ДЕЛОВОЙ - главная     Авторам и читателям    научная книга "Деньги"    Many-Books.Org    Контакты

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Буссенар Луи Анри

Том-Укротитель


 

Тут выложен учебник Том-Укротитель , который написал Буссенар Луи Анри.

Данная книга Том-Укротитель учебником (справочником).

Книгу-учебник Том-Укротитель - Буссенар Луи Анри можно читать онлайн или скачать бесплатно тут, на этой странице, без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Том-Укротитель: 356.66 KB

скачать бесплатно книгу: Том-Укротитель - Буссенар Луи Анри



OCR Roland
«Собрание романов.– Террор в Македонии. Том-Укротитель: Романы»: Ладомир; Москва; 1997
ISBN 5-86218-002-8
Луи Анри Буссенар
Том-Укротитель
Часть первая
БОЛЬШОЙ АМЕРИКАНСКИЙ ЦИРК
ГЛАВА 1
Афиши, афиши, афиши! – Лошадь-убийца. – Дуэль в цирке. – Неизвестный наездник. – Слон, кенгуру, жирафа и ослик. – Мистер Госсе всех побеждает. – Заговор. – Смертельная опасность.
Сан-Франциско накануне неслыханного события. С раннего утра этот красивый тихоокеанский город просто утопал в афишах. Его жители вообще-то привыкли к самой удивительной рекламе, но то, что происходило на этот раз, всех взволновало и даже потрясло.
Улицы Фриско украсили огромные яркие плакаты, останавливая прохожих и вызывая оживленные разговоры. Реклама заинтересовала даже западных американцев, самых занятых и равнодушных людей на земле.
На афишах пылали громадные, выделяющиеся на ярко-красном фоне, слова: ГРИЗЛИ-БЕН! И чуть ниже: БОЛЬШОЙ АМЕРИКАНСКИЙ ЦИРК.
А далее – в золотом, багряном и небесно-голубом обрамлении – невообразимое собрание самых разных животных.
Жирафы соседствовали с кенгуру; обезьяны лихо скакали на львах; верблюды дразнили тапиров; слоны шествовали, высоко подняв в воздух хоботы, с развевающимися по ветру ушами; ламы подавали лапы тиграм; антилопы спокойно засовывали головы в огромные разинутые пасти крокодилов; змеи бесцеремонно обвивали шеи бизонов, медведей, пантер… Словом, настоящий Ноев ковчег, сцена из Апокалипсиса, зрелище совершенно неслыханное.
Вокруг животных были и люди: облаченные во фраки клоуны с разрисованными лицами, дрессировщики в гусарских мундирах, жонглеры, разодетые подобно индийским раджам, ковбои в серых фетровых шляпах и красных рубахах, лихие наездницы вокруг восхитительной амазонки мисс Джейн – звезды труппы.
И куда ни обратишь взгляд, повсюду поверх длинношеих жирафов, – одно имя в многоцветье букв: Гризли-Бен!.. Гризли-Бен!.. Гризли-Бен! Ну прямо как наваждение.
– Ах! Гризли-Бен! – восхищалась толпа. – Гризли-Бен! Соперник Буффало-Билла!
– Буффало-Билл? Уф, надоело! Старо! А Гризли-Бен – вот это да! Необычный, ни с кем несравнимый постановщик! Это необходимо увидеть!
– Прощай, Буффало-Билл!.. Да здравствует Гризли-Бен!
Но мало того, на улицах и бульварах появилась живая цепь маленьких человечков с афишами на груди и спине и картонными масками всех цирковых животных на лицах. Эти необычные существа медленно продвигались вперед, пластично покачиваясь и подпрыгивая, что вызывало улыбки и шутки прохожих. Таинственный мистер Гризли-Бен поистине обладал даром заманивать публику!
А рекламная кампания тем временем достигла своей кульминации. Появился гвоздь этой программы – и теперь можно не сомневаться, что кассы цирка наполнятся вечером вожделенными долларами.
По улицам города шествовала великолепная кавалькада участников труппы: наездники, клоуны и другие артисты. Над ними возвышалась огромная колесница с оркестром. Музыканты оглушительно трубили в фанфары. Повозку тянули сорок восемь замечательных скакунов в богатой сбруе. Они шли в двенадцать рядов, запряженные по четыре, и представляли самые разные породы, вплоть до полудиких мустангов, пятнистых, как охотничьи собаки.
Толпа бешено аплодировала ни с чем не сравнимому спектаклю. Раскатистое «ур-р-ра!» и оглушительное «браво!» пугали коней, веселили артистов. Неправдоподобно толстый кучер с красным потным лицом – настоящий Гаргантюа – удерживал богатырскими руками вожжи из сыромятной кожи и сиял от восторга.
– Гип!.. Гип!.. Гип!.. Ур-ра! Да здравствует «американский цирк»! Слава Гризли-Бену! Ура!
В толпе сновало множество распространителей красочных буклетов. Все хватали и жадно читали разноцветные странички.
Разумеется, эти буклеты сулили чудеса, много чудес! Сенсационные сообщения следовали здесь одно за другим. Судите сами:
Дирекция обещает тысячу долларов любому, кто сможет укротить жеребца Блэка, знаменитого Манкиллера. Никому до сих пор это не удавалось.
Блэк убил уже десять человек, – кровожадно добавляла листовка.
Ну же, господа, тысяча долларов счастливому победителю Манкиллера!
И наконец, самое потрясающее:
Спектакль завершится сногсшибательным представлением – дуэлью! Да! Да! Настоящей, без всяких уловок дуэлью с использованием огнестрельного оружия. Вчера вечером в одном из увеселительных заведений Фриско поссорились два джентльмена. Узнав об этом, дирекция предложила им разрешить спор с помощью револьверов на арене Большого американского цирка. Те охотно, как и подобает джентльменам, дали согласие.
Приходите! Приходите посмотреть нашу программу! Спешите! На всех билетов не хватит!
В цирке пять тысяч мест. Билеты первого класса стоят шесть долларов, второго – три доллара. За аренду мест стоимость увеличивается вдвое.
Вечером вокруг цирка, расположившегося у входа в городской парк «Золотые ворота», столпилось множество любопытных.
Этот изумительный зеленый массив берет начало у тихоокеанского побережья и простирается на три километра с востока на запад и девятьсот метров с севера на юг.
Все места выкупили менее чем за два часа, и дирекция получила таким образом кругленькую сумму в сорок пять тысяч долларов!
В самом деле, чего не отдашь, чтобы увидеть одиннадцатую жертву Манкиллера или драчунов-дуэлянтов?
До чего же мучительно медленно тянулся день для счастливых обладателей билетов! Каждый лихорадочно предвкушал удовольствие от посещения цирка.
Огромная толпа заполнила площадь перед парком задолго до открытия.
Ах! Наконец-то!
У входа расположился оркестр. Открылись двери. Четыре двойных створки охранялись четырьмя высокими неграми в роскошных ливреях. Контролером был белый. Грянула музыка, и зрители устремились в большую, ярко освещенную ротонду. Через полчаса все места в цирке оказались заняты. Двери наконец закрыли. А сотни разочарованных горожан остались на улице.
Представление вот-вот начнется.
В этот момент появился молодой человек. Он перепрыгнул через ограждение, устроенное неграми, оттолкнул их уверенным жестом и крикнул громко и насмешливо:
– Уберите лапы, черномазые! Я хочу говорить с хозяином!
Белый оценивающе посмотрел на молодца.
Перед ним стоял здоровяк, облаченный в опрятный, но видавший виды костюм. Несмотря на бедную одежду, он производил внушительное впечатление Рост выше сред него, широкоплечий, грудь колесом, крепкая мускулистая шея, уверенный взгляд больших серых глаз, рыжеватые усы, красивые черты лица, но при всем этом какая-то не здоровая бледность.
Удовлетворенный осмотром, контролер на превосходном, но с легким акцентом английском спросил:
– Зачем вам хозяин?
– Так вы и есть Гризли-Бен?
– Да!.. И что дальше?
– Вот как! Примите мои поздравления!
– Спасибо! И это все?
Незнакомец в свою очередь внимательно посмотрел на знаменитого Гризли-Бена, о котором только и говорил весь город.
Неужели человек, так обыкновенно, так буднично наблюдавший за размещением зрителей и подсчитывающий выручку, и был тем самым великим импресарио, бесстрашным спортсменом, легендарным искателем приключений?
Высокий, крепкий, с седеющими волосами и бородой, Гризли-Бен для своих пятидесяти лет выглядел молодо. Он казался человеком энергичным, спокойным, храбрым и рассудительным. Суровое выражение его лица смягчалось каким-то неуловимым налетом печали и доброты.
Это взаимное наблюдение длилось всего несколько секунд, и собеседники, до сих пор совершенно незнакомые, тем не менее почувствовали симпатию друг к другу.
Гриззли-Бен прервал молчание первым:
– Так в чем дело?
– Дело в том, – ответил молодой человек, – что я хочу оседлать вашего знаменитого Манкиллера…
– Боже мой! Какая прыть! Мой мальчик, вы хоть понимаете, как это опасно? Смертельно опасно!
– Конечно! Тем не менее я надеюсь укротить вашего скакуна и превратить его в безобидную овечку.
– Но записались уже четыре ковбоя – лучшие наездники Дикого Запада! И я боюсь, как бы он не поломал им ребра.
– Это их дело!
– Вы так хотите заработать тысячу долларов?
– Разумеется, они мне не помешают. Хотя меня больше привлекает слава.
Гризли-Бен колебался. Непонятно почему, этот молодой человек расположил его к себе. Удивляясь собственной настойчивости, директор попытался отговорить смельчака от опасного предприятия.
– Но, милый юноша, вы неважно выглядите, вы как будто не вполне здоровы. Хорошо ли вы себя чувствуете? Ведь Блэк – свирепое животное!
Незнакомец надменно прервал импресарио:
– Да или нет? Я жду ответа! В случае отказа ничто не помешает мне думать, что ваши ковбои – подставные лица, а номер с Манкиллером – липовый!
Это было уж слишком. Гризли-Бен вскочил, его лицо запылало от гнева. Но он взял себя в руки и спокойно ответил:
– Ну что ж, идите! И да благословит вас Бог! Я с удовольствием удвоил бы премию, если бы мог надеяться, что вы ее получите.
– Спасибо! Вы – настоящий мужчина!
Молодой человек шел уверенно, слегка вразвалку, словно бывший моряк.
Гризли-Бен, провожая его в конюшню, спросил:
– Не хотите ли вы облачиться в костюм наездника? В нем будет удобнее…
– Не стоит. Не одежда красит человека. Но буду признателен за шпоры, плеть, краги и лассо.
– Отлично… Вот… Выбирайте.
Быстро приладив шпоры, повесив лассо на плечо и щелкнув плетью, молодой человек сказал:
– Я готов.
Гризли-Бен отодвинул портьеру и обратился к юноше:
– Вон там на скамейке у арены сидят ковбои, ваши соперники. Идите к ним. Желаю успеха!
– Благодарю вас.
Молодой человек уверенно прошел вперед, на миг остановился, ослепленный ярким светом прожекторов, и спокойно сел.
Разнаряженные ковбои встретили его довольно холодно. Они косо посмотрели на незнакомца и перестали шептаться.
Представление между тем шло полным ходом. На арене разворачивалась пантомима в великолепном исполнении дрессированных животных. Сочетание артистов было просто невероятным: в номере участвовали слон, жирафа, гигантский кенгуру и… ослик!
Умопомрачительная пантомима и необузданная фантазия артистов привели американскую публику в восторг. Зрителям очень нравилось это забавное представление. Задавал тон красивый мальчик лет двенадцати, ему помогал клоун с бледным напомаженным лицом во фраке, перчатках, белом галстуке^ и в разноцветном шелковом цилиндре.
Подросток ехал на велосипеде. Клоун пытался его догнать и отобрать велосипед. Но ловкий как обезьяна мальчишка постоянно ускользал от преследователя. Тот суетился, подпрыгивал и выкрикивал, смешно коверкая слова:
– Стойте, мистер Госсе, стойте! Я вам сказать важная вещь… А, вы не хотеть… Я вас поймать!..
Клоун вспрыгнул на осла. Тот дико заревел и бросился галопом за велосипедистом.
Клоун командовал:
– Гоп! Гоп! Давай, мистер Донки! Ко мне, Фатма!.. Ко мне, Боб!.. Ко мне, Рама!..
Фатма – это жирафа, Боб – кенгуру, Рама – слон.
Трое зверей устремились за ослом. Слон спешил, подняв хобот и издавая характерные гортанные звуки, кенгуру прыгал как гигантская лягушка, жирафа покачивалась и переставляла длинные ноги как заводная игрушка.
Группа совершила полный круг по арене с головокружительной скоростью. Продолжая покрикивать, клоун достал из-под фрака скрипку. Затем, не снимая перчаток, верхом на скачущем осле, принялся весьма виртуозно играть.
Наконец мальчик настигнут.
– Ах! Мистер Госсе! Мы вас поймать! – торжествовал клоун. – Я вас ударять кнутом!
В это время кенгуру совершил гигантский прыжок, метров на пятнадцать, и приземлился перед мальчиком, загородив ему дорогу. Мистер Госсе повернулся на сто восемьдесят градусов и столкнулся со слоном, который схватил велосипед хоботом, поднес к глазам и спокойно приспособил как очки. Взгляд у слона через велосипедные колеса был немного с хитринкой. Зрители застонали от восторга, затопали ногами. Раздался шквал аплодисментов.
В это время ковбои возобновили прерванный разговор. Их мало интересовало происходящее на манеже, они что-то обсуждали на известном только им языке, непонятном для постороннего уха. Это был воровской жаргон!
Молодой человек сидел не шелохнувшись. Один из ковбоев несколько раз обратился к нему, но безрезультатно. В конце концов незнакомец небрежно бросил:
– Я вас не понимаю, джентльмены!
– Так я и думал, – сказал ковбой. – Это какой-то молокосос. Он ничего не кумекает. Все в порядке.
Делая вид, что полностью поглощен представлением на арене, молодой человек захлопал в ладоши и закричал:
– Ур-ра! Ур-ра! Великолепно! Да здравствует мистер Госсе!
На самом же деле он внимательно прислушивался к разговору и был в ужасе от того, что услышал, так как хорошо понимал зашифрованный язык бандитов.
А номер между тем продолжался. Мистер Госсе, вне себя от обиды, принялся боксировать с кенгуру. Тот ловко уворачивался и умело парировал удары. Но, побежденный в конце концов мальчиком, упал и остался лежать неподвижно.
Мистер Госсе испустил победный крик! Затем, не теряя ни секунды, вырвал скрипку у клоуна и толкнул его. Тот свалился с осла и истошно завопил:
– Рама! Мистер Рама! На помощь!
Слон оставил велосипед, вытянул хобот и попытался схватить наглеца. Мальчик швырнул ему в морду пригоршню опилок и пронзительно засвистел. Жирафа мгновенно присела. Мистер Госсе одним прыжком вскочил ей на спину и каким-то непонятным, сверхъестественным образом, с помощью ног и свободной руки, держа в другой скрипку и смычок, вскарабкался по высоченной вертикальной шее Фатмы.
Хорошо обученная жирафа осторожно поднялась. Сохраняя равновесие, мистер Госсе устроился на голове своего друга, на высоте семи метров от земли, и начал исполнять на скрипке зажигательную мелодию.
Разозленный слон громко заревел, угрожающе вытянув хобот. Но едва достал до половины длиннющей шеи жирафы. А та стояла неподвижно и, казалось, посмеивалась над происходящим.
Клоун в отчаянии воздел к слону руки в белых перчатках и воскликнул:
– О! Мой бедный Рама!.. Вы совсем мало большой! Мистер Госсе победил нас. Увы! Разбил наголову!
Публика в восторге. Ковбои на скамейке, чувствуя себя в безопасности, на арену не смотрели, а продолжали шепотом совещаться.
– Манкиллер теперь не опасен. Конюх дал ему наше пойло. Он не будет так свиреп!
– Ты уверен?
– На все сто!
– Отлично!.. А то уж я думал, не отказаться ли от номера. У меня нет желания ломать себе шею.
– Но эта скотина будет все равно сопротивляться.
– Благодаря наркотику Манкиллер станет более управляем, и мы с ним справимся.
– Неплохо придумано!
– Повторяю еще раз: Манкиллера я беру на себя. Как только с ним будет все в порядке, делаем круг почета. Вы сопровождаете меня под шум аплодисментов. Мы направляемся в конюшню. В это время Нед и Алик нападают на хозяина. Тот должен стоять у входа, как обычно.
– Хорошо. А что дальше?
– Если он один, то все произойдет быстро.
– А вдруг кто-то придет на помощь?
– Та кой вариант предусмотрен: Джим бросает динамит в коридор, который ведет на арену… Раздается взрыв… затем всеобщая паника, зрители спешат к выходу. Возникает столпотворение. В это время мы забираем всю выручку и обязательно документы… Чертовы бумаги, из-за них весь сыр-бор. Выручку грузим на Манкиллера – и вперед! Деньги – нам, а документы – хозяину.
– Тихо! Довольно!
У незнакомца, слышавшего разговор ковбоев, похолодела спина. Надо предупредить Гризли-Бена!
Но как? Время, кажется, упущено!
Пантомима закончилась. Мистер Госсе, клоун и звери под гром аплодисментов покинули арену.
В это время с противоположной стороны открылись ворота и на дорожку выскочил конь. Сильный, широкогрудый, иссиня-черный с белой звездочкой на лбу и горящими глазами. Жеребец громко заржал с металлом в голосе и яростно заколотил хвостом по могучим ляжкам.
Жеребец был прекрасного сложения, но немного вытянут в длину, как все американские рысаки. Мускулистый и гибкий, он двигался словно пантера. И что-то от дикого зверя угадывалось в нем – жестокого, сильного и хитрого.
– А-а-а! – завопила публика, раздираемая противоречивыми чувствами: восхищения и одновременно беспокойства.
Гризли-Бен шел рядом с лошадью. Он поприветствовал зрителей и громко, чтобы слышали все, выкрикнул.
– Дамы и господа! Перед вами Манкиллер!
И повернулся к ковбоям:
– Ваш выход, джентльмены!
ГЛАВА 2
Одиннадцатая жертва. – Новый человек на арене. – Дрессировка по-индейски. – Побеждает Том-Укротитель. – Царский подарок. – Мисс Джейн и ее арабский скакун. – Преступление или несчастный случай? – Взрыв.
Один из ковбоев встал и сделал несколько шагов по арене. Зрители не жалели своих ладоней. Гром аплодисментов заглушал ржание жеребца.
Молодчик был высок, сухопар, ловок и силен. Он непринужденно поприветствовал публику и снова водрузил на голову серую ковбойскую шляпу.
Неудивительно, что его встретили так горячо.
Надо сказать, что ковбои, в общем-то, обыкновенные пастухи. Американцы их любят и часто делают героями романов, превознося их физические и профессиональные достоинства. В обычной жизни они бесстрашные наездники, жизнь ковбоев наполнена борьбой и тяжелым трудом.
Однако с достоинствами часто уживаются недостатки и даже пороки. Среди ковбоев попадаются игроки, пьяницы, дебоширы, грабители без стыда и совести, для которых человеческая жизнь ничего не значит. Эти ковбои с Дикого Запада – люди с темным прошлым, ранее судимые или бежавшие от правосудия. Так что герои романов в реальной действительности бывают иногда настоящими негодяями.
Но сейчас возбужденная публика восторженно приветствовала смельчака, бросившего вызов кровожадному Манкиллеру.
Ковбой был в красной рубахе, затянутой на талии голубым шерстяным поясом, и в сапогах с огромными шпорами. Перед ним лежало тяжелое мексиканское седло. Молодчик достал лассо из бычьей кожи, проверил скользящую петлю и приготовился. Черный жеребец с диким ржанием мчался на него как вихрь. В клубах пыли ковбой спокойно раскрутил и бросил лассо, и оно пришлось точнехонько на голову жеребца.
– Браво! Браво! Гип! Гип! Ура! – завопила толпа.
Петля прочно затянулась на шее коня. Ковбой, опершись ногами о землю, тянул изо всех сил.
Рев трибун нарастал. Заговорщики на скамейке вскочили и закричали, размахивая огромными серыми шляпами в унисон с толпой.
– Неплохое начало, – только и сказал незнакомец. – Посмотрим, что будет дальше.
Обычно в таких случаях плененная лошадь кидается в противоположную сторону, петля затягивается еще сильнее, и полузадохнувшееся, хрипящее животное падает и становится окончательно побежденным, а человек мгновенно спутывает ему ноги другим концом лассо.
Зрителям это хорошо известно, и в предвкушении счастливого конца они поднялись, крича в азарте и топая ногами.
Однако возбужденные восклицания внезапно сменились криками ужаса.
Манкиллер не повторил ошибки своих собратьев. Почувствовав на шее лассо, он резко развернулся и неожиданно устремился на оторопевшего ковбоя.
– Берегись! Берегись! Ах! Тысяча чертей!
Оказавшись в трех шагах от человека, черный жеребец поднялся на дыбы.
Ковбой хотел отступить, но не успел. Манкиллер оскалился, показав широкие, желтоватые зубы.
Несчастный бросил лассо и инстинктивно вытянул вперед руки.
Жеребец обрушился на беднягу передними копытами, и ковбой упал с пробитым черепом.
Все онемели. Некоторые дамы упали в обморок.
Раздались крики:
– Прекратите! Немедленно прекратите!
Другие заорали:
– Да здравствует Манкиллер!
Так кричат обычно испанцы: «Браво!» – когда бык побеждает человека.
На этом все не кончилось. Разъяренный жеребец продолжал остервенело бить копытами уже неподвижного ковбоя.
Бледные, испуганные, друзья неудачника попятились:
– Конюх нас предал. Лошадь не напоили!
– Я сниму с него скальп!
– Спасаемся, мы влипли!
– Тихо! Надо подождать!
На арене появился Гризли-Бен, сопровождаемый людьми с дубинками, кнутами и металлическими прутьями.
Зрители просто неистовствовали.
Незнакомец до последнего момента оставался абсолютно безучастным. Теперь он быстро встал и устремился на арену. Увидев, что Гризли-Бен собирается поймать Манкиллера, он остановил его:
– Пусть уберут труп. Остальное я сделаю сам.
Через несколько минут незнакомец и жеребец остались один на один. Лошадь прижала уши, клацнула зубами и встала на дыбы.
Молодой человек держал в правой руке лассо, левой сжимал кнут. Внезапно он размахнулся и изо всех сил хлестнул коня по окровавленным ноздрям и разинутой пасти.
Лошадь оторопело отступила и тут же яростно бросилась на человека. Незнакомец с удивительным хладнокровием и ловкостью заарканил передние ноги Манкиллера, резко прыгнул в сторону и потянул за лассо.
Жеребец споткнулся, потерял равновесие и тяжело упал на бок. Он отбивался, взбрыкивая копытами, и яростно ржал от бешенства и боли. Молодой человек обрушил на поверженную лошадь град ударов тяжелой плеткой из бычьей кожи.
Публика восхищенно взирала на происходящее. Тишину нарушало лишь хрипение животного и сухие удары кнута.
На некоторое время жеребец притих.
Молодой человек подошел к коню, ослабил петлю и, потрепав его по шее, насмешливо проговорил:
– Ну, давай, малыш, поднимайся, не бойся!
Услышав его голос, жеребец вскочил на ноги. Разъяренный, с бешеными глазами, он готовился снова устремиться на обидчика. Но несколько секунд оставался неподвижен, видимо собираясь с силами. В это время незнакомец ловко прыгнул ему на спину.
Трибуны взорвались! Началась решающая и, может быть, смертельная схватка!
Жеребец тут же предпринял самые отчаянные и неожиданные броски, чтобы скинуть седока: яростное брыкание, Прыжки, внезапные остановки, рывки, резкие повороты и прочее. В середине арены клубилось облако пыли, откуда Доносились топот копыт, ржание и клацание челюстей.
Временами можно было видеть человека, казалось прилипшего к спине обезумевшей лошади.
Согнувшись, собравшись в комок и яростно работая шпорами, он использовал старый индейский способ укрощения. Известно, что краснокожие – ни с кем не сравнимые укротители, обладающие ловкостью обезьяны ц мощью атлета.
И это без седла, уздечки и стремени! Только сила и сноровка, подкрепляемые стальными мышцами и невероятным проворством! Разумеется, на такое способны далеко не все.
– Браво! – кричала толпа. – Браво! Это настоящий индеец!
Цирковые артисты и работники волновались не меньше зрителей. С особенным любопытством наблюдали за происходящим на арене великолепные цирковые наездники – большие мастера своего дела и беспристрастные судьи.
Никто из них, однако, не осмелился бросить вызов Манкиллеру – лошади-убийце. Подавшись вперед, на дорожку, они с напряженным восхищением и не без чувства зависти смотрели на удивительного всадника.
Стоящий в первом ряду Гризли-Бен тихо сказал:
– Это бесподобно, честное слово! Если молодец не сломает себе хребет, я возьму его в труппу за тысячу долларов в месяц!
Рядом с директором с зажатым под мышкой кнутом стояла восхитительная девушка лет восемнадцати, дочь знаменитого импресарио, мисс Джейн – звезда и гордость цирка!
Смуглая, с большими голубыми глазами, матово-белым цветом лица, в кокетливой шляпке-амазонке, темно-синей кофточке, плотно облегающей грудь, она восторгалась не меньше отца:
– Никогда не видела ничего подобного! Отец!.. Мне кажется, это сам Бог… на лошади!
Столь пылкое и наивное сравнение заставило директора улыбнуться и вспомнить что-то давно забытое.
– Значит, Бог!.. Ну что ж, мой друг… если вам так нравится! И хоть я скуп на похвалу, не могу не сказать: это замечательно!
– Отец! Вы – единственный, кто в свое время мог бы добиться такого же успеха!
– Да!.. Лет двадцать пять назад, когда с моим другом Железной Рукой, вождем племени команчей, мы укрощали диких быков в Рио-Гранде. И делали это верхом на лошадях. Я готов любоваться нашим смельчаком бесконечно, Он напоминает мне мою ковбойскую юность. Отец! Смотрите! Да смотрите же! Ах, браво! Браво!..
До сих пор незнакомец защищался. Теперь он перешел в атаку. Молодой человек нанес мощный удар по голове обезумевшего животного свинцовым наконечником жгута и одновременно пришпорил жеребца, оставив на его боках два заметных следа.
Ошалевший от боли, но не сдавшийся, Манкиллер попытался укусить бесстрашного седока за ногу.
Бах! Второй удар по белой звездочке на лбу. Норовистый конь приготовился лечь на землю… перевернуться…
Незнакомец в третий и четвертый раз ударил лошадь, яростно вонзая шпоры в бока.
Оглушенный Манкиллер затряс головой и начал мелко-мелко дрожать.
Почувствовав близкую победу, молодой человек решил разом довести дело до конца. Он сполз ближе к крупу животного, обхватил его ногами у впадины, там, где кончаются ребра, и начал постепенно сжимать… сжимать… сжимать.
Опоясанный, словно железным обручем, жеребец в изнеможении остановился.
Он еще пытался сопротивляться, но дыхания уже не хватало! Он заржал сначала жалобно, потом – хрипло. Широко раздвинув ноги, Манкиллер подрагивал всем телом.
Последняя судорога, последняя отчаянная попытка дать отпор… и ошеломленные зрители увидели, как животное, медленно подгибая колени, стало опускаться и наконец упало на живот.
Молодой человек спрыгнул на землю, схватил задыхающегося коня за ноздри и властным движением накинул на челюсть петлю из лассо. Манкиллер продолжал дрожать всем телом. Белые хлопья пены испачкали черную масть, взгляд будто потерял прежнее выражение кровожадности, потускнел.
Незнакомец склонился и обдал ноздри лошади медленным глубоким дыханием. И – о, чудо! Черный жеребец больше не сопротивлялся, даже не шевелился. Он неподвижно застыл на месте, вздымая бока и поводя вокруг бессмысленным взглядом, словно находясь в гипнотическом состоянии.
Манкиллер укрощен!
Трибуны ликовали, а бесстрашный наездник схватил лассо, ставшее уздечкой, и вскочил на спину лошади.
Он вынул из кармана револьвер и несколько раз подряд выстрелил вверх над ухом коня. Животное вскочило и в бешеном галопе устремилось вперед.
Два круга в яростном темпе, затем легкое движение лассо – и Манкиллер послушно остановился на луже крови, где чуть ранее он размозжил голову своей одиннадцатой жертве.
Трудно передать обычными словами чувства, овладевшие публикой. Это был не просто восторг, а какое-то массовое сумасшествие.
Вскочив с мест, возбужденные зрители устроили победителю грандиозную овацию, какой обычно удостаивают подлинных героев и гениев.
Работники цирка обступили ковбоя в едином, сердечном порыве. Наездник принимал неловкие, но искренние поздравления. Кто-то протягивал руки… Кто-то осмелился даже толкнуть Манкиллера, кровожадного убийцу людей, а сейчас совершенно безобидного, ставшего для молодого человека его рабом, его покорной лошадью!
Укротитель был по-прежнему бледен, лишь щеки слегка порозовели. Он дышал ровно и спокойно, будто ничего не произошло.
– Браво! Мой дорогой! Браво! – восклицал Гризли-Бен. – Я искренне рад за вас, я горжусь вами! Премия ваша, но это не все. Если Блэк вам нравится… я дарю его, он ваш!
– О! Это слишком дорогой подарок!
– И я так считаю! Ведь Блэк – не какая-нибудь кляча! Значит, вы тем более должны его принять.
– Благодарю от всего сердца. Это подарок, не имеющий цены!
– Имя?! Как зовут укротителя?! – топая ногами и оглушительно хлопая, кричали зрители.
– В самом деле… Публика хочет знать имя героя! Как вас зовут?
– Зачем это им?
– Вы стали знаменитым, мой любезный! Теперь за вами будут охотиться газетчики.
– Ну что ж, мое имя Том. Как видите, очень простое.
– Браво! Ура! Да здравствует Том-Укротитель!
Оставаясь верхом на лошади, молодой человек жестом поблагодарил зрителей.
– Бис! Бис! Бис! – ревела толпа.
– Бис? Это что? – спросил Укротитель.
– Вам, дорогой, надо проехаться по кругу еще раз. Сегодня вы – триумфатор!
Том погладил коня по шее, и тот в великолепном аллюре с развевающейся гривой помчался по арене.
Приветствуя публику, молодой человек вспомнил о гнусных намерениях бандитов, об угрозе Гризли-Бену, его труппе, восхитительной мисс Джейн. При мысли о девушке сердце Тома стало биться сильнее.

Буссенар Луи Анри - Том-Укротитель -> вторая страница книги


Нам хотелось бы, чтобы деловая книга Том-Укротитель автора Буссенар Луи Анри понравилась бы вам!
Если так окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Том-Укротитель своим друзьям, установив у себя гиперссылку на эту страницу с произведением: Буссенар Луи Анри - Том-Укротитель.
Ключевые слова страницы: Том-Укротитель; Буссенар Луи Анри, скачать, бесплатно, читать, книга, онлайн, ДЕЛОВОЙ

А - П

П - Я