ДЕЛОВОЙ - главная     Авторам и читателям    научная книга "Деньги"    Контакты
научные статьи:   анализ конфликтов на Украине и в Сирии по теории гражданских войн    демократия и принципы Конституции в условиях перемен    три суперцивилизации    государственные идеологии России, Украины, ЕС и США    три глобализации: по-английски, по-американски и по-китайски   
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

- Вместо того чтобы бегать, прыгать, в футбол гонять, как все люди, они молча застыли. Постой-ка, они, наверное, наоборот - хотят стать роботами. Все думать и думать и никуда не ходить. Так я им помогу".
Он взмахнул рукой, прошептал заклинание - и вместо ребят выстроились три аккуратных металлических ящичка. На одном было написано белой масляной краской И-1, что значило "Иванов, модель первая". А на двух других, как вы легко можете догадаться, выведено было П-1 и С-1.
Робот думал, что его сразу начнут благодарить, но ящички продолжали молчать. Возможно, это означало, что им понравилось их перевоплощение, а может, они еще не успели его как следует прочувствовать. В ожидании благодарности робот, вернув себе нормальный облик, сел в кресло.
Первым через полчаса захныкал ящичек С-1. Как и в жизни, он получился намного толще остальных двух ящиков.
- Ребята, давайте кончать уже, а?
- Ты что! Не мешай, - перебил его И-1. - Сегодня так хорошо получилось. Как никогда. Ничего почему-то не отвлекало - ни ноги, ни руки. А ты теперь взял и все испортил.
- Я не хотел, - извиняющимся тоном произнес ящик С-1.
- Испортил, испортил, все испортил, - загудел возмущенно ящик П-1.
- Ну извините, ребята, я просто больше не могу. Очень что-то жмет внутри. Не пойму отчего.
- Ну ладно, - милостиво разрешил И-1. - Мы сейчас пяток минут разомнемся - и снова за упражнения. Йога - это тебе не шутка!
- Спасибо, ребята, - обрадовался ящик С-1. После этого он даже как-то потерял свои строгие формы и стал больше похож на мешок.
- Ну-ка! Раз, два!
- Что такое?!
- Ой, что со мной?
Сначала ящики удивленно замолчали. Потом вдруг запрыгали по полу. Робот даже немного испугался и вжался в кресло. Ведь ящики подпрыгивали на месте как живые.
- Что со мной? - кричал И-1.
- А я? Где я? - орал П-1.
- Мама! - не переставал вопить С-1. Кому-то со стороны это даже могло показаться смешным - этот истошный крик "мама", вылетавший из металлического ящика.
- Мы, кажется, перестарались, - решил за всех И-1. - Совсем ушли в самосозерцание. Только как нам теперь из него выйти?
- Петров, ты чего-нибудь видишь?
- Не-а.
- А ты, толстый?
- Не, - сквозь слезы бормотал С-1. Действительно, сквозь слезы - верх блестящего металлического ящика вдруг стал мокрым.
- Спасите! - закричали они все втроем.
- Чем это вы недовольны? - спросил их робот, которому казалось, что он сделал доброе дело. Ведь он мечтал стать человеком. А люди, очевидно, иногда мечтают стать роботами. Так в чем же дело?
- Как это? Кто это? - загалдели ящики, перебивая друг друга. Спасите нас, товарищ. Очень вас просим.
- Не понимаю, - потряс головой робот. - Вы теперь можете заниматься этим вашим самосозерцанием, сколько захотите.
- Еще и издевается! - со злостью выпалил ящик И-1, - Жаль, руки меня не слушаются.
- Поймать бы его, - угрожающе зашипел П-1.
- Тише, ребята, тише, пожалуйста, - умолял их успокоиться добродушный С-1. Робот задумался:
- Я могу снова вернуть вам руки-ноги, если они вам нужны.
- Давай! - взмолился И-1.
- Еще б не нужны! - подхватил его П-1.
- Очень вас просим, - сказал вежливый С-1. понимая, что далеко не все можно требовать.
Через миг трое ребят стояли посреди комнаты. И больше никого. Они заглянули под кровать, под стол, задумчиво почесали затылки. И никто из них не обратил внимания на сидящую на ветке под окном ворону, которая внимательно смотрела, займутся ли они самосозерцанием снова.
Потом ворона, к удивлению сидящих рядом птиц, почесала голову крылом и улетела.
Глава десятая,
в которой речь пойдет об очень волшебном совещании
Пока робот летел, его ушей достиг странный свист. Робот в испуге уселся на ближайшей ветке, приготовившись отражать атаку неизвестной птицы. Однако никакой птицы в воздухе не было, а свист все равно продолжался.
И вдруг он смолк. Вместо него послышался голос.
- Говорит волшебное радио! - явственно услышал робот. - Внимание! Внимание! Внимание!
Люди внизу, конечно, не слышали этого сообщения. Оно достигало ушей только настоящих волшебников. Радио продолжало говорить:
- Сегодня в восемь часов вечера в гостинице "Фиалка" состоится совещание по очень волшебным делам. Явка всех волшебников обязательна.
Ворона задумалась. Касалось ли это сообщение и ее? Раз робот его услышал, значит, он уже был волшебником, ведь никто вокруг ничего не слышал. Но полноправным ли волшебником он стал? И что скажет Аспарагус, столкнувшись с ним в гостинице?
Ворона летала над городом до позднего вечера и ничего не могла решить. После семи часов она уселась на дереве перед входом в гостиницу и ждала прихода Аспарагуса и других волшебников. Но заходили и выходили совсем обычные люди.
И вот на городской башне пробило восемь часов.
- Эх, была не была... Раз Аспарагуса нет, я могу тоже тихонько туда отправиться. Я бы его узнал, если бы он зашел.
Ворона плавно спланировала за угол. И сразу же оттуда появился солидный мужчина в ярком галстуке.
На мгновение он замешкался перед стеклянной дверью, а потом, лихо подкрутив усы, двинулся навстречу неизвестности.
В вестибюле он застыл на месте, не зная, куда идти дальше. Лестницы были и слева, и справа, а одна широкая лестница шла прямо посередине. Что делать? Не станешь же спрашивать у швейцара, где тут совещание волшебников. И вдруг взгляд его упал на скромный бумажный плакатик, украшенный стрелочкой. На плакатике было написано крупными буквами: НА СОВЕЩАНИЕ ПО ОВД.
"Это же оно! ОВД - это "очень волшебные дела" На поворотах новые бумажные указатели указывали ему путь. И наконец он очутился в зале и тихонько присел на самом незаметном месте.
- Сколько можно ждать? - ворчали вокруг. Робот потихоньку вытирал лоб.
- Кого еще нет?
- Кажется, Аспарагуса.
Робот вздрогнул, услышав знакомое имя.
И вдруг дверь распахнулась, и в зал влетел его родной Аспарагус, который туг же плюхнулся рядышком.
- Все в сборе, начинаем.
Голубой лучик осветил головы всех сидящих в зале и вернулся на сцену.
- Все в порядке, - объявил оттуда самый главный волшебник. - Чужих нет. Одни волшебники. Отправляемся.
И тотчас зал покачнулся и растворился в голубом тумане.
Робот хотел вскочить на ноги, но сразу понял, что это и началось совещание.
Глава одиннадцатая,
из которой любопытные читатели смогут узнать,
о чем совещаются волшебники
- Все слушают меня и только меня, - пронзительно закричал главный волшебник.
Своим крючковатым носом он сразу же не понравился роботу, а теперь, когда он услышал его неприятный голос, робот вдвойне утвердился в своем мнении.
- Я по праву, предоставленному мне советом, расследовал дело о нарушении закона номер один волшебником Нукадаром. Чтобы вы все убедились в моей глубокой справедливости, можете посмотреть сами.
Сразу все волшебники увидели задумчивое лицо Нукадара. Не на экране, а в воображении у каждого из них показался старый Нукадар с огромной бородой.
Волшебники шумно вздохнули. Все любили Нукадара, а теперь приходилось его наказывать.
- Что за вздохи! - закричал что есть силы главный волшебник. - Какое может быть сочувствие к нарушителю закона номер один?!
Волшебники притихли, видение продолжалось.
Сразу было видно, что волшебник Нукадар очень одинок в этом мире: он ходил по комнатам, печально вздыхая. И именно поэтому он решил завести себе кота. Раз он был волшебник, то ему не нужно было его покупать или просить у кого-то, он просто взял и произнес очень сложные волшебные слова (а сложные потому, что сделать что-то живое трудно даже волшебникам).
Вечерние тени закружились, собираясь в пушистый комочек. Две вечерние звездочки упали с неба и превратились в яркие глазки, которые смогут светиться в темноте. Кот без хвоста не может считаться настоящим котом. И хвостиком послужила ветка сосны, прилетевшая через форточку. Она, конечно, стала помягче, но все равно еще долго оставалась колючей. И вот наконец кот встал на ноги и открыл глаза.
От головы до хвоста он был черный, глаза его мерцали даже в темноте, а хвост казался таким колючим, что на него нельзя было даже сесть. Напоследок Нукадар вдохнул в него речь и поставил свое детище перед собой на столе.
- Ты мой маленький! - провел по его голове рукой Нукадар, но тут же ему пришлось отдернуть руку, потому что кот очень недружелюбно зашипел.
- Я не маленький, - упрямо сказал кот. - Раз я родился, значит, я большой!
- Хорошо, хорошо, - сказал Нукадар. - Я, конечно, согласен. И дам тебе самое взрослое имя.
- Правда? - торжествующе сверкнули глаза кота.
- Сим! Как тебе такое имя?
Ничего не ответив, кот спрыгнул со стола и пошел обнюхивать комнату. Хоть он и умел говорить, но все равно от головы до хвоста оставался котом, и запахи значили для него не меньше, чем слова.
Вкуснее всего пахло не здесь - и кот отправился на кухню.
С появлением Сима хлопот у Нукадара прибавилось. Раньше он мог заниматься своими делами, совершенно не отвлекаясь. А теперь его то и дело отвлекал Сим, забрасывая вопросами: "А почему? А как?"
И так бесконечно.
И вот настал день, когда Нукадар стал давать ему первые уроки волшебства. Сим зубрил множество заклинаний, мечтая стать таким же большим и красивым, как Нукадар. Ему и в голову не приходило, что Нукадар человек, а он кот. А это многое значит.
Много раз во время этой учебы в комнате у Нукадара шел то дождь, то снег - это Сим бормотал заклинания. В дни, когда Сим учил прогнозы погоды, Нукадар сидел в кресле под огромным черным зонтом и читал свою книгу - ведь буря могла разразиться совершенно внезапно. Хорошо еще, что извержения вулканов не входили в число простых умений и их учили намного позднее.
Однажды в кухне послышался грохот бьющейся посуды и какой-то трубный рев. Нукадар обеспокоенно поднял голову - так и есть: из кухни комочком тотчас же выкатился Сим.
- Я наколдовал в кухне слона, и он очень страшно трубит, а как от него избавиться, мы еще не проходили.
И Нукадару пришлось отправить слона обратно в Африку.
Учеба есть учеба, поэтому Нукадар совершенно не удивился, когда, открыв дверь в ванную, он натыкался на бампер легкового автомобиля, на ветровом стекле которого вовсю работали дворники, так как из душа его заливала вода. Гораздо хуже бывало, когда в коридоре он сталкивался с жадно ревущим львом. Или кресло под ним вдруг начинало шипеть и кусаться. Все это напоминало Нукадару его далекое детство, хотя с тех пор прошло триста тридцать три года, но детские шалости на всю жизнь остаются в памяти у человека.
А вот для того, чтобы кого-то обучать волшебству, нужно было брать разрешение у старейшин волшебников, у волшебного совета, который раз в семь месяцев заседал то в гостинице, то в дальних пещерах. Но Сим рос так быстро, что пока эти семь месяцев приблизились, уже поздно было о чем-либо спрашивать. Да и зачем спрашивать, когда Нукадар помнил, что в последнее время, с приходом к власти главного волшебника, запрещалось учить волшебству кого бы то ни было.
Робот тревожился за Нукадара и его друга, ведь это повторялась его собственная судьба.
И тут грозный голос главного волшебника прервал видение.
- Нукадар нарушил закон: обучил волшебству чужого. И за это должен быть наказан.
Мгновенно в зале вспыхнул свет. Теперь на сцене перед главным волшебником стоял, понурив голову, волшебник Нукадар.
Все в зале вздохнули от печали.
Главный волшебник развернул свернутый в трубку указ. Он откашлялся и, не скрывая своей радости, произнес:
- За все нарушения законов Нукадару запрещается заниматься волшебством целых сто лет и ни одним днем меньше.
В мертвой тишине зала волшебник Нукадар спустился по ступенькам вниз и, натыкаясь на стулья, двинулся к выходу. Из его глаз текли слезы. Остальные волшебники старались не смотреть на него, так как ничем не могли ему помочь.
Робот вжался в кресло. Выходит, и за него Аспарагусу грозит кара.
А главный волшебник продолжал кричать в зал:
- Я не понимаю, что значат ваши мрачные взгляды. Мы же давно уже договорились, что волшебство не создано для всех. Только мы имеем право им владеть. Вот и приходится расплачиваться за это. Кстати, я еще не совсем разобрался с другой странной вещью. Каждый из вас имеет лицензии на строго ограниченное число чудес. Ежегодно мы эти лицензии пересчитываем и передаем вам. А когда в конце года мы просуммировали число чудес, оказалось, что чудес больше, чем лицензий. У нас появились волшебники-браконьеры!
Робот сидел ни жив ни мертв.
- Они творят свои чудеса без разрешения. Даже страшно себе представить, к чему это может привести. Они...
Внезапно двери зала распахнулись, и на пороге выросла тетка с ведром и шваброй. За ней двигались еще две, тоже в синих халатах. Они были вооружены тряпками.
Главный волшебник сразу же сбился, засуетился на сцене.
Уборщица резко поставила ведро на пол, так что вода брызнула во все стороны, а затем скомандовала властным голосом:
- Вы это... освобождайте помещение. Мы его должны в порядок привести. Так начальство приказало.
Волшебники загудели. Главный волшебник открыл было рот, чтобы достойно возразить, но тетка успела скомандовать вместо него залу:
- Чего расселись? А ну давайте отсюдова!
Главный волшебник мог бы превратить ее в ничто одним движением своих бровей, но неписаные правила волшебства запрещают заниматься колдовством там, где тебя знают. Именно поэтому волшебники приходили сюда как простые люди. Поэтому он смолчал, лишь попытался возразить на ходу, покидая сцену:
- Но мы же договаривались с Борисом Николаевичем! Уборщица хмыкнула:
- У Бориса Николаевича голова всего вместить не может. Он со всеми договаривается, потому что вас много, а он один. Его все просят.
И волшебники тихо разошлись.
Глава двенадцатая,
в которой Робот решается на героический поступок
Робот задумчиво брел по улице. Уже не радовали его новые усы. Он представлял, как злой главный волшебник со временем узнает о нем и за это лишит бедного Аспарагуса возможности заниматься любимым делом. Неужели из-за него Аспарагус перестанет быть волшебником?
Нет, этого нельзя допустить.
Изо всех сил робот топнул ногой.
Прохожие в изумлении протирали глаза: прямо перед их носом исчез высокий дядечка.
А робот уже стоял перед дверью квартиры Аспарагуса. Он, конечно, мог бы легко пройти сквозь нее, но это было бы неприлично. Поэтому робот нажал на кнопку звонка.
- Вы ко мне? - удивился Аспарагус, открывая дверь. Он стоял в своем теплом полосатом халате и домашних тапочках, недоумевающе глядя на усатого незнакомца.
Очутившись в хорошо знакомой ему комнате, робот, запинаясь, рассказал ему свою историю. И про то, как он случайно стал живым, и про то, как отнюдь не случайно он научился волшебству.
Слушая все это, Аспарагус лишь качал головой от удивления. По рассеянности он даже забыл, что у него действительно был робот.
Аспарагус высоко поднял брови, когда услышал последние слова робота.
- Дорогой Аспарагус, - сказал робот дрожащим от волнения голосом. - Я вернулся, чтобы ты снова сделал меня бездушной машиной. Я понял, что ты можешь поплатиться за меня.
Он замолчал. А перед Аспарагусом уже стоял не высокий мужчина с усами, а робот, украшенный антеннами и лампочками.
В комнате стало тихо.
Но эта тишина длилась недолго. Ибо Аспарагус бросился к своему железному другу и заключил его в свои волшебные объятия. На глазах его заблестели слезы, и он стал лихорадочно говорить:
- Нет и нет. Никогда я не лишу тебя всего того, чему ты научился в этой жизни. Лучше пускай у меня отберут мои умения.
И он еще раз сжал робота в своих объятиях.
- Ты человек, - сказал он. - Только что своим поступком ты доказал это, и я не отдам тебя никому, Даже если за это придется поплатиться головой.
Робот, расчувствовавшись, замигал всеми своими лампочками.
- Но как же нам быть? - лишь сказал он в ответ.
Глава тринадцатая,
в которой нужно найти решение
Аспарагус и робот задумались.
- Послушай, - начал было Аспарагус и осекся, Оказалось, что у его нового друга нет имени и неизвестно, как к нему обращаться.
Через мгновение счастливая мысль пришла в голову Аспарагусу:
- Раз ты робот, то будешь Робом. Годится?
- Хорошо, - кивнул головой Роб.
Теперь они вдвоем стали искать пути к спасению.
- Плохо стало нам, волшебникам, в последнее время, - жаловался Аспарагус на свою судьбу. - Раньше главный волшебник не был таким злым. Это теперь он стал все пересчитывать. Сколько чудес отпущено на одного, сколько на другого. Придумал правило, закон даже, по которому никого нельзя обучать волшебству...
- Разве раньше не было этого? - удивился Роб.
- Конечно, нет. Это сейчас он стал таким счетоводом. Все считает и пересчитывает - прямо сил наших нет.
И тут Роб задумался: а не случайно ли все это произошло? Отчего так изменился главный волшебник? И теперь почему-то запрещает оживлять и учить волшебству кого бы то ни было. Почему? А может, он сам не тот, за кого себя выдает?!
Роб прошептал заклинание, и вдруг перед удивленным Аспарагусом стал его двойник. Они были похожи друг на друга как две капли воды.
- Посмотри, Аспарагус, - сказал ему Роб. - А не смог бы я тебя, к примеру, заменить?
Аспарагус не мог никак понять, к чему это, и вдруг он тоже догадался...
- Неужели ты хочешь сказать, что главного волшебника подменили?
- А почему бы и нет? Мало ли кому это выгодно. Может, это его слуга, например. Или робот.
- Но у него никогда не было робота, только счетные машинки были, сам он плохо считал.
- А не может ли быть так, что главный волшебник взял и оживил какой-нибудь калькулятор?
- Зачем?
- Чтоб он его будил по утрам или отвечал по телефону, что его нет дома. А потом тот постепенно завладел всем и... - Роб печально вздохнул и развел руками.
- Нет-нет, - затряс головой Аспарагус. - Он не посмел бы его убить. Какой-то калькулятор... Если все это правда, то он его где-то спрятал. Усыпил. Мы должны сейчас же заняться поиском.
И вот вскоре они уже были перед входом в квартиру № 101, где жил главный волшебник. Убедившись, что на лестнице никого нет, Аспарагус вытянул руку вперед, чтобы пройти сквозь стену. Однако рука наткнулась на непреодолимое препятствие.
- Как я не догадался об этом раньше! - в сердцах воскликнул он.
- Что такое? Что случилось? - заволновался Роб.
- Он сделал свою стену непроницаемой для волшебников. Мы не сможем сюда войти. Бедный наш друг!
- Что же делать? Неужели никто не может проникнуть в эту квартиру?
Аспарагус вновь попытался преодолеть стену, но напрасно. И тут он сказал:
- Почему никто не может? Люди смогут войти через дверь. Но ведь у нас нет знакомых людей. Познакомиться с человеком - это нарушение очередного закона главного лжеволшебника.
- У меня есть знакомые люди, - вдруг вспомнил Роб. - Это ребята. Они сейчас в школе, это здесь, поблизости.
- Скорей к ним, - кивнул головой Аспарагус.
Глава четырнадцатая
"РЕБЯТА, НУЖНА ВАША ПОМОЩЬ!"
Вскоре волшебники оказались в парке. Они выбрали укромное местечко на лужайке в зарослях, и Роб заклинанием вызвал туда ребят. К сожалению, это было не время уроков и каждый из ребят был занят своим делом.
Сначала прямиком с неба прилетел Иванов. Он был в плавках, и на теле блестели капельки воды. Минуту назад он плавал в бассейне.
Петров прилетел, зажимая в руке синий надорванный билетик в кино. Только что он сидел в своем любимом пятом ряду, как вдруг неведомый вихрь поднял его и унес в открытое окно. И вот он здесь, с недоумением вертя головой по сторонам.
Однако вместо фильма перед ним появился Сидоров. В шлепанцах и майке его выдернули из кресла перед телевизором. В одной руке у него был ломоть хлеба с джемом. Сидоров облизывался, глядел по сторонам, стесняясь своей майки и трусов.
"Кто вы?" - безмолвно смотрели на волшебников ребята,
- Мы - волшебники!
Ребята удивленно захлопали глазами.
- Я давно знаком с вами. - И Роб напомнил ребятам об их первой встрече со скелетом.
Ребята удивленно переводили взгляды с одного седобородого старичка на другого. И тут на их глазах старички стали превращаться то в котов, то в собак. Как тут не поверишь?! Тем более, что Роб и Аспарагус просили о помощи. А какой пионер откажется помочь волшебнику!
- А он нас не того? - заволновался Сидоров, переминаясь в своих шлепанцах с ноги на ногу.
- Ерунда! - перебил его Иванов. Ну и история! Не зря, выходит, он улетел из бассейна. - А как мы туда попадем?
- Я сделаю вас маленькими-премаленькими, вот такими, - и Аспарагус указал на свой ноготь. - И вы легко пройдете под дверью.
- А как мы найдем, где спрятан этот ваш настоящий волшебник? размышлял вслух Петров.
Тут уже и Роб с сомнением посмотрел на Аспарагуса. Но того не так легко было смутить. Он уже все продумал, В руках у него появился какой-то прибор на ремешке,
- Вот компас, стрелка которого укажет на волшебника.
Через мгновенье он достал еще один предмет.
- А это фонарик. Он должен помочь вам разбудить его. Ведь он наверняка спит, раз не подает о себе вестей.
Иванов деловито защелкал фонариком.
- Не трать зря волшебный свет, - строго предупредил Аспарагус.
Все вместе они перенеслись на лестничную площадку. Здесь трое ребят, стремительно уменьшившись, исчезли под дверью квартиры сто один.
Глава пятнадцатая,
рассказывающая о том, так трудно найти иголку в стоге сена,
а точнее, волшебника в его собственной квартире
Трое маленьких ребят заспешили по коридору и сразу же наткнулись на стадо черных ужасных чудищ.
- Кто это? - прижались они к стене, выжидая, когда чудища пройдут. Но те упорно стояли на месте. Лишь присмотревшись, ребята поняли, что это вовсе не чудища, а туфли и ботинки, которые при их маленьком росте так переполошили их.
Стрелка компаса вела их вперед.
Они бежали, то и дело оглядываясь по сторонам. Никто ли их не заметил?
За углом они повернули налево и уткнулись в белый небоскреб, стоявший у стены. Стрелка упрямо указывала на него.
Ребята потрогали небоскреб, сделанный из металла.
- Холодильник! - вдруг выкрикнул Сидоров. - Это же холодильник. Как мы сразу не догадались!
- Но мы не сможем его открыть. Давай направляй фонарик!
Лучик лихорадочно забегал снизу вверх и наоборот. Как же добраться до волшебника?
Через минуту холодильник стал краснеть. Ребята в испуге отступили назад. И сделали это вовремя. Тут же холодильник взорвался, распадаясь на части. А посреди комнаты вырос огромный волшебник. Он сладко зевал и потягивался.
Ребята запрыгали от радости. Но тут из соседней комнаты послышался шум. Оттуда донесся настоящий рев:
- Кто посмел меня потревожить?
Ребята забились в угол, не переставая светить фонариком, чтобы не дать снова заснуть замороженному волшебнику.
В кухню вбежал волшебник-обманщик и остолбенел, глядя на выросшую фигуру. Гнев на лице моментально сменился почтением.
- Дорогой мой хозяин, - запричитал он. - Я так громко заговорил, а вы хотите спать. Идемте, я отведу вас в мягкую постельку.
- Не слушайте его, - кричали ребята, но их голос не достигал ушей волшебника.
Перед глазами сгрудившихся ребят с жутким грохотом замелькали огромные ножищи. Шаги смолкли вдали, и тут только ребята заметили, что пропал Сидоров. Неужели он попал под чей-то башмак?
Не найдя его следов, они вдвоем заспешили в комнату. Может, еще не поздно спасти волшебника?
На огромной постели покорно лежал волшебник. А рядом вышагивал волшебник-обманщик и мягким голоском приговаривал:
- Спи... Спи... Спи...
Ребята подобрались поближе и засветили ярким фонариком. Нельзя дать ему уснуть!
- Надо спать. Надо спать, - ласково уговаривал его обманщик.
Неужели все проиграно?
И вдруг голова волшебника приподнялась с подушки.
- Что ты говоришь? - прогремел его голос.
- Кто говорит? - забеспокоился обманщик. - Спите. Спите. Никто ничего не говорит.
Но волшебник, уже не слушая его, удивленно моргал глазами, осматривая комнату. Потом вскочил на ноги и двинулся навстречу волшебнику-обманщику.
- Ты кто? - строго спросил волшебник.
- Я?.. Я?.. - заикаясь, бормотал обманщик.
- Стань тем, кем ты должен быть, - уверенно произнес волшебник.
И тотчас перед ними оказалась маленькая счетная машинка. Она прыгала по полу, пытаясь допрыгнуть до волшебника.
- Стань тем, кем ты должен быть! - грозно повторил главный волшебник.
Но калькулятор завопил изо всех сил:
- Не хочу, не желаю, я хочу властвовать над людьми и. волшебниками!
Главный волшебник усмехнулся.
А счетная машинка, крикнув в очередной раз "не хочу", подпрыгнула и рассыпалась на части.
И тут к удивлению ребят, главный волшебник достал из своего уха Сидорова, живого и невредимого. Выходит, это он решился на отчаянный поступок и, уцепившись за штанину волшебника, добрался к самому уху.
Главный волшебник с интересом рассматривал Сидорова. И тут он все понял, щелкнул пальцем и вернул ребятам их прежний рост.
Глава последняя,
название которой мне не удалось придумать, поэтому я
прошу помощи у читателей, чтобы они сами предложили
хорошее название для такой маленькой главы
На следующий день Иванов, Петров и Сидоров сидели за партой в новой школе. Это была школа волшебства. Классы там распределялись наоборот. Сначала ты поступал в десятый класс, потом переходил в девятый и так учился до выпускного - первого класса. Потому что выпускник этой школы становился первоклассным волшебником! А учителем начального, десятого класса оказался всем нам хорошо знакомый робот-волшебник.

1 2
научные статьи:   этнические потенициалы русских, американцев, украинцев и др. народов мира    циклы и пути национализма, патриотизма и сепаратизма    реальная дружба - это взаимопомощь    чему должна учить школа    принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам   

А - П

П - Я