: "Мариши нет дома"?! Вот и не позвонил. Решил дождаться. Лично.
Марина. Что же ты мне скажешь?
Юрий. Ты знаешь.
Марина. Прости, уже поздно, мама легла спать, я не могу пригласить тебя зайти в квартиру. Что же ты еще хочешь сказать мне, Юра? Разве в прошлый раз мы не обо всем договорились?
Юрий (после паузы). Ты считаешь меня навязчивым? (Усмехнувшись.) И глупым?
Марина. Нет, глупым я тебя не считаю.
Юрий. Марина! Но ведь дальше так продолжаться не может?
Марина. Что именно?
Юрий. Ну вот все это.
Марина. Не понимаю.
Юрий. Эти разговоры об одном и том же.
Марина. Но ведь не я их начинаю.
Юрий. Почему ты не ответила на мое последнее письмо? Я ждал ответа...
Марина. Я хотела, чтобы оно было последним.
Юрий. Ты мне нужна... Ты...
Марина (перебивая). Юрий, честное слово, мне даже обидно за тебя становится.
Слышны возбужденные голоса, смех. По лестнице вниз
спускаются он и она. Они проходят мимо Марины и Юрия.
Юрий. Я надеюсь.
Марина. Между нами ничего не может быть, кроме дружбы.
Юрий. Как же быть? Пойми меня, Марина! Представь себе человека, который не может жить без другого. Это - я... И я не могу жить без тебя... Не могу!..
Марина (помолчав, откровенно). Юра! Милый! А что же мне делать, если я не люблю тебя? Я люблю другого.
Юрий. Сергея Евгеньевича?
Марина. Да! Я выхожу за него замуж... Ты сам вынуждаешь меня на эту откровенность.
Звучит музыка: это в одной из квартир веселятся гости.
Из дверей смежной квартиры выходит жилец с ведром
мусора. Подозрительно взглянув на Юрия, он спускается с
лестницы.
Юрий (с трудом). Это правда?
Марина. Правда. Спокойной ночи, Юра!
Юрий (после паузы). Марина! А любит ли он тебя так, как я?
Марина. Юрий! Есть у тебя самолюбие?
Юрий. Хорошо... Ясно... Я тебе больше не буду писать! Прощай, Марина! (Быстро и решительно спускается по лестнице.)
Марина грустно смотрит ему вслед.
Занавес
КАРТИНА ВТОРАЯ
Одна из небольших комнат в общей квартире. Прямо на
зрителя дверь в переднюю, налево - в смежную комнату. У
стены тахта и мягкое кресло. На маленьком журнальном
столике телефон, рядом телевизор. Над тахтой полка с
книгами. На стене много любительских фотографий.
Посредине комнаты круглый стол. На нем в вазе букет
ландышей. Ближе к окну другой стол, поменьше: на нем
книги, папка с бумагами, рулоны чертежей и пишущая
машинка. В комнате светло - горят две лампы: настольная
и торшер возле тахты. За окном угадывается теплый
майский вечер. Где-то гудит маневровый паровоз. В
комнате Марина. Она то присаживается на тахту и берется
за книгу - перелистывает ее, пробует читать,
откладывает, - то встает, смотрит на часы, подходит к
окну. По всему видно, что она уже давно в ожидании,
взволнована, не находит себе места. Наконец она садится
за пишущую машинку и начинает двумя пальцами печатать,
заглядывая в рукопись.
Телефонный звонок.
Марина (снимает трубку). Я слушаю... Сергея Евгеньевича нет дома... Нет, нет! Еще ничего не известно... Нет, не звонил... Хорошо, я передам... (Кладет трубку, садится за машинку. Печатает.)
Снова звонит телефон.
(Бросается к телефону.) Я вас слушаю... Что? Нет, это не Ольга Григорьевна... Нет, нет, они сейчас здесь не живут, они уехали за границу... Не могу сказать... Кажется, на два года... Куда?.. Я, право, точно не знаю, кажется, в Африку... Кто о вами говорит? (Помедлив.) Ну, это, по-моему, не столь важно... До свидания! (Кладет трубку. Смотрит на часы. Включает радио.)
Звучит музыка. После продолжительной паузы в комнату
входит Шубин. Марина замирает на месте, глядя ему в
лицо.
Шубин. Ждешь?
Марина. Ничего, ничего не говори! Хочу угадать по глазам.
Шубин (снимает очки, смотрит в упор на Марину). Ну?
Марина. Вижу! Вижу! Победа?
Шубин (надевая очки). Да еще какая!
Марина (сажает Шубина рядом с собой на тахту). Теперь рассказывай! Рассказывай! Я тут просто вся извелась в ожидании. Сижу как на иголках. Жду, жду, а тебя все нет и нет. Неужели не мог сразу позвонить?! Значит, победа? Это же грандиозно! Ты победил!
Шубин. Ты победила!
Марина. Мы победили!
Шубин. Без тебя я никогда не довел бы дела до конца. Сколько раз... Помнишь, прошлой осенью... Я все хотел бросить к чертовой матери.
Марина. И бросил. А я подобрала и спрятала. Да у тебя просто такой характер. А потом так бывает, наверное, со всеми, кто творит.
Шубин. Вдохновение ты мое и добрый гений по совместительству! Все эти аварии, все эти козни, которые чинились мне на каждом шагу... Все, что мне пришлось пережить и перенести за последний год, я никогда бы не пережил и не перенес так стойко, если бы ты не была со мной рядом. Каждый день, каждый час, каждую минуту. Даже тогда, когда я тебя не видел возле себя. Разве это не так? Скажи! Только честно!
Марина. Не преувеличивай мою роль, Сергей! Я просто в меру моих сил и скромных способностей помогала своему ведущему инженеру. Во-первых, это был мой долг, а во-вторых...
Шубин. Ну?
Марина. А во-вторых, я тебя люблю...
Шубин. Вот! Вот это самое главное! И твоя любовь, если хочешь знать, помогла мне гораздо больше твоих знаний.
Марина. Ты не слишком высокого мнения о моих знаниях? Это печально. Это меня огорчает. И даже очень.
Шубин. Прости. Я пошутил. Я хотел сказать, что любовь все же сильнее всего на свете, я хотел...
Марина. Не оправдывайся. Я тоже пошутила, дорогой. Конечно, если бы ты был мне безразличен как человек, если бы я тебя не любила - все было бы не так, а совсем по-другому, и я бы не так ждала тебя сегодня. Ну так как же? Каков итог терзаний и дерзаний? Проект принят?
Шубин. И утвержден с небольшими поправками. Есть предложение войти в правительство с ходатайством о включении строительства солнечной станции в план будущего года. Академик Куракин дал блестящее заключение о проекте. Маркушев тоже.
Марина. А Сергеенко?
Шубин. Присоединился! (Весело.) Итак: противники отступили, наша взяла, я счастлив, мы любим друг друга. Все это, вместе взятое, необходимо отметить небольшим кутежом! Где же мы проведем сегодняшний вечер? Надо же отпраздновать! И потом, честно говоря, я как волк проголодался.
Марина (весело). Честно говоря, я тоже... Знаешь что? Давай никуда на люди не пойдем, а я просто спущусь в "Гастроном" и куплю чего-нибудь. Поставим чайник. Поужинаем здесь, вдвоем! Выпьем по бокалу шампанского. Хочешь?
Шубин. Предложение принято! Но незачем тебе в магазин идти одной! Только вместе! Я не могу с тобой расстаться ни на секунду!
Марина (решительно). Садись в кресло. Отдыхай. Включи телевизор. А я мигом сбегаю в магазин. (Подходит сзади к Шубину. Не сразу.) Сережа!
Шубин. Да?
Марина. Ты ни о чем не жалеешь?
Шубин. Мариша, зачем опять об этом?
Марина. Хорошо. Не буду... (Идет к двери.) Не скучай без меня! (Выходит, возвращается.) Нет! Скучай! (Уходит.)
Шубин с книгой в руках ложится на тахту. Затем, что-то
вспомнив, набирает номер телефона. Ждет. В передней
звонят. Хлопает входная дверь. Шубин прислушивается к
голосам в передней. Стук в дверь. Шубин опускает трубку
на рычаг. В комнату входит Сомов. В руках у него
чемодан.
Сомов (шумно и весело). Шубины здесь живут?! Здорово, друг! Здорово!
Шубин (с удивлением). Арсений? Ты? (Обнимает друга.) Как с неба свалился!
Сомов. Слава богу, не свалился! Приземлился! (Раздевается, вешает плащ и фуражку на гвоздь возле двери.) Сколько лет не виделись? А ну-ка, подсчитай!
Шубин. Да, пожалуй, лет семь!
Сомов (прикинув в уме). Точно! (Оживленно.) Стало быть, прямо из аэропорта звоню тебе на квартиру по тому телефону, что у меня записан. Кто-то довольно сухо отвечает: "Он здесь больше не живет!" - "А где живет?" - спрашиваю. Положили трубку - не пожелали разговаривать. Хорошенькое дело! Как же, думаю, мне тебя найти? Набираю номер твоего института. Налетаю на ответ: "Адресов сотрудников по телефону не сообщаем, справок не даем". Что ты будешь делать! Так, мол, и так, объясняю: говорит такой-то, назвал себя. Прилетел, говорю, из дальних краев, с самого батюшки-Енисея. С Шубиным старые друзья-приятели. Не помню, что уж я там еще наговорил, да, видно, разжалобил секретаршу - доверительно сообщила твой новый адрес и новый номер телефона. Курить у тебя можно? (Достает трубку и кисет с табаком.) Ну, я уж звонить тебе не стал, схватил такси и из Внукова - прямо сюда. Еду - успеваю только голову поворачивать. Я ведь вашего Юго-Западного района еще не видал. Только в кино и на картинках! Как в сказке застраиваетесь! Чудеса, право слово!.. (Делает большую затяжку из трубки.) И вы на новую квартиру перебрались? Чем же здесь лучше?
Шубин (не отвечая на вопрос). А ты все такой же!
Сомов. Что нам делается? Мы периферийным воздухом дышим, а он сам знаешь какой! То с реки потянет, то из тайги! А тайга-то сейчас какая!.. Кипит! Красота! Приехал бы к нам погостить на лето... Захватил бы с собой...
Шубин (перебивая). Говорят, вам еще одно строительство утвердили?
Сомов. Есть решение к нашему, уже существующему заводу пристроить несколько новых цехов. Почти новый завод! Проект утвержден.
Шубин. Ну что ж... Хорошо... У вас в тайге места хватит.
Сомов. Без дела сидеть не будем: Москва вперед глядит - работенку нам подкидывает! Слушай, я к тебе не поздно нагрянул? Ты скажи, если что... Мы ведь люди свои... Ты что, один дома сидишь?
Шубин (сдержанно). Да, один... А ты надолго к нам, в столицу?
Сомов. С месяц, наверное, задержусь. Отпуск у меня. Надо подзарядиться: по музеям, по театрам походить... (Улыбаясь.) Да и дело у меня одно есть. Необычайное дело.
Шубин. Что за дело такое?
Сомов (застенчиво). Ну, это пока между нами. Хорошо?
Шубин. Секрет?
Сомов (вздохнув). Роман... у меня...
Шубин (не понимая). Роман?.. Влюбился?
Сомов (смеется). Да нет! Какое там влюбился!
Шубин. А что же тогда?
Сомов. Роман я написал.
Шубин (удивленно). Роман? Написал?
Сомов. Ну да! Сочинил, одним словом... Книгу! Художественную прозу! Понимаешь, какая история!
Шубин. Ты написал книгу? Сам?
Сомов. Сам. А что?
Шубин. И что же, ее напечатали?
Сомов. Напечатали.
Шубин. Да ну?
Сомов. Пока на машинке напечатали. В трех экземплярах. Я рукопись с собой привез. Думаю вот сдать ее в какую-нибудь редакцию. Пусть почитают. Кое-кому из друзей показывал... (Достает из чемодана толстую переплетенную рукопись. Протягивает ее Шубину.)
Шубин (берет рукопись, взвешивает на руках, перелистывает). Что говорят друзья?
Сомов. Одобряют... будто...
Шубин. Смотри, еще писателем станешь! А о чем роман? В чем идея?
Сомов. В двух словах не расскажешь... называется роман "А было ли это?".
Шубин. Любопытно.
Сомов. Три года писал. Полтыщи страниц накатал! Ночей недосыпал... Иной раз до утренней зорьки. (Серьезно.) Хорошо ли, плохо ли мое сочинение - я толком еще не знаю. Но я его написал! (Помолчав.) А где твоя жена? На дежурстве? В больнице?
Шубин (сразу). Мы разошлись...
Сомов (ошеломленно). Разошлись?
Шубин. Да. Так случилось. Третий месяц здесь живу.
Сомов. Развелись?
Шубин. Нет еще. С разводом сейчас... сам знаешь... Сложно... Бывает, Сомов... Всякое в жизни бывает... Были на то причины.
Сомов. Такие серьезные?
Шубин. Думаю, да... Ну что я тебе скажу? Я очень хорошо понимаю, и вижу, и знаю: Таня - замечательный человек. Но... так случилось... Разъехались!.. Мы оба пришли к выводу, что так будет лучше... С детьми я вижусь. Семья обеспечена.
Сомов. У тебя есть другая семья?
Шубин. Нет, семьи пока нет. Есть человек, которого я люблю. (Помолчав.) Я очень долго боролся со своим чувством. (Волнуясь.) Но оно оказалось сильнее меня... Не могу. Люблю... Люблю и не раскаиваюсь в этом. Люблю и счастлив! Женщина, которую я встретил, ты не подумай: она... одним словом, она глубоко порядочный человек. И мне с ней легко.
Сомов. Что... легко?
Шубин. Все. Работать! Творить! Думать. Мечтать! Наконец, дышать! Жить! Все легко! Вот какие мои дела.
Сомов. Намного моложе тебя?
Шубин. Ей уже тридцать лет...
Большая пауза, во время которой Сомов курит трубку Шубин
ходит по комнате.
Входит Марина. В руках у нее покупки.
Марина (видит Сомова). Здравствуйте!
Шубин (несколько растерянно). Познакомьтесь, пожалуйста! Мой старый товарищ - Арсений Тимофеевич.
Марина (застенчиво улыбаясь). Марина.
Сомов. Сомов.
Шубин. Семь лет мы с ним не виделись.
Марина (доброжелательно). Ну?
Шубин (кладет руку на плечо товарища). Когда-то работали вместе... А теперь он на Енисее живет. Заводы строит. Тайгу осваивает. Солдат семилетки!
Марина. Интересно... Если бы я знала, что нам придется встречать такого гостя, я бы купила чего-нибудь покрепче. (Показывает на бутылку шампанского.)
Сомов. Благодарю вас. Это совершено не обязательно. Вы, наверное, думаете, что если человек из тайги, так он обязательно водку пьет? Или спирт?
Марина. Нет, нет! Я так не подумала... Вы извините меня, я займусь по хозяйству. Будем ужинать! (Выходит.)
Сомов (как бы про себя). Да-а-а... Сегодня на рассвете проснулся, спросонья на часы взглянул и на циферблате минутную стрелку с часовой спутал. Минутную с часовой. Бывает ведь и в жизни такое. А?
Шубин. Мораль читать мне собираешься?
Сомов. Не думаю даже... Так, вспомнилось...
Шубин (усмехнувшись). А то, видишь ли, я уже слушать приготовился. Многие, знаешь, читают. На аплодисменты ведь в подобных случаях рассчитывать не приходится.
Звонок в передней. Хлопает дверь. Слышны голоса. Стук в
дверь.
Входите!
Входит Света Шубина.
(Удивленно.) Светлана?
Света (волнуясь). Здравствуй, папочка! (В сторону Сомова.) Здравствуйте!
Сомов. Здравствуй, стрекоза!
Света. Здравствуйте!
Сомов. Ты меня не узнала?
Света (робко). Нет.
Сомов. Ай-ай-ай! Нехорошо! А ну, вспомни! Кто тебя в море плавать учил? Не помнишь? Забыла? Ну так я тебе напомню. Зовут меня дядя Арсений. А было это в городе Мариуполе. И жили мы тогда рядом, на одной улице, у самого синего моря. В каком ты классе?
Света (осмелев). В шестом.
Сомов. А брат в каком?
Света. В седьмом.
Сомов (неожиданно). А я тебе подарок привез! Любишь подарки получать?
Света. Люблю.
Сомов достает из чемодана подарок. Передает его девочке.
(Смущенно улыбается. Вопросительно смотрит на отца.) Большое спасибо.
Сомов. А вот это передай Грише. (Передает другой подарок. Запирает чемодан.)
Света. Большое спасибо.
Входит Марина. По всему видно, что она взволнована
приходом девочки.
Шубин. Моя наследница. Вы не знакомы?
Марина (протягивает руку девочке). Здравствуй, Света!
Света. Здравствуйте!
Шубин. Светик! Что же ты так поздно? Десять часов. Тебе пора спать, а ты ходишь одна по улицам.
Света. Папа! Ты со службы приходить сюда поздно, днем я учусь... А мне надо с тобой посоветоваться!
Марина (Сомову). Пройдемте в соседнюю комнату!
Марина и Сомов выходят в смежную комнату.
Шубин. Что-нибудь случилось?
Света. Да, папа.
Шубин. С мамой?
Света. Нет. С Гришей!
Шубин (волнуясь). Что? Что с ним?
Света. Не знаю... Он очень изменился. (Помолчав.) В прошлое воскресенье ты обещал к нам зайти... и не зашел.
Шубин (неловко оправдываясь). Я был очень занят. Я не мог. Сейчас у меня так много работы. Очень много. Совсем закружился.
Света. Гриша ждал, ждал, а потом сказал: "Я больше никому в жизни не верю!" Ушел и вернулся домой в два часа ночи.
Шубин. Где же он был?
Света. Не знаю. Он все время молчит... Мама была на дежурство, а я никак не могла заснуть... А потом он пришел. В два часа ночи. Скоро экзамены... А у него с отметками неважно: две тройки и опять двойка! Папа! Он не хочет учиться!
Шубин (сокрушенно). Ну что мне с ним делать, дочка? Что делать?
Света (помолчав). Папа! А нам что делать?
Шубин (решительно). Ну вот что! Завтра... Нет, послезавтра. Нет, в воскресенье я к вам зайду. В восемь часов вечера. И пусть Гриша будет дома. Пусть меня ждет. Мы поговорим.
Света. Хорошо, папа!
Шубин. Я с ним серьезно поговорю.
Света. Только ты приди. Придешь? Обязательно?
Шубин. В воскресенье. Обязательно. Ну иди, иди, родная, домой! Поздно уже! Мама будет беспокоиться.
Света. Мамы нет дома. Ее вызвали в больницу. Там кто-то умер после операции. (Поспешно.) Только его не мама оперировала, а сам профессор...
Шубин. Ну хорошо. В воскресенье обо всем поговорим. Тебя проводить?
Света. Не надо. У тебя ведь гости... (Медлит.)
Шубин. Ты мне хочешь еще что-нибудь сказать?
Света (неожиданно). Папа, тебе здесь жить лучше, чем дома?
Шубин (замявшись). Ты же знаешь, Света, что переехал я сюда потому, что здесь мне спокойнее работать. Квартира у нас маленькая, и дома мне мешают...
Света (тихо). Мы мешаем?
Шубин. Ну, и вы тоже, конечно... (Пытаясь улыбнуться.) Зато теперь вы можете шуметь сколько хотите! Да. Можешь меня поздравить!
Света. С чем?
Шубин. Сегодня утвержден мой проект, над которым я пять лет работал!
Света (радуется). Поздравляю, папочка! (Целует отца.) Как я рада. (Помолчав.) А ты теперь всегда здесь жить будешь? Всегда?
Шубин (смутившись). Не знаю, не знаю, Светик! Иди, милая. Поздно уже. Поздно.
Света. Спокойной ночи, папа! (Целует отца.)
Шубин выходит с дочерью в переднюю. Хлопает дверь. Шубин
возвращается. Стоит, глубоко задумавшись. Появляется
Марина. За ней Сомов.
Марина. Твой товарищ собирается уходить.
Сомов. Да, надо двигаться. (Смотрит на часы.) Надо двигаться...
Шубин (думая о другом). А то посидел бы?.. Поужинали бы вместе.
Сомов. В следующий раз. Мы еще увидимся? Потом я на ночь не ем. Живу по заповеди: "Завтрак съешь сам, обед раздели с другом, а ужин отдай врагу!"
Марина. Быстро вы нас покидаете. Очень жаль.
Сомов. Простите. Мне еще предстоит разговор с Красноярском. Я заказал его прямо в номер гостиницы. Так что мне пора.
Марина (протягивает руку). Ну что ж. Всего хорошего, Арсений Тимофеевич! До свидания!
Шубин (пожимая руку другу). Звони. Заходи. Не забывай.
Сомов. Позвоню. Будь счастлив!
Сомов и Шубин выходят. Хлопает дверь в передней. Шубин
возвращается.
Марина (после паузы). Он знал твою жену?
Шубин. Почему ты об этом спрашиваешь?
Марина. Мы будем ужинать?
Шубин. Да, да!..
Марина. Я ему не понравилась.
Шубин. Откуда ты это взяла?
Марина. Определенно не понравилась. И он осуждает тебя.
Шубин. Ну вот еще! Он был с тобой любезен! Даже шутил...
Марина. Расспрашивал обо мне?
Шубин. Я все ему рассказал.
Марина. А что он на это?
Шубин. Принял к сведению.
Марина. Не шути, Сережа. Мне очень интересно знать, что он сказал тебе, когда узнал, что ты оставил семью. Мне кажется, такой, как он, не мог промолчать!
Шубин. Он удивился. Да мы, собственно говоря, не очень распространялись на эту тему: ты вернулась из магазина.
Марина. Он решил, что я разрушила твою семью ради своего благополучия. Он, конечно, не мог подумать иначе...
Шубин. Нет. Он так не подумал. Я объяснил ему, что все это не так просто, что все гораздо сложнее. Что мы с Таней разные люди, а в тебе я нашел то, о чем мог только мечтать всю жизнь.
Марина. Ты именно так сказал ему? Этими словами?
Шубин. Да.
Марина (в раздумье). Да...
Шубин. Я понимаю, что тебя волнует, тревожит. Да не думай ты об этом. Все встанет на свои места. Я обещаю тебе.
Марина (после большой паузы). Ты знаешь, я очень часто думаю о том, что произошло. Ночью проснусь и думаю... (Серьезно.) Иногда мне начинается казаться, что я совершила подлость... Что одна я во всем виновата.
Шубин. Ты же знаешь, что это не так...
Марина (продолжая). ...и становится так тяжело, так не по себе, что я просто не знаю, как быть и что делать...
Шубин. Ты здесь меньше всего виновата.
Марина. Но ведь если бы не я, ты бы продолжал жить в своей семье! Не правда ли?
Шубин. Марина! Зачем опять говорить об этом? Что случилось, то уже случилось! Назад пути нет!
Стук в дверь.
(Нервно оборачивается.) Войдите!
Сосед (приоткрывает дверь). Простите за беспокойство. Вторгаюсь. Добрый вечер! Вы разрешите мне воспользоваться вашим телефоном? (Входит в комнату.) Я, как всегда, не вовремя. Мне по срочному делу...
Шубин (сухо). Пожалуйста. Звоните!
Сосед (садится не спеша на край тахты, надевает очки и, достав из кармана записную книжку, долго ищет в ней номер телефона. Затем набирает номер. Долго ждет. (Сокрушенно). Занято... (Набирает еще раз. Ждет. Качает головой.) Любят люди поговорить... (Набирает помер. Ждет. Безнадежно машет рукой.) Знаете... Я, если позволите, еще через десять минут зайду! (Встает, кладет записную книжку в карман и, поклонившись, идет к двери. Затем возвращается.) Очки забыл... (Берет очки, уходит, притворив за собой дверь.)
Марина. Будет ли у нас когда-нибудь свой дом? Будет семья? Скажи.
Шубин. Будет. Обязательно будет. Поверь мне.
Марина. Правда?
Шубин. Правда! (Целует ее.) Только поверь.
Марина. Вот сейчас я чувствую себя самым счастливым человеком на свете... (Неожиданно вспомнив и помрачнев.) Разговор с Красноярском... Заказал разговор в номер гостиницы... Сомов же приехал сюда прямо с аэродрома? Как странно...
Занавес
КАРТИНА ТРЕТЬЯ
Кабинет врача в клинической больнице. Чисто. Светло.
Шубина и Сомов продолжают разговор. Шубина, в белом
халате и белой врачебной шапочке, сидит за столом. Сомов
сидит на краю медицинской кушетки. Белый халат он
накинул на плечи.
Татьяна Леонидовна (после паузы). Мне всегда его не хватало, я всегда его ждала, я всегда чувствовала себя одинокой... Ему мешала моя любовь... Он хотел жить так: нужна я ему - он со мной, не нужна - он ушел или уехал. Когда я ему говорила, что это несправедливо, он отвечал: "Мир так устроен. Мужчина должен быть свободным". Он шутил, но он действительно так жил... Я пыталась бороться с этим, пыталась стать необходимой ему... Я нашла свой путь... С головой ушла в работу, в науку. Но как мне надо было себя переделать! Ведь дом оставался домом. Я старалась быть сдержанной, но часто за моей сдержанностью, за внешним спокойствием бушевали такие горькие, такие тяжелые мысли. И такие несбывшиеся мечты и желания, что приходилось уходить из дому, и часами бродить по бульварам, и обуздывать себя, и возвращаться домой укрощенной. Все на время опять становилось на свои места: он был спокоен, казался счастливым, обнимал меня и летел куда-то дальше.
Сомов. Вы со мной очень откровенны.
Татьяна Леонидовна. Да. Очень. А почему бы нет? Разве мы первый год знакомы?
Сомов. А любил ли он вас, дорогая Татьяна Леонидовна?
Татьяна Леонидовна (не сразу). Любил. Но он стремился к тому, чтобы его не связывали любовью. Путы супружества ему мешали. Да это не самое главное. Я приноравливалась. А он не пытался жить моей жизнью, и не старался, и не пробовал интересоваться чем-то моим, перешагнуть какой-то барьер... Да! Шубин, такой, какой он есть, - очень цельная натура! Добрый, милый, обаятельный, увлекающийся, талантливый. Шубин привык жить легко. Но эта привычка мешает ему видеть, что делается вокруг. Даже в соседней комнате. Я не хочу говорить сейчас, что он-де плохой, а я-де хорошая. У меня, вероятно, тоже немало своих недостатков.
Стук в дверь. В комнату заглядывает медсестра.
Медсестра. Татьяна Леонидовна! Разрешите? Здесь пришли...
Татьяна Леонидовна. Что такое?
Медсестра. Пришли к военному, которого вы прошлой ночью оперировали. Пропустить? Очень настаивают.
Татьяна Леонидовна. А как он себя чувствует?
Медсестра. Состояние удовлетворительное. Температура тридцать семь и пять.
Татьяна Леонидовна. Кто пришел?
Медсестра (пожав плечами). Молодая женщина.
Татьяна Леонидовна (подумав). Пусть пройдет. Только ненадолго. Предупредите: пятнадцать минут! И проследите сами, чтобы не дольше. Что еще?
Медсестра. Больному Файзулаеву сегодня снимают швы. Можно без вас?
Татьяна Леонидовна. Нет, нет. Я сама. (Смотрит на часы.) Готовьте!
Медсестра уходит.
(Помолчав.) Часто думалось мне: вот он приходит и говорит: "Мне твоя любовь не нужна. Я люблю другую женщину!" Как бы я поступила? И я решила: в два счета скручу всю свою любовь и выброшу из сердца! Однажды он пришел откуда-то и сказал мне: "Я люблю другую женщину". Он не сказал мне: "Твоя любовь мне не нужна", но он, прямо и честно глядя мне в глаза, сказал: "Я люблю другую женщину". Полгода мы мучились, а потом все-таки разошлись. Это было нелегко. Особенно тяжко было детям. Они любят его.
Сомов. А вы?
Татьяна Леонидовна. Нет. Теперь уже нет. Я сейчас перед вами, дорогой друг, не покинутая, не оставленная женщина, а живая и уверенная, с буйством душевным, с желанием нового, со страстным желанием жить! Иные мне говорят: "Молодость-то прошла!" Ну и что? А вот приближения старости я не чувствую! Многие мои подруги состарились и в тридцать лет, а я не готова. Не могу! Не хочу!
В кабинет входит больничная няня. В руках у нее поднос,
на нем стакан чаю и блюдце с бутербродами. Она ставит
все на стол.
Няня. Кушай, Татьяна Леонидовна! Я нынче бутербродики с твоей, с докторской колбаской взяла. А бубликов не было. Кушай! Время! (Приглядывается к Сомову.)
Татьяна Леонидовна. Благодарю, нянечка! (Сомову.) Хотите чаю?
Сомов. Нет, спасибо! Я совсем недавно завтракал.
Няня выходит.
Вам можно позавидовать. Простите, я не то хотел сказать...
Татьяна Леонидовна. Нет, нет! Вы именно так хотели сказать. И вы не ошиблись. Пожалуй, мне действительно можно позавидовать!

Михалков Сергей Владимирович - Осторожно, листопад! -> вторая страница книги


Нам хотелось бы, чтобы деловая книга Осторожно, листопад! автора Михалков Сергей Владимирович понравилась бы вам!
Если так окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Осторожно, листопад! своим друзьям, установив у себя гиперссылку на эту страницу с произведением: Михалков Сергей Владимирович - Осторожно, листопад!.
Ключевые слова страницы: Осторожно, листопад!; Михалков Сергей Владимирович, скачать, бесплатно, читать, книга, онлайн, ДЕЛОВОЙ

А - П

П - Я