ДЕЛОВОЙ - главная     Авторам и читателям    научная книга "Деньги"    Контакты
научные статьи:   анализ конфликтов на Украине и в Сирии по теории гражданских войн    демократия и принципы Конституции в условиях перемен    три суперцивилизации    государственные идеологии России, Украины, ЕС и США    три глобализации: по-английски, по-американски и по-китайски   
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Чечило Виталий Иванович

На задворках Cовдепии


 

Тут выложен учебник На задворках Cовдепии , который написал Чечило Виталий Иванович.

Данная книга На задворках Cовдепии учебником (справочником).

Книгу-учебник На задворках Cовдепии - Чечило Виталий Иванович можно читать онлайн или скачать бесплатно тут, на этой странице, без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой На задворках Cовдепии: 176.67 KB

скачать бесплатно книгу: На задворках Cовдепии - Чечило Виталий Иванович



Виталий Чечило
На задворках Cовдепии
«Украинцы очень любят красивые и длинные песни о людях, которые с оружием в руках защищали общественные интересы, но разучились любить людей, которые с оружием в руках защищают свои собственные интересы».
А.Л.
Имена и фамилии, а так же события и факты, изложенные в этой книге, не имели места в реальной жизни и являются досужим вымыслом автора от начала до конца. Поэтому книгу надо рассматривать как политическую фантастику. Впрочем, описанные мною события вполне могли бы стать реальностью при определенных условиях.
Автор заранее приносит извинения лицам, которые окажутся однофамильцами моих героев и антигероев. Считайте, что все это не про вас.
С неизменным уважением к читателям.
Автор.
АБРИКОСОВЫЙ РАЙ
Глава 1
Над головой расплавленным куском олова висело безжалостное южное солнце. Его палящие лучи затормозили бег времени. События происходили словно в замедленной киносъемке. Даже птицы замолкли в ожидании спасительной вечерней прохлады.
Ленивую гармонию молдавского полдня нарушил подкативший к мосту через речку Рыбницы полицейский УАЗик. Вылезшие из него два полицейских принялись разглядывать в бинокли наши позиции, то и дело оживленно жестикулируя. В этих людях, одетых в форменные рубашки, было что-то очень знакомое и даже родное, напоминавшее о нашей недавней совместной жизни в СССР.
– Менты поганые, – процедил сквозь зубы Лупинос. Не нарушая царившего вокруг вялого ритма, «Зомби «потянулся к стоящей в углу СВД, меланхолично протер платочком оптику, дослал патрон в патронник и начал неторопливо пристраивать снайперскую винтовку на подоконнике.
Выстрел, многократно усиленный эхом пустой комнаты, хлестнул по барабанным перепонкам. И с этого момента окружающий мир забился в припадке. Один из полицейских схватился за шею и ничком упал в дорожную пыль. Другой – мгновенно укрылся за машиной и наугад, не целясь стал вести автоматный огонь в нашем направлении. Его активно поддержали солдаты, еще с утра засевшие в стоявшем неподалеку полуразрушенном сарае. Постепенно перестрелка усиливалась, набирая ожесточенность и становясь более прицельной.
С нашей стороны прибежали российские казаки, неделю тому назад прибывшие из Ростова. Они чувствовали себя неуверенно даже сидя в окопах, беспорядочно стреляя из поднятых над головой автоматов. Многие из казачков, находясь в порядочном подпитии, того и гляди могли открыть огонь по своим.
В пылу перестрелки никто не заметил, как из-за угла дома выехал БТР, заняв позицию на бугорке возле почты, откуда хорошо просматривалась дорога. Гулко, с расстановкой ударил крупнокалиберный КПВТ. В бинокль было хорошо видно, как его трассирующая очередь, словно огромный консервный нож, вспорола обшивку УАЗа, в клочья разодрала резиновые скаты. Полицейский прекратил стрельбу. Очевидно очередь достигла цели.
БТР тут же перенес огонь на сарай, где засели 5 или 6 молдавских солдат. Крупнокалиберные пули стали с удручающей методичностью вырывать из стен щепки, превращая сарай в решето.

* * *
Пулемет смолк, дымя раскаленным стволом. С противоположной стороны не раздавалось больше ни единого выстрела. Полицейская машина начала гореть, от нее в белесое небо поднимался столб черного дыма.
Наши позиции тоже молчали. С первых же выстрелов БТРа казаки высыпали на брустверы, изумленно глядя на деловитую стрельбу пулеметчика. Это была четкая работа профессионала, вызывавшая интерес и уважение даже у этой бесшабашной братии. Лязгнув, открылась крышка люка, и наружу деловито выбрался крепкий парень в армейских штанах, кроссовках и без рубахи.
Держался он без видимой рисовки, но в каждом движении чувствовался военный профессионал, привыкший повелевать подчиненными, умеющий в совершенстве владеть оружием. Это был Спис – поручник экспедиционного отряда УНСО.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ КОЛОМИЕЦ (псевдо «Спис»)
Родился 15 мая 1967 года в городе Ивано-Франковске в семье служащих. После окончания средней школы в 1984 г. поступил в Рязанское высшее военное училище ВДВ. После окончания училища проходил службу в Псковской области. В 1989 г. участвовал в боевых действиях в Афганистане. В1990 г. переведен в Закавказский военный округ. Участвовал в подавлении антисоветских выступлений в Баку. В составе подразделения десантников принимал участие в наведении порядка в Литве. В 1991 г., после увольнения в запас в звании старшего лейтенанта, вернулся в Украину.
В декабре 1991 г. вступил в УНСО. Возглавлял экспедиционные отряды стрельцов в Приднестровье и Абхазии.

* * *
Стрелец Скорпион поднес к глазам бинокль. У головы убитого полицейского образовалась большая лужа. От вида крови стало как-то не по себе. Первый раз в жизни ему довелось увидеть, как убивают человека. К тому же, в дорожной пыли лежал не какой-то иностранный захватчик, а человек, одетый в форму советского милиционера. Очевидно, эти эмоции слишком явственно отразились на лице унсовца.
– Жалко? – спросил внимательно наблюдавший за ним Зомби. В руке он все еще держал СВД. – А может быть ты предпочитаешь сам валяться на обочине с простреленной головой? Ты еще увидишь, как эти полицейские зверствуют над мирным населением Приднестровья. Вот тогда твоя рука сама потянется к автомату.

* * *
Пользуясь временным затишьем, один из казаков, одетый в солдатскую гимнастерку и штаны с широченными синими лампасами, пригибаясь побежал в сторону горящего УАЗа. Как видно, водка заглушила в нем чувство опасности, и казак, рискуя напороться на пулю снайпера, упрямо приближался к цели.
Подобравшись к автомашине, он носком сапога открыл рот убитого и несколько секунд заинтересованно его рассматривал. Потом опустился на колени, достал плоскогубцы и стал деловито вырывать коронки. Очевидно, они оказались не золотыми, и казак с отвращением отбросил их в сторону, вытерев руки о штаны.
Внезапно начался минометный обстрел. Казак стремглав бросился назад к окопам, петляя как заяц. Но было уже слишком поздно. На месте бегущего взметнулся фонтан земли. Ясно было видно, как до окопов долетела нога в хромовом сапоге и с куском лампаса.
Глава 2
Окончательное решение об отправке экспедиционного отряд УНСО в Приднестровскую Молдавскую Республику было принято руководством организации в ходе проведения учебных стрельб из малокалиберного пистолета в тире Киевского высшего инженерного радио – технического училища ПВО. Что же заставило унсовцев влезть в эти кровавые разборки между Приднестровьем и Молдовой, подставляя под пули собственные головы?
Причин называется много. Обычно вспоминают, что население Приднестровья на 60 процентов состоит из украинцев. Поэтому надо было прийти им на помощь, остановив нарастающую активность румын в Буковине и Бессарабии. Не забывают напомнить, какое важно стратегическое значение имеет ПМР для Украины.
Однако главная причина не в этом. К тому времени Лупинос остро почувствовал, что уровень напряженности в организации превысил все допустимые нормы. УНСО создавалась для организации активного вооруженного сопротивления сторонникам ГКЧП в августе 1991 года. Но из – за быстрой и легкой победы над заговорщиками боевой дух членов УНСО так и не нашел выхода. Срочно нужен был клапан, который бы выпустил лишнее давление. Таким клапаном могла стать война.
И это было вполне нормальным явлением. Любые парамилитарные организации нуждаются в войне, без которой они просто хиреют.
– Этих городских мальчиков надо почаще посылать на войну, – настаивал Лупинос. – Иначе их боевой дух превратится в кисель, а организация станет напоминать кружок по подготовке юных друзей пограничников. Мы готовим боевиков, которым нужно живое, конкретное дело. Каждый из них должен попробовать крови врага, понюхать пороху. И не на полигоне, а в настоящем бою. После войны они начнут скучать по крови. В их душах победит культ насилия. Любой вопрос они захотят решать с помощью автомата. И в этом будет их главное отличие от офицеров нашей армии, зараженных идеями пацифизма. Когда солдаты начнут плакать над трупом убитого ими человека, мои стрельцы будут шалеть от запаха крови. Я видел, как охотятся в горах волки. Им хватает двух баранов, чтобы наесться досыта. Но от запаха крови они сходят с ума и в бешенстве продолжают вырезать все стадо, носясь, как смерть, с окровавленной пастью. Вот так и унсовцы. Их должно тошнить от разговоров о демократии и мире. Война – их родной дом, бой – нормальное состояние души.

* * *
Полуденный зной раскалил не только камни, но и каждую молекулу воздуха. В тени наскоро сооруженного из парашютного шелка навеса изможденные члены археологической экспедиции дремали в ожидании, когда южное солнце укротит свои жестокие лучи.
И только высокий худощавый юноша продолжал в одиночку с поразительным упрямством разгребать песок в шурфе. Руслан с самого начала очень серьезно воспринимал эти раскопки курганов, под которыми погребены скифские цари. И хотя многие, умудренные опытом члены экспедиции убеждали его, что шансы наткнуться на не разграбленное захоронение очень призрачны, что цель экспедиции всего лишь овладеть техникой ведения раскопок, Дмитрий не терял надежды.
Вот и сейчас он все больше углублялся в шурф, не особенно заботясь об укреплении его стенок. И вдруг в лучах солнца блеснул золотой лучик. Руслан бросился на колени и осторожно разгреб руками драгоценную находку. Это была монета екатерининской чеканки. Очевидно ее обронили те, кто двести лет назад первым пришли на этот курган, унеся с собой сокровища скифских царей.
Ночью, лежа в душной палатке, Руслан долго не мог уснуть. Может быть впервые за свою короткую жизнь он столкнулся с необходимостью переосмыслить свои убеждения, взглянуть по новому на свои идеалы. Нет никаких сокровищ скифских царей. Все это миф. Как часто в основе великих событий, имен лежат мифы. А может быть совсем не обязательно иметь сокровища. Слишком это опасное и трудоемкое дело. Может проще создать великий миф?
Миф, блеф, действо – не они ли лежат в основе всего нашего бытия? Вот и эти курганы тому свидетельство. Цари знали толк в мифах. Даже из своих похорон они создавали великие действа, поражавшие воображение простых смертных.
Придумать миф, поразить людей его величием, поддерживать его масштабными действами, бутафорией, неожиданными поворотами мысли. Ведь даже Иисус действовал так же. В заповедях Моисея сказано: око за око, зуб за зуб. А Иисус вдруг призвал человека возлюбить врага своего. Это было непонятно, загадочно. В этом сила его учения.
Великий, хорошо продуманный миф, который поражает, шокирует воображение рядового обывателя, – именно это было положено в основу деятельности будущей партии, созданной Анатолием Лупиносом…
Это должна была быть совершенно особая организация – абстрактные идеи, неясные цели, быстро меняющиеся союзники. Ничего стабильного, что бы позволило сложить четкое представление о структуре организации. Не видны даже лидеры. Только витрина, понт – не более того.
Одно лишь стабильно в организации – жажда провокации, которая рождает чувство неуверенности в будущем, панический страх. «Невиновных нет! Разбивайте собачьи головы!»
Никто не знает, куда идет УНСО. Это известно только Лупиносу. Он укажет цель на сегодня, на завтра, на каждый отдельный отрезок времени. Он назовет врага и друга. А все остальное – брехня!
И пусть тебя не грызет совесть. Все грехи берет на себя. А он-то давно понял, что все в мире – мираж, миф, придуманный для дураков. И абсурдно стремиться быть в этой шахматной партии ферзем, когда надо стать игроком.
Организация должна разбить вдребезги светлые воспоминания обывателей о прошлом и хрустальные мечты о будущем. Настоящие империи вырастают только на костях погибших империй. Причем, чем больше этих костей, тем крепче фундамент. Люди должны быть лишены прошлого, ненавидеть настоящее и не надеяться на будущее. Чем хуже, тем лучше.

* * *
Осуществить подготовку и проведение операции поручили Отделу внешней документации УНСО. И дело закрутилось.
Прежде всего, в район конфликта, чтобы прояснить ситуацию и по возможности установить связь с руководством ПМР, были посланы шесть разведчиков. Совсем как в Библии: идите и узнайте, какие растут там плоды, какие там женщины и обильна ли эта земля. Унсовские разведчики разъехались по городам и весям Приднестровья, добывая необходимую информацию.
Одновременно специалисты ОВД, некоторые из которых имели опыт службы в ГРУ, приступили к подготовке основной группы. Прежде всего, через знакомых офицеров, которым организация помогла перевестись служить в Вооруженные Силы Украины, Славко попытался достать как можно более точные штабные карты Приднестровья и Молдовы. Через эти же каналы раздобыли необходимую амуницию.
Немало сил уделили поиску «крыши», под прикрытием которой можно было прибыть в зону ведения боевых действий. Такой «крышей» стала гуманитарная деятельность Украинской православной церкви под руководством Филарета. Каждому стрельцу выдали заверенное Патриархом удостоверение, в котором значилось, что предъявитель сего является участником миротворческой миссии УПЦ. «Блажен миротворец ибо их есть».
Для того, чтобы унсовцы максимально слились со своей «легендой», Славко часами читал им курс современной религии из учебника «Для молодого атеиста», заставлял их разучивать псалмы и правильно креститься.
Однако дальнейшие события показали, что никакой предварительный сбор информации себя не оправдывает. Все, что с таким трудом было добыто по крупицам, проанализировано и выдано в виде инструкций, осталось невостребованным реальной жизнью. Ни эти «ксивы», ни «легенды» так никогда и не пригодились унсовцам в ПМР. Жизнь оказалась гораздо банальнее гэбэшных инструкций. Когда пришло время, отряд УНСО из 48 человек просто сел в рейсовые автобусы и отправился в самозванную республику.

* * *
Прибыв в Тирасполь, с вокзала отряд унсовцев под командованием поручника Списа строем зашагал в гостиницу «Аист». Это была единственная гостиница, которой можно было оплатить услуги по безналичному расчету. Обстоятельство немаловажное, поскольку уже в то время УНСО люто не любило платить по счетам. Все расходы обещал взять на себя Союз возвращения, который возглавлял председатель комиссии Верховного Совета ПМР по законодательству Александр Большаков.
В холле толпилось полно народу. За стойкой администратора стояла женщина лет тридцати, на лице которой можно было прочесть широкую гамму эмоций от ледяного презрения до похотливой стервозливости.
– Все, граждане. Местов нет. Поселяем только по письмам организаций.
Спис с улыбочкой провинциального альфонса подошел к перезрелой красавице и вежливо положил на стойку изрядно замызганный листок с расплывшейся печатью.
«Царствие Небесное и Патриархат поместной церкви просит все светские (военные и гражданские) власти в зоне конфликта оказать содействие миротворческой миссии в составе 48 человек», – внимательно прочитала администратор.
– А вы что, все священники? – полюбопытствовала блондинка, не сводя кокетливых глаз с поручника. – Такие молодые…
– Они певчие Синоидального хора.
Не ожидая ответа, поручник взял листки и направился к своим подчиненным, которые тесной группой столпились в дальнем углу холла. Остальные посетители уважительно наблюдали за действиями только что прибывших «монахов».
– Слушай мою команду, – гаркнул Спис. – Первый рой – в 509 номер, второй – в 510, третий – в 512, я буду в 501. Шагом марш!

* * *
Очень скоро выяснилось, что ситуация в ПМР находится, выражаясь шахматным языком, в глубоком пате. Вся стратегия ведения боевых действий здесь была поставлена с ног на голову. Как говорил когда – то Фридрих Великий, это была странная смесь военных мыслей, навеянных воздействием опиума. Создавалось впечатление, что никто и не собирался военным путем решать этот конфликт. Определенным силам было выгодно, чтобы он продолжался неопределенно долго без видимого успеха какой – либо из сторон.
Вместо проведения решительных, хорошо организованных военных операций, руководство ПМР вопило о своих жертвах, формируя общественное мнение и требуя вмешательства международного арбитражного суда. Буквально все разыгрывали из себя мучеников, готовых пасть ради идеи под натиском «румыно – молдавских фашистов». По радио непрерывно транслировалась песня «Врагу не сдается наш гордый „Варяг“.
Это был яркий пример политического мазохизма. Они упивались своим слезливым героизмом, очень по – бабьи, надрывно жалея себя. На линии противостояния находился различный сброд, слетевшийся сюда со всех концов СНГ решать свои собственные проблемы. Как правило, это были мелкие группы со своими полевыми командирами, которые действовали абсолютно автономно. Наиболее заметным среди них было недавно созданное Черноморское казачье войско, общей численностью около 60 человек. Благодаря своей природной наглости, а так же помощи женсоветов, они «наехали» на милицию и получили от нее определенное количество автоматов и автомобилей.

* * *
Здание горисполкома, где располагался штаб обороны, напоминало Смольный эпохи большевистского переворота. По коридорам хаотично толкались толпы людей, переходя из кабинета в кабинет. У лестницы, за поставленным поперек столом, развалясь в кресле сидел боец батальона «Днестр».
Командиры отряда УНСО в нерешительности остановились у входа. Навстречу им, в плотном окружении истошно вопящих мужиков, шла толстая женщина лет 55. Одета она была в спортивные штаны, кеды и белую футболку с голубой литерой «Д» на груди. Под животом в кобуре болтался пистолет. Толстушка на ходу распекала какого-то майора:
– А чево ж ты, сука, 20 автоматов просрал?
– Так они ж, товарищ Андреева, забрали и ушли. Даже не сказали куда.
– Нас продают! – заголосил шедший рядом казак в офицерском мундире с нашитыми лампасами, шириной с ладонь. – Я с Кочиер. Нам второй день жрать не привозят! А персонал каклеты жрет! Патронов нету! По одной гранате на брата. Сволочь, народ их защищаем а она отсиделась у кумы– И де мои овечки! – Мы, конечно, стоим насмерть. Ну а если прорвутся гады? До самого города – нет никого. Надо на Киев итить а потом наверное надо итить на Москву.
– На тебе «лимонку», – вытащила откуда-то гранату товарищ Андреева. – Только чтоб насмерть стоять!
Вдруг от этой шумной компании отделился и направился в сторону стоявших у входа унсовцев внушительного вида человек, внешне походивший одновременно на партработника, директора завода и оперуполномоченного.
– Я – товарищ Меньшиков, – представился человек в костюме. – Я вас ждал, хлопцы. Где ж вы раньше были? Мы специально к вашему правительству в Киев ездили, просили рассмотреть вопрос о включении ПМР в состав Украины. Ведь когда нас 40 лет назад отрезали, то никто народ об этом не спрашивал. А теперь Молдова хочет назад в Румынию. Коли они туда, то мы – сюда. Логично? Нет, говорят в Киеве, вы – гэкачеписты, вы за Союз. У вас флаг красный. Нет, вы представляете? За четыреста километров от Киева убивают украинцев, а они смотрят, какой у нас флаг. А какой был, такой и подняли. Пришли бы вы вовремя, подняли бы и ваш жовто-блакитный. Президента нашего прямо возле киевского отеля арестовали и выдали Кишиневу. Ну, кто так делает? Короче, теперь здесь за Украину лучше и не вспоминать. Тут казаки есть. Черноморское войско создали. Встречал я одного цыгана, говорит, что есаул. Я его трижды сажал за кражи. Атаман у них, правда, ничего. Кучером зовут. Я вас сейчас с ним познакомлю.
Выпалив эту тираду в считанные секунды, Меньшиков схватил Лупиноса за рукав и поволок в комнату, где располагался штаб Черноморского казачьего войска.

* * *
Посреди комнаты в распахнутом офицерском кителе, разукрашенном как новогодняя елка всевозможными нашивками и значками, стоял атаман Кучер. Внешне он походил на типичного украинца – с лысиной, длинными усами и животом. Он был отставным полковником, закончил Академию бронетанковых войск, пользовался большим авторитетом среди защитников ПМР.
– А, хлопцы, сидайте, – приветливо кивнул Кучер. – Я зараз.
Он повернулся к двум пьяным казакам, державшим за руки сомнительного вида субъекта.
– Батя, мы ж тебе не контрразведка, – монотонно тянул едва держащийся на ногах станичник.
– Ты откуда? – обратился атаман к задержанному.
– На мосту в Бендерах стоял, – ответил мужчина с ярко выраженным московским акцентом.
– А может ты ОПОНовец?
– Не, я из Москвы.
– А в Москве что делаешь?
– Газетами торговал, патриотическими.
– Я вот сейчас расстреляю тебя, сука. Подохнешь ни про что, ни за что.
– Хотелось бы за Отечество.
Кучер уставился на задержанного, не понимая – шутит он или действительно такой дурак.
– Отведи его к Ильяшенко.
– Шо я тебе, батя, контрразведка? – опять взялся за свое пьяный казак.
Но Кучер уже повернулся к унсовцам.
– Александр Иванович мне уже говорил за вас. Я думаю так: поставим вас на позиции рядом с нами. Вот только с оружием у нас плохо. Но дадим кое-что. Придет оружейник из отгула, я распоряжусь. Скоро машина поедет на позиции, можем вместе поехать посмотреть. Списа покоробило сообщение о том, что в условиях боевых действий человек с ключами от склада с оружием мог быть в отгуле. Но он смолчал.
– Может мы пока по карте уточним диспозицию? – вставил поручник.
Изображая из себя профессиональных фортунатов, унсовцы деловито достали штабные карты.
– Да какая там карта, – Кучер стал чертить рукой в воздухе. – Вот здесь дорога, здесь сад, а здесь мы. Нет, вот тут, кажется. Напротив – румыны. Вчера мы водокачку взяли. Впрочем, вы сами сейчас все увидите. Я как раз сейчас выезжаю на позиции. Поедете со мной?
Громким словом «позиции» здесь называли придорожную канаву, которую даже не удосужились углубить и укрепить. Зато каждый здесь был или «афганец», или спецназовец. И все они строили из себя страшно крутых вояк. Козырные, одним словом.
Но больше всего поразило даже не это.
– Смотрите дядя Толя, – с изумлением в голосе указал Славко в сторону реки. – На штабной карте наш берег реки обозначен как высокий, а на самом деле он пологий. Это же надо! Даже картам нельзя верить.
Это был первый урок войны – доверять нельзя никому. Об этом еще в Киеве их предупреждали опытные офицеры, прошедшие через Афган. Особенно нельзя доверять грамотеям с академическими ромбиками. Именно они чаще всего заводили людей в засады в ущельях. Правда, довольно скоро унсовцы поняли, что и без академического образования иные офицеры умудряются творить чудеса глупости.
ГЛАВА 3
На кроватях и на полу одного из гостиничных номеров в самых экзотических позах валялись полураздетые унсовцы. Большинство из них познакомились всего лишь несколько дней назад и знали друг друга только по псевдонимам. Рудый терзал гитару, и, страшно фальшивя, напевал «Балладу о вольном стрельце». В углу Студент и Скорпион от безделья затеяли выяснение отношений из-за карточного долга. Рядом валялась куча засаленных купюр.
– Встать. Смирно! – рявкнул поручник хорошо поставленным командирским голосом. – Пан Лупинос, докладываю, что личный состав отряда собран для проведения инструкторского занятия.
На пороге номера стоял Лупинос, одетый в роскошный натовский камуфляж. Он без долгих предисловий сразу же принялся нагонять туману, густо сдабривая свою речь малопонятными философскими терминами.
– Панове, вы – стрелки УНСО. Это значит, что каждый из вас выше любого туземного полковника. В любое время и при любых обстоятельствах. Понятие этого факта вы должны нести с такой же гордостью, как беременная женщина свой живот. С этим понятием вы должны при необходимости героически умереть. Здесь никто не знает за что воюет. Только мы знаем, что воюем ни за что. А это почетно – бороться и умирать за ничто. Вот она шляхетность в обнаженном виде. А впрочем, запоминать все это вам совсем ни к чему. Главное – рефлексы. Мышление истощает физические силы, которые вам понадобятся в бою. Лечь! Завопил поручник
Унсовцы мешками попадали на заплеванный пол.
– Даже в этом вы лучше местных полковников, – ухмыльнулся в бороду дядя Толя. – Вольно!
Инструктаж продолжался.
– Завтра вы займете позиции. Так здесь называют канаву, глубиною по колено, где сидят пьяные казаки. Все они ждут Пасхи, когда наступит перемирие. Но мы не должны дать им расслабиться. Собственность…
– Грабеж! – хором кричат унсовцы ему в ответ.
– Конституция… – продолжает дядя Толя.
– Брехня!
– Что касается собственности … – попытался что– то сказать стрелец Рудый.
Лупинос удивленно посмотрел на поручника.
– Десять отжиманий на кулаках, – приказал он подчиненному.
– Извините… – попробовал оправдаться Рудый.
– Двадцать!
А Лупинос уже подошел к следующему стрельцу.
– Псевдо?
– Ровер.
– Глубина окопа полного профиля?
– Где – то так, или около того – провел стрелец ладонью себе по груди.
– Невинных… – продолжает инструктаж Лупинос.
– Нет! – орут подчиненные.
– Ваше псевдо? – обращается Спис к нагло глядящему в глаза унсовцу.
– Студент.
– Расстояние прямого выстрела с «калашникова»?
– 300 метров, – четко докладывает грамотей.
– Слова разъединяют…
– Дело объединяет! – снова орут унсовцы.
– Псевдо?
– Скорпион.
– Расстояние между окопом и проволочным заграждением?
– Метров двадцать – сорок.
– Правильно, что бы не добросили гранату.
К Спису строевым шагом подходит запыхавшийся стрелец Рудый:
– Отжимание закончил. Разрешите встать в строй.
Спис милостливо кивает головой и тут же обращается к личному составу:
– Революционная триада?
– Провокация! Репрессия! Революция! – восторженно ревут хлопцы.
Лупинос удовлетворенно улыбнулся и, заканчивая свой инструктаж, подытожил:
– Неплохо, продолжайте в том же духе. Разойтись по роям и два часа вслух читать устав. Потом провести проверку. За каждый неправильный ответ двадцать отжиманий на кулаках. Все ясно?
– Встать! – рявкнул поручник.
Уже у двери Лупинос оборачивается и на прощание чеканит:
– Слава нации!
– Смерть врагам! – несколько вразнобой кричат уже совсем было расслабившиеся стрельцы.
Лупинос свел брови у переносицы.
– Панове, ваши враги проживут еще долго. Слава нации!
– Смерть врагам! – рычат в ответ подчиненные.

* * *
Выйдя в коридор вместе с Лупиносом, Спис потянулся было к пачке сигарет, но вовремя вспомнил, что у Лупиноса они закончились и не рискнул остаться без курева.
– Ну как вам этот народ? – спросил он дядю Толю. – Лихая компания, не так ли? К примеру, этот Ровер – дезертир, убежал из мотострелкового полка под Белой Церковью.
– Интересно, убежал из армии на войну. Очень интересно. А почему убежал?
– То ли его хотели зарезать, то ли он кого-то пырнул. Скорее, что он. А Скорпион говорит, что раньше работал в милиции. Студент вообще ничего не рассказывает. Трудно понять кто он и откуда. Зомби утверждает, что у него конфликт в семье. Мне кажется, что у него вообще сдвиг по фазе.
– Это точно.
– Все люди новые, как тут можно кого – то «выявить».
– А никак. Они же добровольцы. Мы никогда не узнаем, что в головах у этих людей. А если узнаем – то не поверим.
– А как быть, если заведется «стукач»?
– Да никак, – презрительно хмыкнул Лупинос. – Ну что они могут знать? Что в банде сто человек? Ну, может быть, еще псевдонимы своих друзей. И все. Это, как говорил Канарис, не информация. Планы где? А планов у нас, скажу по секрету, нет. Пока нет.
После окончания инструктажа, Лупинос Славко и поручник сели за стол, чтобы нанести на карты свои будущие позиции и расположение противника. Стол был заставлен консервными банками, бутылками с минералкой.
Поручник полез под подушку и достал засаленную тетрадь с так называемой диспозицией, где были во множестве начерчены замысловатые геометрические фигуры и зловещие красные стрелы. Лупинос поморщился, глядя на эти художества отставного десантника.
– Плюнь и забудь. У тебя в наличии сотня бандитов и 20 автоматов. Завтра посмотрим, на что вы годитесь.

* * *
Через неделю после того, как все отряды УНСО расположились в отведенных им местах, Лупинос поручил сотнику Устиму провести инспекционную проверку состояния дисциплины в отдельных отрядах.

Чечило Виталий Иванович - На задворках Cовдепии -> вторая страница книги


Нам хотелось бы, чтобы деловая книга На задворках Cовдепии автора Чечило Виталий Иванович понравилась бы вам!
Если так окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу На задворках Cовдепии своим друзьям, установив у себя гиперссылку на эту страницу с произведением: Чечило Виталий Иванович - На задворках Cовдепии.
Ключевые слова страницы: На задворках Cовдепии; Чечило Виталий Иванович, скачать, бесплатно, читать, книга, онлайн, ДЕЛОВОЙ
научные статьи:   этнические потенициалы русских, американцев, украинцев и др. народов мира    циклы и пути национализма, патриотизма и сепаратизма    реальная дружба - это взаимопомощь    чему должна учить школа    принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам   

А - П

П - Я