ДЕЛОВОЙ - главная     Авторам и читателям    научная книга "Деньги"    Many-Books.Org    Контакты

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Шишов Алексей Васильевич

Разгром Японии и самурайская угроза


 

Тут выложен учебник Разгром Японии и самурайская угроза , который написал Шишов Алексей Васильевич.

Данная книга Разгром Японии и самурайская угроза учебником (справочником).

Книгу-учебник Разгром Японии и самурайская угроза - Шишов Алексей Васильевич можно читать онлайн или скачать бесплатно тут, на этой странице, без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Разгром Японии и самурайская угроза: 406.97 KB

скачать бесплатно книгу: Разгром Японии и самурайская угроза - Шишов Алексей Васильевич



Scan, OCR, SpellCheck: Zed Exmann, 2007
«Шишов А. Разгром Японии и самурайская угроза»: Алгоритм, Эксмо; М.; 2005
ISBN 5-699-12833-6
Аннотация
Геополитические устремления двух империй — Российской и Японской — привели к тому, что в конце XVIII столетия они становятся соседями. Однако добрососедские отношения стали складываться с трудом. К началу XX века набиравшая силу самурайская империя стала стремиться расширить свои государственные пределы за счет соседей. История свидетельствует, что проблема территориальных претензий к России японской стороной решалась преимущественно с позиции силы, а не за столом дипломатических переговоров. После полного разгрома во Второй мировой войне милитаристской Японии прошло уже 60 лет, но затянувшийся «территориальный спор» продолжает оставаться наиболее острым вопросом во взаимоотношениях двух государств.
В предлагаемой книге известного военного историка и писателя А. В. Шишова рассматривается история военных конфликтов между Россией и Японией в XX веке с особым упором на Вторую мировую войну.
Алексей ШИШОВ
РАЗГРОМ ЯПОНИИ И САМУРАЙСКАЯ УГРОЗА
СЛОВО ОТ АВТОРА
Геополитические устремления в своей истории двух империй — Российской и Японской привели к тому, что в конце XVIII столетия они становятся соседями. Однако добрососедские отношения стали складываться с великими трудами. Причин самого разного характера здесь видится много. Страна восходящего солнца крайне негативно отнеслась к стремлению европейцев и американцев заполучить «свои права» на ее территории. К чести старой России, можно сказать, что, стремясь наладить взаимовыгодные и дружеские отношения со своим соседом, она не уповала на мощь пушечного огня своих корабельных эскадр. Но Япония, закрыв перед чужеземцами почти все свои двери, крайне трудно шла с ними на любые контакты.
Революция Мэйдзи многое изменила на Японских островах. Теперь двери государства отворились перед всем миром, и оно стало быстро набирать темпы своего экономического развития, при этом благоразумно почти не меняя внутриполитическое устройство. Набиравшая силу империя на тихоокеанском северо-западе сразу же стала показывать стремление «шагнуть» на Азиатский материк, то есть стремление к территориальным захватам.
Расширить государственные пределы империя могла сделать только за счет своих соседей. Таковыми для нее были Россия, Корея, Китай, ряд европейских стран, которые имели на ближайших берегах Тихого океана колонии. Но территориальные споры начались для Страны восходящего солнца прежде всего с Россией, тогда признанной мировой державой. Натянутыми отношения стали из-за Курильских островов, острова Сахалин. Потом к этим территориям добавились Квантунский полуостров с Порт-Артуром, интересы двух соседей в Корее и китайской Маньчжурии.
История свидетельствует, что проблема территориальных претензий к России японской стороной решалась преимущественно с позиции силы, но не за столом дипломатических переговоров. Доказательством тому стали предыстория Русско-японской войны 1904—1905 годов, иностранная военная интервенция на российском Дальнем Востоке, в Забайкалье в годы Гражданской войны 1917—1922 годов, напряженная ситуация на морской границе с Японией и сухопутной границе с марионеточным государством Маньчжоу-Го в межвоенный период, события 1938 года у озера Хасан и 1939 года на реке Халхин-Гол. И, наконец, 1945 год, который подвел на Дальнем Востоке черту под Второй мировой войной 1939—1945 годов.
После окончания Второй мировой войны прошло уже 60 лет, но «бородатый» территориальный спор продолжает оставаться наиболее острым конфликтным вопросом во взаимоотношениях двух соседних государств. Камень преткновения лежит в Курильских островах. При этом Токио минимум своих требований сводит к четырем самым южным островам архипелага, наиболее хозяйственно значимых и имеющих бесспорное военно-стратегическое значение.
Территориальный спор из-за Курил, коренное население которых — айны — во время правления всероссийской императрицы Екатерины II и еще ранее присягнуло России, а острова высочайшим указом стали частью Российской империи, неумолимо затягивается. Опасность его неразрешенности кроется еще в том, что между двумя соседними государствами по сей день не подписан мирный договор по итогам Второй мировой войны. Сегодня территориальный спор из-за Курильских островов между Россией и Японией, надо это признать, является одним из самых серьезных в Тихоокеанском регионе.
Любые конфликтные ситуации между соседними странами не возникают из ничего. Они всегда имеют предысторию, истоки, мотивацию поведения сторон, попытки разрешить проблему любым путем, в том числе на поле брани, будь то сухопутье или морские воды. В предлагаемой на суд читателей книге рассказывается о том, как Россия и Япония стали соседями, как развивались их отношения друг с другом, как они утверждали себя в этом соседстве на экономическом, дипломатическом и особенно военном поприщах. То есть с чего начинали и к чему пришли в устроении межгосударственных взаимоотношений.
Алексей Шишов, военный историк и писатель.

ЧАСТЬ I РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ И ЯПОНИЯ: «ПЕРВАЯ МАНЬЧЖУРИЯ»
ГЛАВА 1
ГОД 1786-й. Соседство двух империй. Курилы. Сахалин. Пекин. Корея
На протяжении многих столетий геополитически Русское царство, а затем и Российская империя стремились на Восток. Именно там шло приращение обширнейших территорий с крайне редким населением, но богатых пушниной — драгоценной «мягкой рухлядью» (соболями, речными бобрами, куницами, песцами…), которая была главным русским товаром из числа тех, что вывозились за границу на протяжении многих столетий. Два государства — Россия и Япония — на протяжении XVI — XIX веков постепенно, но неуклонно сближали свои границы.
Русские землепроходцы — промысловые люди, вольные казаки, царские воеводы, шагнув за Урал, через сибирские просторы, вдоль берегов Северного Ледовитого океана уходили все дальше и дальше на восход солнца, на Восток. Идя за пушниной, русский народ открывал все новые и новые территории. Пионерами в расширении границ Руси на Восток и начала освоения сибирских просторов были колоссы Земли Русской — казачий атаман Ермак Тимофеевич и знаменитый род купцов и промышленников Строгановых.
После овладения Сибирским царством (ханством) продвижение русских землепроходцев на Восток, освоение новых земель и строительство на открытых территориях городов-острогов и поселений шло невиданно быстрыми темпами. Если, например, в 1586 году был основан первый русский город в Сибири — Тюмень, то буквально через 10—15 лет границы Русского государства достигли берегов могучего Енисея, еще через 30 лет — берегов великой реки Лены.
В 1647 году уже был основан на берегу Тихого океана портовый город Охотск. А уже через год отважный мореход Семен Дежнев обогнул Чукотский полуостров и открыл пролив между Азией и Америкой, первым совершив плавание из Северного Ледовитого океана в Тихий. В середине XVII столетия Россия прочно стояла на берегах самого Великого океана Земли. За такой короткий исторический срок русские землепроходцы прошли свыше 7000 километров — от Уральских гор до берегов Тихого океана, открыв земли, до того неведомые.
Последнего русского царя и первого всероссийского императора Петра I Алексеевича Романова Великого очень интересовал Восток, который открывал перед Россией перспективы будущего развития. Он хотел, чтобы русские мореходы с берегов Тихого океана доплыли до тех мест, где есть города европейских владений. В целях развития внешней торговли великого по заслугам государя также интересовали кратчайшие морские пути от восточных границ Российской империи в Индию и Китай, Америку и Японию.
Решению этих проблем были посвящены две экспедиции — Первая (1725-1730) и Вторая (1733-1743) Камчатские экспедиции, возглавляемые капитаном 1-го ранга Витусом Берингом. Первая экспедиция была организована лично по инициативе Петра Великого. Вторая Камчатская экспедиция готовилась по повелению императрицы Анны Иоанновны. О значении, важности и масштабности Второй экспедиции говорит тот факт, что разработкой проекта Программы экспедиции занимались Правительствующий Сенат с привлечением Адмиралтейств-коллегии и Санкт-Петербургской академии наук.
Вторая Камчатская экспедиция состояла из нескольких морских и сухопутных отрядов общей численностью около одной тысячи человек. Основными задачами этой экспедиции были: исследование северного побережья европейской и азиатской территорий страны — от Белого моря до Берингова пролива; исследование берегов Камчатки и акватории Охотского моря; исследование внутренней материковой территории Сибири и Дальнего Востока; исследование северо-западного побережья Северной Америки и открытие новых морских путей в Америку и Японию. Все задачи, поставленные перед Второй Камчатской экспедицией, были выполнены.
В результате проведения двух Камчатских экспедиций окончательно было установлено наличие пролива между Азией и Америкой. Открыты и нанесены на географические карты северо-западное побережье Северной Америки (Русской Америки, ставшей затем Аляской), некоторые острова Алеутской гряды, Курильские острова. Были получены новые сведения о стране на Японских островах.
Нельзя не сказать еще об одном выдающемся результате, которого многие столетия ждал весь цивилизованный мир, — о целостности и единстве мирового океанического пространства. Открыв и пройдя Северным морским путем вдоль берегов Ледовитого океана, через пролив, разделяющий два великих материка — Азию и Америку, и выйдя в воды Тихого океана, Россия тем самым замкнула и объединила в единую мировую трансокеаническую систему морские пути всех океанов планеты. Теперь стало возможным прибыть морскими путями в любую часть света, что имело огромное практическое значение для развития мировой торговли. Мировой океан стал единой мировой транспортно-торговой системой.
Так Российское государство в стремлении решить стоявшие перед ним геополитические задачи поступательно приближалось к берегам Амура, Охотского моря, Аляски. Навстречу ему двигалась и Япония, которая с острова Кюсю перебралась на более северный Хоккайдо, от него еще дальше на север шла длинная гряда вулканических островов, получивших русское название — Курилы.
Русские ранние экспедиции к берегам Тихого океана следовали одна за другой. Так, в середине XVII столетия первопроходец Иван Москвитин совершает поход к островам «Гиляцкой орды». В 1639—1641 годах он обследует побережье Охотского моря вблизи устья реки Улья. Затем следуют походы С. Полякова в 1652 году, О. Кузнеца, П. Бекетова и Ф. Пущина в 1655—1656 годах к устью Амура, которые первыми стали принимать в российское подданство коренных жителей этих земель — нивхов (гиляков). Нивхи заселяли и северную часть Сахалина.
Тогда же появляются первые сведения о Камчатке. Первым вплотную подошел к ней в 1651 году М. Стадухин, который для постройки двух своих кочей использовал камчатский лес. Это он сообщил о существовании между реками Анадырь и Пенжина большого неизведанного «носа». Данные об этом крае были впервые «изложены» на росписи к чертежу 1667 года воеводы П. Годунова. Русским землепроходцам было ясно, что впереди их ждет много неизведанных земель, и они продолжали с великим упорством торить новые пути на Восток.
Отряды казаков и промышленников поспешили «изведать» Камчатский «нос». Далеко не все подобные экспедиции заканчивались успешно. Наиболее удачливым из них стал поход Луки Семенова Мороски Старицына в 1695—1696 годах. Во время плавания он побывал в северной части Камчатки и дал о ней ценные сведения.
В 1700 году сибирский казак-первопроходец Владимир Атласов (по некоторым документам — Отласов) во главе отряда из таких же вольных землепроходцев, как и он, появляется на Камчатке. На почти неизведанной до того земле, богатой соболями и населенной воинственными камчадалами, казачий пятидесятник Атласов с товарищами основывает Верхне-Камчатский острог и начинает приводить в подданство русскому царю местных жителей, собирая с них дань (ясак).
На Камчатке в том же 1700 году состоялась первая встреча русских с японцами: на берег выбросило потерпевшего где-то в штормовом Охотском море кораблекрушение человека, который был «сухощав, ус невелик, волос черен…». Новые встречи состоялись, когда русские мореходы и промысловики стали обследовать Курильские острова и южное побережье Сахалина.
В 1701 году В.В. Атласов был награжден за свои «тяжкие» труды чином казачьего головы. Он представил царскому воеводе в Якутске свои «скаски» — первое описание земли Камчатки и близлежащих к ней островов Курильской гряды. В атласовских «скасках» оказались первые описания некоторых Курильских островов и неизвестной в Русском государстве страны — Японии.
В результате полученных Атласовым сведений о Камчатке ее стали наносить на географические карты в виде полуострова, исправив первых исследователей, принимавших Камчатку за остров. Однако продолжить ее исследование, равно как и близлежащих к югу островов, казачьему голове Атласову не довелось — он был убит во время бунта «служилых людей». За выдающиеся заслуги в исследовании тихоокеанской окраины государства Российского А.С. Пушкин назвал Владимира Атласова «камчатским Ермаком».
В 1711—1713 годах экспедиция якутского казака И.П. Козыревского побывала на островах Курильской гряды Шумшу и Парамушир, а также на острове-скале Авось. Козыревским были собраны сведения о подавляющем большинстве Курильских островов, включая Итуруп, Кунашир и даже Двадцать Второй (позже он назывался Матмай, ныне самый северный японский остров Хоккайдо).
На этих островных землях проживали айны. Они заявили тогда русскому исследователю, что не японцы держали их в подчинении, а, наоборот, сами были зависимы от местного населения, которое жило «самовластно… и не в подданстве». Айны с островов Шумшу и Парамушир, в том числе один уроженец Итурупа, были приняты казаком Козыревским в российское подданство.
Результаты сделанных географических открытий Козыревский изложил на «Чертеже Камчадского носа и морских островов». Его отчет явился первым, наиболее полным и документированным свидетельством посещения россиянами Курил и описанием их географического положения. В последующем козыревский «Чертеж» послужил хорошим подспорьем для морских экспедиций.
Экспедиция якутского казака Ивана Козыревского «вычертила» дорогу на Курильские острова, которые своей южной оконечностью упирались в теплые моря. В 1721 году на Курилах побывали с научными целями геодезисты И. Евреинов и Ф. Лужин. Они были посланы «в Сибирь» первым всероссийским императором Петром I Алексеевичем Великим с заданием: «…до Камчатки и далее, куды вам указано…» Геодезисты составили карту 16 островов гряды и попутно приняли в российское подданство часть жителей шести северных островов.
В 1726 году большая часть жителей четырех северных Курильских островов была принята в подданство России отрядом Д. Павлуцкого. Уже с конца 30-х годов XVIII столетия русские мореходы-промышленники начали регулярно посещать южную часть Курил, прибывая сюда или из Охотска, или с соседней Камчатки.
Началось соприкосновение с территорией современной Японии. В 1739 и 1741—1742 годах у берегов острова Сахалин и Курил, острова Матмая (Хоккайдо) совершили плавание Мартын Шпанберг, В. Вальтон и А. Шельтинг. В ходе кропотливых исследовательских работ на карту были занесены все Курильские острова. Шпанберг нарисовал на карте их гораздо больше, чем имелось в «наличии», поскольку острова с низменными перешейками посчитал за два острова.
В 1739 году участники экспедиции Шпанберга и Вальтона высаживались на островах Хоккайдо, Кунашир и Шикотан, подходили к северо-восточному побережью острова Хонсю. Однако высадиться на японской земле они не решились. (В том же 1739 году сегунат выпустил новую инструкцию местным властям о применении насильственных мер в отношении иностранных кораблей.) Русские моряки завязали дружественные отношения с местными жителями — айнами. На многих морских картах того времени Шикотан носил название острова Шпанберга.
Российское правительство стало проявлять все большую заинтересованность в отношении земель, расположенных в северной части Тихого океана. Так, в 1729 году для изучения северного сахалинского побережья и берегов Курильской гряды был послан И. Шестаков на боте «Гавриил». Во второй половине XVIII столетия русские поселения существовали на островах Парамушир, Шумшу, Симушир, Уруп и Итуруп.
В 1780-х годах в северо-западной части залива Терпения на Южном Сахалине поселилась группа русских мореходов из 6 человек. В дальнейшем они перешли на западный берег острова. Русские землепроходцы неоднократно посещали в те годы остров, а в 1783 году группа русских после кораблекрушения осталась здесь на поселении (в 1789 году они составили карту западной части Сахалина).
Что же касается первых официальных посещений острова Карафуто (Сахалина) — «Острова китайских людей» японской стороной, то впервые государственные люди Страны восходящего солнца в лице чиновников во главе с Т. Ямагути появились на южной оконечности Сахалина только в 1786 году. Попытки исследования островов Южно-Курильской гряды со стороны Японии относятся к значительно более позднему периоду.
Японцы в то время появлялись на Курильских островах лишь эпизодически (в отличие от многочисленных специально организованных морских экспедиций русских людей). Известно, что в 1786 году японский географ и исследователь Могами Токунай первым среди своих соотечественников достиг островов Итуруп и Уруп. В конце XVIII — начале XIX века, высаживаясь на Курильских островах, японцы ломали пограничные знаки (чаще всего деревянные кресты), вытесняли русских поселенцев, применяя угрозы и военную силу.
Со второй половины XVIII столетия начинается «серьезное» хозяйственное освоение русскими промышленниками Курил. На островах велась охота на «морского зверя», в курильских бухтах находили пристанище во время штормовой погоды русские суда. В 1755 году Н. Сторожев сообщил в камчатский острог Большерецк о том, что значительная часть айнов на Кунашире приняла подданство России.
Начались первые попытки создания на Курильских островах русских поселений. В 1766 году экспедиция Н. Чикина основала первое зимовье на острове Уруп. При этом большинство местных жителей, равно как и соседнего Итурупа, стали подданными России. Вступление в российское подданство, как и прежде, носило добровольный характер.
В том же году здесь побывал с отрядом отважных мореходов казачий сотник Иван Черный, который составил подробное географическое описание острова Итуруп и других Курильских островов. Черный провел на островах две зимы, а два лета отплавал между островами. Местные айны-курильцы приводились в российское подданство.
собранная богатая этнографическая коллекция была подарена Российской академии наук.
Экспедиция казачьего сотника Ивана Черного и полученные в ходе ее научные результаты получили известность в Европе. Это дало основание современному американскому историку японского происхождения Еси Куно заявить, что «в 1766 г. Россия распространила свою власть на Итуруп — самый большой из Курильских островов».
В 1778 году мореплаватели сибиряк Иван Антипин, служивший у купца Лебедева-Ласточкина, и иркутянин Дмитрий Шабалин из отряда А. Очередина зимовали на острове Уруп. Там уже существовало русское поселение Курилороссия, жители которого занимались даже хлебопашеством. Судно Антипина — бригантина «Наталия» во время плавания вдоль островов потерпела кораблекрушение. В этом году и в последующем в российское подданство вступило много жителей-айнов с Южных Курил, в том числе и с острова Хоккайдо. После установления с ними дружественных отношений они освобождались от уплаты государственных податей.
Великая правительница Российского государства, много потрудившаяся для расширения его пределов, императрица Екатерина II издала высочайший «курильский» указ. В нем, среди прочего, говорилось:
«Приведенных в подданство на дальних островах мохнатых курильцев оставить свободными; и никакого збора с них не требовать; да и впредь обитающих там народов к тому не принуждать, но стараться дружелюбным обхождением и ласковостью для чаемой пользы в промыслах и торговле продолжать заведенное уже с ними знакомство».
Освоение Курил продолжалось. В 1785—1786 годах русские проживали и на острове Итуруп. В российское подданство принимаются все новые группы жителей Курильской гряды. Вскоре происходит законодательное закрепление этих земель за Россией. Именным указом от 22 декабря 1786 года императрицы Екатерины II Великой все Курильские острова, Аляска (Русская Америка), Алеутские, Лисьи и некоторые другие острова в северной части Тихого океана были присоединены к Российской империи.
Так Российское государство, законодательным актом утвердив свое присутствие на всей Курильской гряде, входило в соседство со Страной восходящего солнца. Отношения России с империей на Японских островах складывались непросто и по времени очень долго.
Японцы тоже стремились утвердиться на островах Курильской гряды, прежде всего на южных, ближайших к Хоккайдо. Богатый рыбой остров Кунашир превращается в базу для набегов на русские поселения на южных островах Курил. Местное айнское население облагается налогами, сбор которых проводился японцами с особой жестокостью, что не раз приводило к столкновениям с применением оружия.
В 1789 году на острове Кунашир вспыхнуло восстание айнов и было убито более 70 японцев. Сегунским чиновникам удалось подавить восстание лишь благодаря военной помощи феодального княжества Мацумаэ, правитель которого отправил на Кунашир военный флот из 30 судов с солдатами. Возмущение кунаширских айнов было подавлено с большой жестокостью.
Соседские отношения — торговые, дипломатические и государственные — между Россией и Японией складывались крайне трудно. Причина крылась прежде всего в том, что при императорах Иэясу и Иэмицу Токугава (30—50-е годы XVII века) Страна восходящего солнца, расположенная на островах Хонсю, Кюсю и Сикоку, встала на путь самоизоляции.
Под угрозой смертной казни японцам с 1636 года запрещалось покидать отечество и строить большие корабли, которые могли использоваться для дальнего плавания, а иностранцам — высаживаться где-либо на берегах Японии. Подобное предписание, относящееся к 1825 году, требовало обстреливать иностранные суда в случае их приближения к японским берегам.
Только в 1842 году местные власти получили указ, разрешающий снабжать (за плату) прибывающие в японские порты иностранные суда водой и продовольствием. И лишь потом японские чиновники могли требовать их ухода от берегов империи.
В порядке исключения лишь голландским судам разрешалось находиться только в одном порту на острове Десима (Дэдзима), в бухте Нагасаки. Поводом для такого исключения из законодательного правила было следующее. В 1637 году в Симабара, близ города Нагасаки, произошло сильное крестьянское восстание под христианскими лозунгами. Повстанцы были вооружены огнестрельным оружием, полученным от европейских миссионеров, которое помогло им добиться ряда успехов. Восстание быстро охватило значительный район острова Кюсю.
Сегунская армия в течение нескольких месяцев не могла подавить крестьянское антифеодальное выступление. Только помощь голландских кораблей, бомбардировавших с моря замок Хара, где сосредоточилась 30-тысячная армия повстанцев, позволила войскам сегуна из рода Токугава взять его штурмом и учинить кровавую расправу над восставшими. Залпы голландских корабельных орудий оказались победными.
Помощь сегунату в подавлении симабарского восстания поставила голландцев в исключительное положение в закрытой стране. Так они на долгое время монополизировали все контакты Японии с внешним миром. В единственный порт в стране — Нагасаки — два раза в год был разрешен заход голландских, а также корейских и китайских кораблей. Но голландцы содержались на острове Десима в обстановке, «более похожей на тюрьму, чем на факторию» европейцев в азиатской стране. Иностранцам строго запрещалось заниматься миссионерской деятельностью.
Жестокая система самоизоляции Японии, которая просуществовала до 1867 года, привела к тому, что люди из экспедиции капитан-командора Витуса Беринга в 1739 году были первыми и более чем на сто последующих лет последними русскими, беспрепятственно и на самое непродолжительное время сошедшими на землю Японии.
Правящий в ней сегунат в 1804 году занял жесткую позицию в отношении экспедиции выдающегося мореплавателя России И.Ф. Крузенштерна на шлюпе «Надежда», совершавшем первое русское кругосветное плавание, а в 1811 году — откровенно враждебную по отношению к экспедиции капитан-лейтенанта В.М. Головнина. Последнему, вероломно захваченному в плен вместе со своими спутниками на южнокурильском острове Кунашир, пришлось провести два года, по сути дела, в заточении у японцев.
Недоброжелательность японских властей по отношению к иностранцам, в том числе и к россиянам, обернулась неизбежными при этом вооруженными столкновениями. Япония упорно отказывалась от контактов с Европой, в том числе и с Российской империей, которая становилась ее соседом. Так, неудачей закончились переговоры, которые вел зимой 1804—1805 годов Н. Резанов.
Осенью 1806 года в заливе Анива, на южной оконечности Сахалина, происходило первое вооруженное столкновение сторон. С русской стороны в нем участвовал экипаж небольшого фрегата «Юнона» под командованием лейтенанта Н.А. Хвостова. Весной следующего года Хвостов вновь появился у сахалинских берегов вместе с мичманом Г.И. Давыдовым, командиром шлюпа (тендера) «Авось». Дело вновь доходит до перестрелки с японцами, и русские моряки в бою «истребили» два японских селения.
По возвращении в порт Охотск командиры кораблей за свои своевольные действия против японских поселений были арестованы. Давыдов бежит из-под ареста в Якутск. Вскоре обоих морских офицеров доставляют в Санкт-Петербург, где суд оправдал их действия. Они отличились в Русско-шведской войне 1808—1809 годов и были представлены к награждению боевыми орденами. Но представления были отклонены «в наказание за своевольства против японцев». Два флотских товарища утонули в Неве в результате несчастного случая. Памятью о них осталось «Двукратное путешествие в Америку морских офицеров Хвостова и Давыдова» в 2 томах.
Второе по времени вооруженное столкновение русских с японцами произошло летом 1811 года, когда в плен на острове Кунашир был захвачен со своими спутниками капитан-лейтенант В.М. Головнин, выдающийся русский мореплаватель. Он возглавлял исследовательскую экспедицию, которая на шлюпе «Диана» отправилась из Русской Америки (Аляски) для более точного географического описания берегов южной части Курильской гряды и Шантарских островов.
Шлюп «Диана», построенный на отечественных верфях, был средним между фрегатом и корветом. «Диана» несла 14 медных пушек, 4 карронады для стрельбы с короткой дистанции и 4 небольших чугунных фальконета. Экипаж составлял 60 человек. В далекое, почти кругосветное плавание «Диана» уходила из Кронштадта в июле 1807 года на восток вокруг южной оконечности Американского континента, через пролив Дрейка. Главная цель экспедиции была исследовательская:
«Опись малоизвестных земель, лежащих на Восточном (Тихом. — А.Ш.) океане и сопредельных российским владениям в восточном крае Азии и на северо-западном берегу Америки».
В мае 1811 года Головнин, только что произведенный в капитан-лейтенанты и награжденный за исследовательские труды орденом святого Владимира 4-й степени, решил начать географическое описание берегов Курильских островов. Вскоре шлюп «Диана» подошел к острову Кунашир, название которого в переводе с айнского означает «Черный остров». Действительно, черный вулканический пепел покрывал здесь всю землю даже в лесах.
В одной из кунаширских бухт оказались селение и небольшая крепость с японским гарнизоном и чиновником. Японцы избегали пришельцев, хотя меновая торговля началась между ними сразу же. Экипаж близ крепости набрал в бочки питьевую воду. Вскоре было получено приглашение посетить «главного начальника».

Шишов Алексей Васильевич - Разгром Японии и самурайская угроза -> вторая страница книги


Нам хотелось бы, чтобы деловая книга Разгром Японии и самурайская угроза автора Шишов Алексей Васильевич понравилась бы вам!
Если так окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Разгром Японии и самурайская угроза своим друзьям, установив у себя гиперссылку на эту страницу с произведением: Шишов Алексей Васильевич - Разгром Японии и самурайская угроза.
Ключевые слова страницы: Разгром Японии и самурайская угроза; Шишов Алексей Васильевич, скачать, бесплатно, читать, книга, онлайн, ДЕЛОВОЙ

А - П

П - Я