ДЕЛОВОЙ - главная     Авторам и читателям    научная книга "Деньги"    Контакты
научные статьи:   анализ конфликтов на Украине и в Сирии по теории гражданских войн    демократия и принципы Конституции в условиях перемен    три суперцивилизации    государственные идеологии России, Украины, ЕС и США    три глобализации: по-английски, по-американски и по-китайски   
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Кинематограф фактически стал новой силой, способной переносить наш взгляд, в то время, когда мы сами остаемся неподвижны.
«Прежде всего, надо говорить для глаз!» — сказал Бонапарт. Представьте себе преимущества, какие техника ложного движения может дать Америке перспективы, — для которой «остановка означает смерть», — в момент, когда the ever changing skyline, служивший двигателем ее псевдодемократии, вот-вот должен перестать работать…
Президент Уильям Мак-Кинли провозгласил в начале своего президентства: «Американский народ не желает возвращаться назад!»
Решение напрашивается само собой: ложь ради лжи, иллюзия ради иллюзии, движение ради движения, почему бы и нет?
Так как больше нет горизонта, к которому можно было стремиться, изобретаются новые, подложные горизонты.
Американский народ будет удовлетворен, он не повернет вспять, он будет продвигаться к «другой жизни».
«Если Америка меня выбрала, значит, она согласна стать индустриальной нацией», — также заявил Мак-Кинли.
«Вторая часть американской истории» начиналась не только на Востоке континента, на механических заводах Детройта, где у Форда к 1914 году была введена практика работы на конвейере, но и на Западе, где некий господин Уилкокс зарегистрировал в 1913 году в штате Калифорния земельный участок с 700 жителями, вскоре окрещенный госпожой Уилкокс Голливудом, поскольку, по ее мнению, «падуб приносит счастье».
Именно в этом удаленном пригороде Лос-Анжелеса американская нация продолжит свою бесконечную гонку, путешествие без возвращения «с помощью других средств»: как вестернов, trail-movies, road-movies, комедий, музыкальных фильмов, так и недавних работ — таких, как «Скорость» и ее сиквелV кинематографа ускорения, способного придать «истинной американизации» наибольшую возможную быстроту.
Хотя в ту эпоху американское кино, в отличие от советского, не могло быть национализировано, Голливуд, тем не менее, находился под жестким политическим и идеологическим наблюдением. После Уилла Хейза, царя цензуры двадцатых годов, пришло время всемогущей прессы Уильяма Рэндолфа Херста, влияния высоких чинов полиции, авторитетных людей армии, гражданских и церковных объединений и т. д. вплоть до мрачных пятидесятых, черных годов маккартизма.
Когда в 1936 году Блэзу Сандрару удалось, не без усилий, внедриться в студию-крепость американской киноиндустрии, он почуял там, как и во всей стране, дух мистификации: «Отлично придумано! — писал он. — Но кого в этом демократическом государстве пытаются надуть, если не сам народ?»
Согласно анализу Тернера «эффект фронтира» провоцирует индивидуализм, а «пустыня разлагает сложные сообщества до семей (или групп уцелевших?). Из того, что эта тенденция является антисоциальной», следует, что киноиндустрия, увеличивая до передозировки эффекты ложного фронтира, должна неизбежно вести к развалу общества и общему политическому кризису, что мы и наблюдаем в конце «столетия Америки».
Раздутый Голливуд двадцатых годов положил начало постиндустриальной эре, катастрофе дереализации мира. Несмотря на то, что для правителей той эпохи дорога на Запад была лишь местом действия для вестерна, фронтиром-обманкой, толпы вполне реальных иммигрантов, введенные в заблуждение этой оптической иллюзией, продолжали стремиться к Тихому океану.
В начале тридцатых годов штату Калифорния предстояло отделиться от остального союза для того, чтобы не быть поглощенным человеческим потоком. Он был окружен блокадой, тремя кордонами полиции, наблюдающими за ставшими внешними границами с Орегоном, Аризоной и Монтаной. Не надо также забывать о жестоких облавах и грубом выдворении мексиканцев, «пришедших есть хлеб американских безработных». Из санитарных соображений, смешанных с социальными и расовыми предрассудками, аборигены, бродяги, люди с цветной кожей, одинокие женщины, брошенные дети, больные, носители инфекции безжалостно изгонялись или заключались в лагеря прямо в пустыне.
Такова та грандиозная эпоха, когда, после обвала на Уолл-стрит в 1929 году, пятьдесят процентов американского населения жили в состоянии, близком к нищете, сорок процентов — обходились минимумом санитарных условий, а количество безработных колебалось от 18 до 28 миллионами. Без сомнения, Соединенные Штаты и сейчас переживают один из своих «кризисов роста», но на этот раз
они готовы ввергнуть в экономическую стагнацию всю планету, ставшую для них чересчур тесной.
Вскоре к власти пришло правительство технократов, NewDeaF1 с Франклином Делано Рузвельтом, прозванным «новым Моисеем», потому что он «вывел свой народ из пустыни нищеты»… Для того, чтобы впоследствии, в январе 1943 в Касабланке, вовлечь его в тотальную войну.
«Тот, кто не любит телевидение, не любит Америку!» — провозгласил Берлускони во время знаменитой предвыборной кампании по-итальянски. Не так давно это можно было бы сказать о тех, кто не любит кино, а сейчас — о тех, кто не любит Интернет или информационные сети будущего, о тех, кто не считает должным слепо соглашаться с бредом метафизиков от технокультуры.
«Конечно, входя в киберэпоху (Le Cyber) — поведал один из этих гуру Западного побережья, — нам придется оставить часть населения на произвол судьбы, но наш путь — развитие технологий; свобода, которую могут предоставить нам высокие технологии, — это свобода сказать „да“ их потенциалу».
Поставленный перед нами вопрос заключается в том, сможем ли мы сказать «нет» «обещаниям» нового, еще в большей мере «американского столетия» — «нет» нигилистским заявлениям, которые Америка перспективы и проявленности не перестает повторять в течение шести веков…. «Кибер— это новый континент, кибер — это дополнительная реальность, кибер — в нем выразится общество индивидуумов, кибер — универсален, в нем нет ни начальников, ни ответственных и т. д.»4 Тем временем, Билл Гейтс был весьма рад возможности выставить свой Codex в парижском Музее Люксембургского дворца. Среди знаменитых futuritiones да Винчи можно найти описание конца света как затопления водами или волнами… Старый итальянский мастер почти не ошибся.
IV
Последуют ли за предопределением судьбы овечки Долли человеческие клоны? Почему бы и нет — ведь это было бы достойным завершением столетия, так что отныне сотни мужчин и женщин будут требовать у знаменитого доктора Вильмута создания своей точной копии или двойника одного из ушедших близких.
Уже сейчас для определенной части современного общества клонирование становится процедурой настолько же простой, как создание портрета фотографом в прошлом веке. Это так же просто, как оплатить место в кинотеатре, чтобы с любопытством посмотреть на уплетающего кашу ребенка из семейства братьев Люмьер.1 Двадцатому веку было свойственно ничем не сдерживаемое любопытство, ненасытность взглядов и раскрепощенное рассматривание, он был не столетием «образа», каким его пытаются представить, но веком «оптики» и, преимущественно, оптической иллюзии.
За последние сто лет требования пропаганды и коммерции (начиная с 1914 года) и нужды разведки и безопасности (в период холодной войны и ядерного противостояния) привели нас к недопустимой ситуации неконтролируемого распространения оптической техники.
Новое оптоэлектронное оборудование бесстрастно проводит как медицинское исследование «почек и сердца» в реальном времени, так и всеобщее (от улицы до орбитального комплекса) теленаблюдение, предваряя собой возникновение всеобщего киберцирка.
«Кинематограф затягивает глаз человека в униформу», —сказал Кафка.i Что еще можно сказать о более чем полувековой диктатуре всеведущей и всемогущей техники слежения, которая, подобно тоталитарному режиму, заставила нас забыть об индивидуальном существовании.30 Согласно действующим законам, защищающим личные свободы, мы являемся хозяевами как нашего тела, так и его образа. Однако вездесущая аудиовизуальная среда уже давно побудила нас не обращать особого внимания на то, что неведомые военные, полицейские, медицинские, финансовые, политические, промышленные, рекламные и т. д. тузы похищают наши бесчисленные отображения и манипулируют, изучают, управляют ими без нашего ведения. Они тайно анализируют наши оптические клоны, наши оболочки, чтобы ненадолго сделать их бессознательными актерами своих виртуальных миров, своих неясных игр.
Научная, социальная, политическая фантастика, ролевые игры, параллельные стратегии обозначают пока еще разрозненные и не схожие друг с другом элементы будущего киберпространства, где, естественно, «нет никакой необходимости обременять себя своим физическим телом. „Взаимозаменяемые тела“ делают ненужной привязанность к единственному и неизменному телу.»2 После получившего широкую известность британского дела о коровьем бешенстве 1996 года и последующих разбирательств по поводу клонирования животных и трансгенетических продуктов общественность должна относиться к широкомасштабным маркетинговым акциям компаний, представляющих мировой food power*1, если не с опаской, то, по крайней мере, сознательно.
Я готов допустить, что в годы грядущего глобального кризиса эволюция человеческого рода в мире, полностью захваченном беззаботным Lust am Untergang111, будет все более слепо полагаться на эффективные опыты над животными.
Вот что уже давно предвещала нам вивисекция: вскрытие живых — или приговоренных к смерти заживо, как говорил Антонен Арто.
Один старый японский друг недавно признался мне: «Я не могу простить американцам того, что взрыв в Хиросиме был не результатом военных действий, а всего лишь экспериментом».
Следует опасаться, что после окончания гонки ядерных вооружений Восток/Запад и полного провала социальных экспериментов начала века навалившаяся на нашу планету глобальная экономическая война обернется войной экспериментальной и, по преимуществу, биоэкспериментальной.
Появление Долли не является событием, изобретением чего-то нового: она есть «клон» — побег (Ыдп) — в строгом смысле этого слова. Ее будущее неизвестно, но у нее есть прошлое, «тяжелое наследство». Именно это прошлое должно было бы нас беспокоить: тяжелое прошлое нашего не столько промышленного, сколько военно-промышленного общества, где научный прогресс и преступления социума тесно связаны и способствуют обоюдному развитию.
Существует поговорка о том, что возможно, есть справедливые войны, но невиновных войск не существует. То же самое можно сказать применительно к науке: уже нет невинной науки.
Мы часто говорили о некоем «суде Истории», что объясняется ее дурной репутацией… Сейчас складывается своего рода международная экспериментальная система судов, которая призвана нас успокоить, проработать для публики ошибки и эксцессы скомпрометировавшей себя экспериментальной науки и придать некоторое подобие совести прикладной науке, ведущей себя как экономический преступник…
Недавно созданные особые комитеты, куда кто только ни вошел: научные и технические эксперты, личности исключительных «моральных» достоинств и представители крупных финансовых компаний в скором времени, без сомнения, оправдают создание человеческих клонов и признают его законным для легковерного и жадного до прибыли населения.
Среди членов этих знаменитых консультационных комитетов есть люди, которые говорят о полезности применения человеческого клонирования в биологии и медицине. Но, обладай они32 чуть большей смелостью, не выступили ли бы эти глашатаи научного прогресса за клонирование как средство ремонта в промышленном масштабе и даже за создание нового субпролетариата, который можно было бы эксплуатировать в случае ядерной катастрофы (остающейся вероятной), или даже более того — за геноцид?
Присуще ли этому ремонту то, что мы называем «этической значимостью», и соответствует ли он заповеди номер один старой клятвы Гиппократа: primum поп посеге (Не навреди)… Чем он станет, если не смертью убивающей смерть, скрытой жестокостью?
Если Юнеско вносит руины Хиросимы и Освенцима (мест экспериментов) в список «исторических памятников», не должны ли и мы принять во внимание не только ужасы войны, но и ошибки и заблуждения сомнительного мира?
Чем сможем мы оправдать производство и беспощадную коммерциализацию человеческих клонов, призванных умирать живьем, как животные, за колючей проволокой какой-нибудь экспериментальной фермы, в глубине запретной зоны, где мы не увидим этих других нас самих и не услышим их крики?
Последние небывало напряженные пятьдесят лет ядерного устрашения мы ощущали себя заложниками в ожидании приговора, народами живых мертвецов, и в нашу культуру, в наш менталитет коварно просочилась идея «сверхконсерватизма живой материи», сохранения жизни неестественным путем.
Мы прошли путь от возможного продолжения жизни с помощью замораживания к культу семьи, от движения NDE (Near Death Experience)1* доктора Моуди к увеличению числа эсхатологических, псевдонаучных и технологических сект… К вживлению виртуальных имплантантов и наномашинам, к биокультурам in vitro и in vivo, к ремонтируемому, как машина, человеческому организму, к взаимозаменяемости появившихся трансче-ловеческих существ и, в конце концов, к решительному пренебрежению жизненными проблемами — потому, что возможность замещения тела клонами дает человеку надежду на выживание по прекращению существования…
Здесь есть что-то, напоминающее мгновенную фотограмму или фильм братьев Люмьер: целое столетие ребенок с тем же аппетитом продолжает наворачивать кашу, тогда как он давно уже умер от старости.
V
«Годы войны кажутся ненастоящими. Они — как кошмар, во время которого реальность отменяется», — как-то написала Агата Кристи.
Однако сегодня нет необходимости в войне для того, чтобы уничтожить реальность мира.
Авиакатастрофы, крушения поездов, взрывы, ядерные выбросы, загрязнение окружающей среды, парниковый эффект, кислотные дожди… Минамата, Чернобыль, Севезо и т. д. После эпохи ядерного устрашения благодаря прямым телепередачам мы стали привыкать к новому кошмару — к долгой агонии планеты, воспринимаемой нами как одна из множества сенсационных новостей. Находясь на последней стадии soft шока, мы довольствуемся тем, что отмечаем очередное происшествие и пересчитываем количество жертв научных промахов, технических и производственных ошибок.
Но все это несравнимо с потерей миром реальности, в чем мы сильно преуспели и в каковом свершении мы скоро перейдем к следующему этапу. До недавнего времени мы отказывались обращать внимание на небывалый размах злостных нарушений и бед отдельных людей, вызванных не столько явно неудачными техническими нововведениями, сколько самим желанием достичь рекордных показателей и эффективноcти техники и поразительными технологическими победами, одержанными в области представления обмена информацией.
Утверждают, что психоанализ не разрешает проблемы, он только замещает их… То же самое можно сказать о технологическом и производственном прогрессе.
Сейчас в пресловутой галактике Гутенберга чтение представляется доступным всем и каждому, однако надо отметить появление целых толп глухонемых.
Промышленное книгопечатание побуждает к чтению в одиночестве, то есть в тишине, и мало-помалу лишает людей навыков говорения и слушания, необходимых для чтения вслух (публичного, полифонического…), распространенного в эпоху, когда рукописи были относительно редки.
Тем самым книгопечатание приводит к обеднению языка, который утратил не только свою социальную выразительность (т. е. изначальную способность выражать свои мысли), но и выразительность пространственную (акцентирование и просодию). Поэтика народной речи вскоре угасла, умерла — как говорится, испустила дух — и растворилась в академизмах и плоском языке пропаганды и рекламы…
Если продолжить разговор об утрате способности к чувственному восприятию под влиянием технологий в быту и на производстве, то можно припомнить жертвы феи электричества, добровольно подвергающих себя мгновенной фотографии или оптической иллюзии кинематографа — способов представления, умножающих число плохо видящих или, как говорил Вальтер Бенья-мин, «аналфабетиков образа».
Биолог Жан Ростан считал, что радио «если и не превратило нас в дураков, то, по крайней мере, сделало глупость еще более громкой»… А Рэй Бредбери отметил, что глупость кричит на нас из Walkman'oв и забрасывает «ослепительно-яркими и подробными картинками вместо слов» на телевидении.
"Массы все время спешат, бегут, проходят в наступательном темпе эпоху за эпохой. Они думают, что продвигаются, но на самом деле топчутся
на месте и низвергаются в пустоту", — писал Франц Кафка.
Логическим следствием заболевания из-за быстрого передвижения, кинетоза, когда мы на некоторое время становимся одновременно наблюдателями и путешественниками и пополняем число инвалидов опорно-двигательного аппарата, является заболевание, вызываемое мгновенными коммуникациями. Поэтому вскоре появились наркоманы мультимедийных сетей, net-junkies, вебоманы и киберпанки, пораженные болезнью IAD (Internet Addiction Disorder) с мусорной свалкой вместо памяти, захламленной картинками непонятного происхождения и кое-как сваленными неприглядными износившимися символами.
Самые же юные, с начальной школы приклеенные к монитору, уже поражены гиперкинестезией, связанной с нарушениями деятельности мозга и ведущей к серьезному ослаблению внимания и внезапным неконтролируемым разрядкам моторной энергии.
Из-за упрощения доступа к информационным магистралям растет число путешественников, не покидающих свою комнату, потомков молчаливых читателей, переваривающих в одиночестве весь вред от средств коммуникации, накопленный столетиями технического прогресса.
Прогресс поступает с нами как судебный медик, который в качестве прелюдии перед грубым вмешательством проникает в каждое отверстие исследуемого тела. Он не только настигает человека, он проходит сквозь него и оставляет, сосредотачивает, накапливает в каждом из нас сопутствующие нарушения (визуальные, социальные, психомоторные, аффективные, интеллектуальные, сексуальные…). Каждое изобретение привносит массу новых, свойственных только ему разрушений и причиняет еще одно повреждение.
Мы не подозреваем о том, что являемся потомками сомнительных родителей и находимся в плену у наследственных пороков, передаваемых не36 генами, спермой или кровью, а неопределяемым технологическим заражением.
Вследствие утраты «поведенческой свободы», всякая критика техники потихоньку иссякла и мы бессознательно соскользнули от просто технологии — к технокультуре, а затем — к догматизму тоталитарной технокультуры, и теперь нас ограничивают не моральные, социальные, культурные и т. д. запреты общества, а мы сами, наше собственное тело, измененное столетиями прогресса.
Инвалиды войны, пострадавшие в дорожных происшествиях или на работе, жертвы терроризма — все, кто в одночасье остался без руки или ноги, способности двигаться, видеть, говорить, получать удовольствие и т. д., в то же время страдают провалами в памяти и амнезией.
Они вытесняют, более или менее сознательно, невыносимые подробности происшествия, грубо нарушившего их способность действовать; однако во сне или полусне в их ум проникают новые образы, компенсация утраченных двигательных или сенсорных способностей. В этих бесплотных мирах тот, кто не может ходить, обретает ноги и передвигается со сверхъестественной скоростью; тот, кто уже не способен положить руку на плечо друга, обнимает его изо всех сил; тот, кто не видит, завороженно поглощает глазами свет… То же самое, можете не сомневаться, происходит и с нами, с нашим технологическим самокалечением, с рефлексивным членовредительством, обстоятельства и причины которого мы долгое время хотели забыть.
Мы все более утрачиваем способность пользоваться данными нам природой органами восприятия; мы, как умственно-отсталые, страдаем чем-то вроде несоразмерности миру и находимся в постоянном поиске фантазматических миров и образов жизни, где старое доброе «животное тело» замещено продуктом симбиоза человека и технологии.
"Глаз сканера, nose spasms, ходячие языки, искусственные легкие, кибернетические уши, половые органы без выделений и другие органы без
тела…" Они описаны в литературе, которая, как говорил американец Крокер: «Не что иное, как обман, сокрывающий непреложность смерти. Вовсе не случайно кибернетическая вечность является одним из популярных сюжетов повествований, где физический мир растворяется и весь космос прекрасно умещается в компьютере».
Послушаем также доктора Тузо, знакомого с другими экстремальными ситуациями: «В попытках суицида, отказе от общения и приема пищи, токсикомании, а также стремлении рисковать своей жизнью (превышение скорости, езда на мотоцикле без шлема и т. д.) выражается стремление индивидуума возобладать над своей собственной неполноценностью. Насильственные попытки преодоления границ скрывают в своем основании классическую фантазию победы над судьбой и полной самореализации».
Дело австралийца Боба Дента, который 26 сентября 1996 стал первым, кто запустил суицид с помощью компьютера, показывает, что в наше время даже нажатие на клавиши может выражать стремление к риску.
Объявленное в Интернете заранее, задолго до решающего 25 марта коллективное жертвоприношение киберсекты Heaven's Gate не встретило сочувствия, а было воспринято как оскорбление адептами мульти-медиа.
«Как могли — говорили они, — технически информированные люди, многие из которых получили образование в американских колледжах, быть до того наивными и инфантильными, чтобы кастрировать себя, отрекаться от мужеского достоинства и положения зрелого человека?»
Витольд Гомбрович как-то обеспокоенно сказал: «Состояние духа нашего современника лучше всего определяется как „незрелость“… Ставшая чуждой культура вызывает и высвобождает в нас это состояние незрелости».
Не являются ли общепризнанное нарушение процесса взросления и связанные с этим интеллектуальные, сексуальные, эмоциональные и психомоторные проблемы, незрелость индивидов, застрявших в детстве, логическим завершением и полным воплощением наследственных технологических пороков?
Если космонавты, плавающие в межпланетном отстойнике, кричат в камеру: «the dream is alive!»1, то почему интернавтам не принять себя за космонавтов? Почему бы им не проникнуть в пространство между реальным и вымышленным и не добраться до входа в виртуальный рай, как дети проникают в волшебную сказку? Почему бы им не поверить, что внеземной свет кометы Хейла-Боп-па освещает запасной путь, «выход» из физического мира? Тридцать девять членов киберсекты Heaven's Gate не оставили в своей роскошной резиденции на Ранчо Санта Фе ничего, кроме разложившейся тленной оболочки, кроме тел, без которых они уже давно привыкли обходиться.
VI
«Ларри Флинт продолжает сражаться, консерваторов облапошили». Под таким заголовком ежедневная газета «Либерасьон» поместила свои выводы об окончании процесса консервативной экстраправой лиги AGRIF' против кинокомпании «Columbia TristarFilm France». Вспомним, однако, предшествующие события:
17 февраля 1997 года в Париже было сложно не обратить внимания на афиши фильма Милоша Формана о подвигах Ларри Флинта, мафиози с темным прошлым, ставшего королем порнографической прессы в эпоху Рейгана. Некуда было деться от вездесущего образа мужчины, распятого на плавках-стринг молодой женщины.
18 февраля парижский заместитель прокурора Республики, вдохновленный примером американцев, выступил за уничтожение афиш ради свободы передвижения.
На следующий день судья Ив Брейа отступил от решения, грозившего стать правилом, пустился в «научный анализ изображения» и, в конце концов, призвал трибунал не следовать рекомендации прокурора, то есть не убирать афиши.
Мы приводим сей рядовой пример скрытой рекламы для того, чтобы показать эти колебания судьи, выступающего за оправдание специфических эстетических взглядов, и прокурора, обвиняющего в нарушении свобод, для демонстрации попыток правосудия приспособиться, по мере сил, к исчезновению традиционных ценностей. Возле сомнительных афиш не было засвидетельствовано ни одного затора, и вполне мог бы возникнуть вопрос, что, на самом деле, прокурор понимает под «угрозой свободе передвижения» и как соотнести это с реальностью.
Реклама привлекает внимание и взгляды и в общественных местах, потому считается опасной, а на скоростных дорогах и крупных автомагистралях подлежит строгой регламентации.
Во Франции законом от 1979 года даже введено понятие «визуального загрязнения», вызываемого не только застройкой, но и освещением и плотностью рекламы вне жилого массива.
Притязал ли прокурор на то, что бы применить эти ограничения и к городскому ландшафту? То, что неправомерно за городом, может ли стать таковым в мегаполисе?
Почему бы и нет, ведь известные американские публицисты сейчас сами активно критикуют так называемую «новую мировую экологию» — такое обстоятельство дел, при котором все крупные города планеты могут быть всего за несколько часов заполнены миллиардами экземпляров одной и той же афиши и каждый горожанин будет вынужден, помимо своей воли, смотреть снизу вверх на то, что не предложено, а навязано ему.
Находя афиши фильма Милоша Формана не только оскорбительными и непристойными, но и посягающими на основные свободы, прокурор,40 тем не менее, подводит нас к прямо противоположной ситуации: неистовый Ларри Флинт, Христос порнографии, мученик свободы слова, защитник нонконформизма формально содействует достижению тоталитарных целей.
В отношении скрытой и прямой рекламы фильма, рекламной кампании вокруг подвигов Ларри Флинта, насущным становится другой вопрос: может ли мир ночи быть высвечен и выведен на свет, не переставая быть самим собой? То, что вчера было маргинальным, может ли без ущерба для себя стать массовым?
В нелогичном решении суда от 19 февраля проявляется еще одно существенное противоречие рынка порнографии: она все еще не принята в обществе. Порнографии, как и проституции, редко удается выйти из «непристойной сферы личной жизни» и открыто утвердиться в публичных местах и на транспортных узлах, которые остаются последним оплотом морали с ее запретами (запрещением алкоголя, наркотиков, секса и т. д.).
Это будет так, по крайней мере, до тех пор, пока порнография не сольется с другой сферой международного общения: культурой.
Отметим, что это был выбор судьи Брейа, тогда как действительной целью дела Ларри Флинта было слияние/смешение порнографии и свободы слова, основополагающей для культуры.
Обычно говорят, что «искусство не бывает аморальным», хотя лучше было бы сказать, что оно не бывает нелегальным.
Лишаясь сакрального характера, оно попадает в мрачный гетеанский треугольник: «война, торговля и пиратство, все три в одном, неразделимы» (Фауст, II).11 «Любитель искусства» уже давно превратился в молчаливого свидетеля, наблюдающего безнаказанное появление в музеях и галереях плодов грабительских войн, этнической резни и других преступлений (расхищения гробниц, разрушения культовых сооружений и т. д.).
Англо-саксонский «свободный обмен» лишь упрочил положение дел, выступив против дискриминации при товарообмене и предлагая охватить всю культуру категориями «услуг», представить ее одним из многочисленных побочных продуктов (таких, как видеоигры, фильмы, компакт-диски, туризм и т. д.), предлагаемых потребителю мультинациональными корпорациями.
Незаметная продажа услуг следует за выставленной напоказ торговлей товарами и уже начинает противостоять ей: рекламодатели утверждают, что они находятся на рынке не для того, чтобы продать товар, но для того, чтобы создать новые поведенческие реакции и противостоять индуст-риалистскому давлению.
В 1993 году, во время переговоров ГАТТ, оборот от продажи этих нематериальных товаров составил шестьдесят процентов валового внутреннего продукта высокоразвитых индустриальных стран и достиг отметки в тридцать пять процентов от объема международных сделок. И когда мы видим, как профессионалы вроде работников корпорации Диснея сводят на «нет» пуританизм рынка товаров для семьи (благодаря гипернасилию на канале ABC и сексу, например — дням знакомства геев в Disneyland и Disneyworld), нам становятся более понятными цели рынка порнографии, использующего шире, чем какой-либо другой, производные продукты:
1 2 3 4 5 6 7
научные статьи:   этнические потенициалы русских, американцев, украинцев и др. народов мира    циклы и пути национализма, патриотизма и сепаратизма    реальная дружба - это взаимопомощь    чему должна учить школа    принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам   

А - П

П - Я