ДЕЛОВОЙ - главная     Авторам и читателям    научная книга "Деньги"    Контакты
научные статьи:   анализ конфликтов на Украине и в Сирии по теории гражданских войн    демократия и принципы Конституции в условиях перемен    три суперцивилизации    государственные идеологии России, Украины, ЕС и США    три глобализации: по-английски, по-американски и по-китайски   
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

К тридцати годам он уже заработал для себя и своих коллег-инвесторов миллионы долларов.
В 1982 году Майклу, моему мужу и коллеге, было тридцать четыре года. Мы изучали новые для нас сферы и совместно трудились над двумя книгами. Именно его усилиями большая часть наших исследований претворилась в руководства по тренингу, видеофильмы и симпозиумы. Он «выбросил» эти продукты на рынок и открыл издательский дом для распространения и продажи наших книг. Он был не только усерднейшим трудягой из всех, кого мне приходилось знать, но и умнейшим из них. Все, кто знал его, были уверены, что он блестяще добьется всего, что бы ни задумал.
Однако в душе Майкл страдал, и от этих страданий его не спасали никакие профессиональные успехи. До нашей с ним встречи его жажда быть вместе с людьми, ощущать себя желанным, нужным и любимым никогда не находила удовлетворения. Мастерство, которое позволяло ему быстро достигать успеха в других областях жизни, не помогало ему в личных отношениях из-за эмоций, перекрывавших путь. Или, если выразиться точнее, он мало что знал о путях различения и выражения тех немногих эмоций, которые испытывал. Сравнение поможет вам понять эту дилемму.
Если вы спросите у подружки о ее самочувствии, она, возможно, ответит, что ощущает интерес, благоговение, восторг, любопытство, опасение, благодарность, воодушевление, надежду, волнение, радость, решимость, энтузиазм, счастье, экстаз, хандру или беспечность. Когда ваша подруга чувствует себя хорошо, она явно выделяет многие разновидности приятных ощущений.
Она могла бы назвать и многие разновидности неприятных чувств. Вместо того чтобы чувствовать себя просто «плохо», она испытывает скуку, одиночество, вялость, беспокойство, скепсис, подозрения, сожаление, тревогу, страх, нервозность, безнадежность, раздражение, фрустрацию, разочарование или не чувствует себя в безопасности. Одним из преимуществ проведения таких различий вместо простого осознания того факта, что ей хорошо или плохо, является указание эмоций на действия, необходимые для переживания более приятных чувств. Например, если бы она, навещая родных, просто чувствовала себя плохо, то у нее есть две возможности: либо не ходить к ним, либо идти и терпеть. Однако если она сознает, что ей, скажем, скучно, то ее выбор обогащается: она может что-то предпринять, чтобы визит стал интереснее. В любой ситуации, где она осознала бы свою скуку, она всегда может поискать что-то, способное разбудить ее интерес. Если она не чувствует себя в безопасности, то вправе попросить вас успокоить ее и сказать ей, какое место в вашей жизни и в вашем сердце она занимает на самом деле. Если вы ее раздражаете, она может попросить вас прекратить раздражающие ее действия.
Но как быть, если ваша подруга никогда не училась проводить подобные различия? Что делать, если она никогда не разбиралась в эмоциональных нюансах, как некоторые люди не разбираются в тонкостях музыки, литературы или вкуса? Одни прочитывают строки, сознавая метрический размер, ассонанс, каталексис, аллитерацию и символизм образов. Другие знают лишь, что читают стихотворение. Одни натренировали свой слух до того, что улавливают разницу между рондо, скерцо, сонатой, концертом и фугой. Для других все едино: классическая музыка – и только. Представим, что ваша подруга при всякой неприятной эмоции считает, что чувствует себя «плохо». Откуда же ей знать, что делать или о чем просить, чтобы почувствовать себя хорошо? О чем говорит это «плохо»? Ни о чем, кроме самого очевидного: вам плохо.
Майкл попался в ловушку черно-белого мира, разделенного на хорошее и плохое. Жизнь была либо плохой, либо хорошей, но в основном – плохой. Эмоции, которые он испытывал, будучи положены на весы, склоняли чашу в скверную сторону. Его репертуар состоял из радости, любви и предчувствия, с одной стороны, и печали, боли, зависти, несостоятельности, депривации, неуверенности, гнева и возмущения – с другой. Дело осложнялось тем, что он часто вовсе не осознавал своих чувств, когда чувствовал себя хорошо, и мало что осознавал, кроме дурных чувств, когда ему бывало плохо.
Если друзья и домашние давали ему то, в чем он нуждался в конкретный момент, он чувствовал себя хорошо. Если нет – плохо. Но так как он редко умел выразить свои чувства, получение желаемого превращалось в дело случая. В тех немногих ситуациях, где Майкл знал, что именно он чувствует, например боль или гнев, он не владел подходящим выражением этих чувств. Его реакция обычно сводилась к тому, чтобы замкнуться от окружаю-; щих, и этим он их только фрустрировал, а также оказывался все в более тесных тисках эмоции и отдалялся от тех, кто мог бы ему помочь, знай он только, как предоставить им такую возможность. Не видя выхода, он оставался в плену болезненной эмоции днями и даже неделями, не получая ни малейшей передышки. Его испытания заканчивались лишь с получением желаемого, опять-таки – волею случая, и это удовлетворяло донимавшую его эмоцию.
И все же Майкл знал один верный способ вызвать в себе положительные ощущения. Он фантазировал, воображая жизнь, в которой другие реагировали на него именно так, как ему было нужно для удовлетворения потребности чувствовать себя сопричастным, любимым, желанным и нужным. Это срабатывало, пока он витал в своих грезах наяву. Но поскольку он никогда и ни с кем не делился этими потребностями и ничего не делал для возбуждения таких реакций, каждое возвращение к реальности приносило разочарование и уныние. Так было, пока мы не полюбили друг друга и не поженились.
Я любила его самозабвенно. Моя тяга и привязанность к нему, вкупе с моей же чувствительностью к чужим эмоциональным состояниям и моим упрямым желанием осчастливить окружающих (которое, как вы видели, в других ситуациях превращалось в проблему) сделали меня превосходным противоядием от неудовлетворенности Майкла. Я не дала бы ему замкнуться и отдалиться от меня. При первых признаках того, что ему плохо, я буквально перетаскивала его из комнаты в комнату, безостановочно перестраивая свои вопросы и реакции на него до тех пор, пока не убеждалась, что применила верное средство против его ран. Я быстро сделалась докой по части распознавания его настроения и потребностей, о которых он иногда даже не знал, пока я ему не указывала на них. Я сделала все, чтобы он постоянно знал, что любим, что его желают и в нем нуждаются. Наша любовь цвела, и связь между нами становилась все прочнее и глубже. Впервые, сколько Майкл себя помнил, его сокровеннейшие желания были удовлетворены. Но все же одно оставалось без изменений. Он все еще оставался заложником.
То, что полное отсутствие контроля было заменено эффективным средством, позволявшим справляться с требованиями его эмоций, верно. Но это «средство» зависело исключительно от меня – это была я сама. Мы оба понимали, что у Майкла не будет подлинного эмоционального выбора, пока он не научится идентифицировать конкретные эмоции, переживаемые в отдельно взятый момент, расширять диапазон возможных эмоций, вырабатывать способность по собственному усмотрению выпутываться из пагубных эмоций и брать на вооружение удовлетворяющие способы эмоциональной экспрессии. Он взялся за дело немедленно, используя только что разработанные нами инструменты для формирования каждой своей новой способности.
Изменения, которые он произвел за следующие несколько месяцев, принесли ряд замечательных и, порой, неожиданных достижений. Его новое понимание эмоций и умение применять их к реализации и поддержанию поведения несказанно повышают его продуктивность как создателя рабочих команд, менеджера и лидера. В бизнесе он теперь постоянно перекрывает ранее намеченные стандарты и ожидания. В сердечных делах его умение понять, например, когда он настроен игриво или, напротив, нуждается во внимании, или оказывается уязвимым в противоположность желанию принадлежать, наполняет его уверенностью и откровенностью в выражении потребностей и желаний. В результате он стал более вдумчивым, мягким, страстным и сострадательным.
Теперь ему доступен полный калейдоскоп новых чувств и переживаний. Теперь в его палитре – десятки эмоций, простирающихся от смирения и благодарности на одном полюсе до веселья и бесшабашности на другом. Вместо того чтобы влачить существование музейного завсегдатая, который любуется портретами эмоций, радующих других, он пишет собственные полотна, выбирая и создавая такие эмоциональные переживания, как шутливость, страсть и уверенность, или любые другие, какие пожелает, и тогда, когда пожелает.
Майкл больше не боится никаких эмоций. Он знает, как извлечь ценность, скрытую в неприятных и болезненных эмоциях, и делает это, используя их сигналы в качестве трамплина к достижению более полного удовлетворения. Вместо эмоций, определяющих его реакции и властвующих над его поступками, теперь он оценивает эмоции, чтобы определиться с оптимальной реакцией. Это позволяет ему быть той личностью, какой он хочет быть больше всего как в собственных, так и в чужих интересах, – чутким и сильным человеком, способным на поддержку.
Появившаяся способность выбирать наилучший способ выражения своих чувств создает для него новые возможности получать желаемое. Например, он научился выстраивать события так, чтобы они обесгечивали ему желаемые эмоции. Майкл наслаждается чувством близости и взаимной любви, находя, что эти чувства особенно приятно испытывать по отношению к маленьким детям. Теперь он устраивает разные мероприятия для детей наших rmvseft. наппимео. учит их кататься на лыжах или плавать или идет с ними в кино или зоопарк. За это время Майкл успевает наладить с каждым из них такую связь, которая ложится в основу грядущей прочной дружбы, а также важного для обоих чувства любви и близости. На личном же уровне Майкл делает так, чтобы все замечательное происходило не только в фантазиях, но и в реальной жизни.
Как это соотносится с вашей жизнью?
Отыскание собственного пути в мир эмоционального выбора может напугать не менее, чем экспедиция к далекой звезде, даже если вы рассматривали ранее такую возможность. Часто не ясно, куда идти или как не ошибиться с первым шагом. Многие ощущают себя не столько путешественниками, спокойно движущимися по выбранному маршруту, сколько эмоциональными громоотводами, подверженными чередующимся циклам ярости и покоя, находясь в эпицентре бури. Им кажется, будто их чувства возникают внезапно, захлестывают их и заполняют ощущениями, которые формируют и расцвечивают их мнение о себе и мировоззрение в целом.
Доктор Роберт И. Орцстайн из Стэнфордского университета, автор книги «Психология сознания» и соавтор книги «Чудеса мозга», говорит: «Создается впечатление, что эмоции, позитивные или негативные, стимулируют очень яркие действия; и именно этот сигнал придает им такую значимость в нашей жизни. Кроме того, они помогают упорядочивать переживания. Они наполняют красками себя и других. Эмоции направляют и побуждают нас к действиям»*.
К сожалению, проблема не в том, что большинству людей недостает либо желательного уровня понимания, либо контроля над этими стимулами к действию: по большей части они либо вообще не разбираются в собственных эмоциях, либо не имеют выбора.
Многие эмоции кажутся непредсказуемыми, как погода, и возникают без предупреждения и без видимой причины. Приятные эмоции удивляют и радуют, но часто они иллюзорны и мимолетны. Не исключено, что вы терпите неприятные эмоции, пока не освобождаетесь от их тяжкого и темного бремени или пока они, рассеявшись, не ослабят хватку… короче говоря, истина в том, что большую часть времени вы так и не знаете, куда они деваются. Вы просто благодарны за облегчение самочувствия.
К сожалению, после многолетнего и безуспешного испытания разных средств (или снова и снова одного и того же средства) фрустрация превращается в разочарование, что, в свою очередь, ведет к унынию. Иногда люди отчаиваются или даже испытывают облегчение от негативного владычества эмоций, которые, как им кажется, освобождают их от власти и ограничивают их потенциал. Но так не должно быть. Ваши эмоции могут быть источником изменений, новаторства и удовлетворения. Вы можете научиться понимать язык своих эмоций и распознавать их подсказки касательно путей, ведущих к желаемому миру, который вас ждет не дождется.
Большинство людей не знают, что все их эмоции можно, и даже желательно, ценить и превращать в источники удовольствия. Совсем немногие сознают, что ключ к эмоциональному выбору – ключ к научению на основе эмоций и их использованию для достижения жизненных целей – скрывается внутри самих эмоций. Любая эмоция – это чуть отличная от другой загадка, сокрывшая ключи, необходимые вам, чтобы извлечь из нее пользу. Но так как ключи не той формы, какую вы приучены узнавать, вы, возможно, их прозевали – пусть даже всю жизнь смотрели на них и даже до них дотрагивались.
Мы выступили в роли детективов и сделали за вас большую часть работы. Мы идентифицировали ключи и сформулировали решения для самых важных загадок. Ключи к достижению эмоционального выбора находятся на последующих страницах в форме техник, которые легко как усвоить, так и применить.
В двух следующих главах мы расскажем вам, что имеем в виду, говоря об эмоциональном выборе, и что вы вправе ожидать от применения техник, представленных в дальнейших главах. В главах 4 и 5 мы раскрываем тайну ключей, которыми пользовались при решении каждой эмоциональной загадки в отдельности. В главах 6 и 7 мы расскажем, чем хороша та или иная эмоция и для чего она не годится, а также объясним, как узнать, какая эмоция окажется наилучшим подспорьем в той или иной конкретной ситуации. Не исключено, что ответы вас поразят.
В главе 8 описаны четыре разных метода извлечения желаемых эмоций именно тогда, когда вам этого хочется. В главе 9 мы научим вас выбирать благоприятные пути выражения каждой эмоции, а также заблаговременно узнавать вероятные результаты применения каждого из этих способов.
В главе 10 мы представим технику, называемую «генеративной цепочкой». Вы можете пользоваться ею для извлечения полезных уроков из неприятных эмоций, предохраняя себя от попадания к ним в ловушку. А методы, описанные в главе 11, вы сможете применять для защиты от наказания, которое несут в себе некоторые особенно тягостные эмоции.
В этой книге мы намереваемся дать вам все необходимое – желание, понимание и «ноу-хау» – для создания мира полноценного эмоционального выбора. И потому естественно в следующей главе проанализировать, каким же окажется этот мир при пристальном рассмотрении.

Глава 2.
Мир эмоционального выбора
Представьте на минуту, что вы живете в мире, где вам доступны все мыслимые человеческие эмоции, и вы вольны выбирать, какие эмоции испытывать и как их выражать в любой отдельно взятый момент времени. В этом мире вы обретете доступ к горечи разочарования, гнева и фрустрации, а также к восторгу, который несут в себе гордость, уверенность и веселье. Вы можете корчиться в муках ревности, сожаления, страха, скорби и безнадежности, но ровно столько, сколько потребуется, чтобы извлечь из этих переживаний полезную для вас информацию. После этого вы мигом приходите в себя и отправляетесь дальше. В этом мире вам не надо прятать чувства, выражающие вашу суть, из-за простого незнания, как их выразить. Взамен у вас есть доступ ко всем эмоциями и паттернам поведения, которые являются аутентичными проявлениями того, кто вы есть и кем хотите быть. Стандартом для интеракций в этом мире выступает обоюдно удовлетворяющий танец эмоций и поведения, и если вы нечаянно наступите окружающим на хрупкие эмоциональные пальцы, то разве что изредка и по досадной ошибке.
Насколько большинство из нас приблизились к жизни в подобном мире? Каков он – такой мир? В наши дни потливость ладоней для человека, которому предстоит деловая встреча или презентация товара, – обычное дело. Он ерзает, у него пресекается голос; его внимание мечется от одной тревоги к другой. Неважно, чего он стоит как работник или насколько реальна его партия товара; презентация будет подорвана тревогой в чувствах, поведении и внешнем виде. Однако в мире, где, ко всеобщему удовольствию, эмоциональный выбор является навыком, такой человек предпочтет подавать себя с чувством глубокой уверенности в себе и компетентности, которые проявятся в его спокойных манерах и быстрых, чутких реакциях.
Значительные изменения претерпела бы и личная жизнь. Всем нам знакомы пары, которые после многолетней совместной эмоциональной депривации не упускают случая всячески подначивать друг друга на людях. Подобные колкости, даже поданные, как это часто бывает, в юмористической форме, наносят глубокие раны, неуклонно усугубляя тлеющее возмущение, которое уже изуродовало отношения между такими людьми. Но в мире эмоционального выбора до возмущения будет не так-то легко дойти. Вместо этого подобные люди признают эмоциональные потребности и желания – как свои, так и спутника – и отреагируют на них. С годами они будут испытывать все большее доверие и чувство собственной безопасности, поскольку каждый день будет предоставлять им свежие примеры их же способности замечать и достойно реагировать на колебания эмоциональной атмосферы, которые естественным образом свойственны погоде отношений.
Знания, которое каждый из нас получает о собственных чувствах, тоже сделается совершенно иным. Многие из нас выросли, не испытав одних эмоций, и сожалея, что довелось испытать другие. И тем не менее, недоступные эмоции нужны нам, а что до тех, которых мы опасаемся, то нам кажется, будто мы не в состоянии перекрыть к ним доступ. Нас учили, что некоторые эмоции мы не должны испытывать, а некоторые не должны выражать. Однако мы их чувствуем и мечтаем выразить – будь это дозволено, и знай мы, как это сделать. Те немногие знания, которые мы получили по части распознавания эмоционального состояния окружающих, в лучшем случае были завуалированными и случайными и обычно служили лишь тому, чтобы не пересечь опасной черты. Нам, уже выросшим и собирающим кусочки мозаики, пора учиться и переучиваться элементарным началам – и возможностям – нашей эмоциональной жизни. Такое переучивание требует некоторого труда, но, как всякая хорошая работа, оно захватывает, поражает, заинтриговывает и окупается.
Нет ничего надуманного в вере в то, что дети когда-нибудь вырастут в обществе, где их научили пользоваться преимуществами полного эмоционального диапазона и выбора, а также умению деликатно влиять на эмоции окружающих. Мы с Лесли написали эту книгу, чтобы поделиться знаниями и техниками, и полагая, что зная свои возможности, вы возьметесь за эти инструменты, приближая свою жизнь к желаемому идеалу. Кроме того, мы надеемся, что то, чему вы научитесь, коснется и тех, чьи жизни пересекаются с вашими, проложит себе дорогу в обществе и во времени, сплетая сеть, из которой в итоге сплетется будущее наших детей: будущее, где инструменты, описанные в этой книге, будут нормой, а каждому человеку будет гарантирована полноценная эмоциональная жизнь.
На протяжении многолетнего обучения психотерапевтов, а также непосредственной работы с клиентами и с нами самими мы помогли превратить множество бед и недостатков в благодарственный личный триумф – включая и наш собственный. Люди, которым мы помогали, неизменно сталкивались с одним и тем же затруднением: они не видели возможности иного выбора, кроме как вести себя так, как они вели себя в той или иной ситуации. Они знали, что все могло быть иначе, но, похоже, не воплощали эти иные возможности в реальность. Чем больше они жаждали изменений, тем быстрее откатывались к старым, привычным реакциям.
В чем видят подобные люди причину своей неспособности реагировать желаемым образом? В каком-то врожденном дефекте? По нашему мнению, нет. Взамен им открывается, что в настоящее время они просто не знают, как измениться – точно так же, как вы когда-то не умели завязывать шнурки, пока вам кто-то не показал, как это делается. Свои «неудачи» и «недостатки» мы обычно оправдываем, говоря, что «нервничали», или боялись, или злились, или ревновали, или стеснялись. Это – эмоции, и мы, используя их подобным образом, открываем для себя нечто, что держит нас на месте – и вовсе не там, где нам хочется быть.
Если бы вы рассадили несколько человек по креслам и спросили, чего им действительно хочется для себя, они назвали бы такие эмоции, как счастье, терпение, надежда, упорство, уверенность – эмоции, которые кажутся недостижимыми, по крайней мере, во многих случаях. Конечно, многие захотели бы вдобавок научиться кататься на лыжах, или стать более расторопными, или найти работу получше. Но, как мы увидим, даже достижение таких целей часто зависит от эмоционального изменения, например от преодоления страха перед лыжами, от чувства ответственности, которое мотивирует оперативность, и чувства уверенности, которое толкает на поиски новой работы.
Таким образом, ваши эмоции не всегда соответствуют тем, которые вы хотели бы испытывать в той или иной ситуации. В других случаях ваше поведение становится, в основном, результатом эмоций, поэтому способность влиять на эмоции может иметь замечательные последствия для умения изменять манеру взаимодействия с миром. Если перечисленных доводов недостаточно, чтобы побудить вас к научению эмоциональному выбору, вспомните о сотрудниках центра на мысе Канаверел и задумайтесь над предостережением, прозвучавшим в первой главе по поводу высокой вероятности тяжело заболеть и даже погибнуть, если вы будете постоянно и терпеливо сносить такие эмоции, как тревога, страх, беспомощность, беспокойство, унижение, напряжение и несостоятельность.
В своих книгах и лекциях доктор Роберт Орнстайн обсуждает последние исследования, касающиеся связи между эмоциями и здоровьем. Например, он упоминает случай Нормана Казинса, долгое время бывшего редактором Saturday Review, который в своей книге «Анатомия болезни» рассказывает, как лечился от якобы неизлечимой болезни. Когда врачи опустили руки, он отказался от врачей. Он переехал в отель и прописал себе лошадиную дозу юмора, начав с братьев Маркс, Лореля и Харди. Он выздоровел. Доктор Орнстайн признает, что один случай еще не может считаться научным доказательством, но после перечисляет научные исследования, в которых действительно подтверждается связь здоровья с высвобождением и выражением эмоций.
Что касается единичных случаев со смехом, то они не являются полноценными научными фактами. Но если обратиться к изучению рака, то есть одна сфера исследования, где связь между эмоциональной экспрессией и здоровьем подтверждается многочисленными работами. Во многих исследованиях было показано, что больным с раком легких свойственно подавлять свои эмоции. Создается впечатление, что они игнорируют негативные чувства, – враждебность, подавленность и вину. В ходе недавнего сравнительного исследования выживших и умерших больных раком молочной железы был выявлен аналогичный паттерн. Женщины, выжившие и прожившие уже достаточно долго, выражают себе и многим окружающим такие чувства, как тревога, враждебность, отчуждение и другие негативные эмоции гораздо активнее, чем те, кто живет недолго. Они отличаются более негативным настроением, активнее выражают негативное отношение к своей болезни и едва ли не ко всему вообще. Связь между «излиянием чувств» и смягчением рака на данный момент является вполне доказанной. (Из аудиозаписи «The Feeling Brain: Emotions and Health» («Чувствующий мозг: Эмоции и здоровье»).)
Несмотря на субъективно очевидный (и клинически доказанный) факт, показывающий, что наши эмоции неразрывно связаны с управлением поведением и благополучием, многие люди, невзирая на это, игнорируют важность своих эмоций, одновременно стараясь завоевать мир. Ознакомиться с правильным стилем самоподачи можно на семинарах по имиджу и манере одеваться, а также по семинарским видеоматериалам. Внимание неизменно заостряется на внешнем виде – внешнем проявлении успеха. Эти семинары и симпозиумы научат вас говорить, стоять, ходить, одеваться, пожимать руки и т. д.
Внешне «успешное» поведение может сработать, но при условии, что оно порождает ощущение состоятельности и компетентности, необходимое для конгруэнтного закрепления успеха в данной ситуации. Истина. в том, что если ваше благополучие не излучается изнутри, то результатом становится неизменное отсутствие конгруэнтности между личиной и внутренним миром. Так, вместо того чтобы быть уверенным, вы приобретаете внешний налет уверенности, тогда как внутри продолжают кипеть прискорбные и неприятные эмоции. Напитавшись вашими физическими и душевными ресурсами, эти неприятные эмоции рано или поздно «проделают» путь наружу, где повлияют на ваше поведение и выставят вас обманщиком.
Есть много разумных причин, по которым вам следует взять под контроль свою жизнь, включая эмоции. Мы говорим не о том расхожем контроле, в рамках которого люди стараются всегда и везде выказывать лишь определенного рода положительные реакции. Это не контроль; это пребывание под контролем собственной инертности. Истинный контроль возникает при наличии эмоционального выбора и умении выбирать наилучшие варианты с учетом текущих желаний и обстоятельств. То, что находится вне вашего контроля, вне сферы выбора, способно сделать вашу жизнь ничтожной и жалкой. И даже убить вас.

Движение к выбору
Оглядываясь на минувшую неделю, месяц или год, вы, вероятно, найдете много случаев, когда ваши чувства совпадали со способностью делать, что хочется, быть, какими хочется, достигать того, чего вы хотите достичь. Если вы пересмотрите хотя бы переживания последних часов, то обнаружите, что ваши эмоции образуют большую часть ваших переживаний, и что они в огромной степени определяют ваши реакции. Возможно, например, что тревога или ужас в связи с предстоящим собранием заставили вас сосредоточиться на том, как на него не пойти, а не на максимально эффективной презентации, как было бы в случае, если бы вы испытывали решимость и предвосхищали успех. Или, может быть, вы стеснялись и чувствовали себя лишним на какой-то встрече, а потому замыкались в себе, и когда к вам подходили, вели себя неуклюже, чего не было бы, отреагируй вы на ту же ситуацию под действием любопытства, сноровки и собственной привлекательности. Бывали, наверное, случаи, когда вы хотели испытывать романтический подъем, нежность и любовь, но на деле чувствовали себя как сонная муха, из-за чего страдали ваши отношения. Такое бывало с каждым, – ситуации, в которых чувства не приносили нам пользы.
Иногда эти вредные эмоции приятны, а иногда – нет, но они всегда с нами: вы злобно набрасываетесь на детей, когда вам следует проявить понимание; вы чувствуете, как понимаете и принимаете кого-то, кто вот уже третий раз подставляет вам ножку, и вам уже пора ощутить гнев; вы боитесь предстоящего собеседования, тогда как уместнее испытывать надежду и уверенность; вы мрачно смотрите на перспективу построения удовлетворяющих отношений, хотя вам лучше набраться решимости воплотить их в жизнь.
«Побившись» головой об эмоциональную стену, вы убеждаетесь, что людям не дано выбирать себе чувства и что большая часть жизни проходит в борьбе с эмоциональным ненастьем. Однако мы рады сообщить вам, что это совершенно не обязательно. Вы можете выбирать свои эмоции и, поступая так, испытывать те переживания, которых желаете для своей обыденной жизни.
Как вам узнать, что вы делаете успехи в приобретении эмоционального выбора? Чтобы сделать их более очевидными, давайте сперва обратимся к проявлениям отсутствия эмоционального выбора.
Свою неспособность справиться с эмоциями люди выказывают трояко. Во-первых, они постоянно и хронически реагируют на повседневные или текущие жизненные ситуации такими пагубными эмоциями, как чувство несостоятельности, беспомощности, стыда, отчаяния, гнева или фрустрации. Для некоторых людей вечерние новости, вызывающая стрижка подростка, ошибка компьютера в банковском бюллетене или обман становятся поводами для эмо ций, которые выбивают их из колеи.
Во-вторых, люди не умеют справляться с невыносимыми на их взгляд эмоциями – застенчивостью, одиночеством, несостоятельностью, страхом или виной.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17
научные статьи:   этнические потенициалы русских, американцев, украинцев и др. народов мира    циклы и пути национализма, патриотизма и сепаратизма    реальная дружба - это взаимопомощь    чему должна учить школа    принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам   

А - П

П - Я