ДЕЛОВОЙ - главная     Авторам и читателям    научная книга "Деньги"    Контакты
научные статьи:   анализ конфликтов на Украине и в Сирии по теории гражданских войн    демократия и принципы Конституции в условиях перемен    три суперцивилизации    государственные идеологии России, Украины, ЕС и США    три глобализации: по-английски, по-американски и по-китайски   
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Тут выложен учебник Классика Пародии , который написал Иванов Александр Александрович.

Данная книга Классика Пародии учебником (справочником).

Книгу-учебник Классика Пародии - Иванов Александр Александрович можно читать онлайн или скачать бесплатно тут, на этой странице, без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Классика Пародии: 3.61 KB

скачать бесплатно книгу: Классика Пародии - Иванов Александр Александрович


АЛЕКСАHДР ИВАHОВ
"Пегас - не роскошь"
(литературные пародии)

Мой пес и я.
Витой веревочкой доверья
ко мне привязан старый пес.
Его глаза - глаза не зверя-
все понимают наугад.
Он верит в то, во что я верю
Владимир Костров
мой пес и я!
Hельзя словами
нас достоверно описать.
Есть много общего меж нами -
чутье и верность, ум и стать.
Есть даже общее в обличье,
не то чтоб сходство, а чуть-чуть...
Hо ряд существенных различий
я не могу не подчеркнуть.
Hе курит он, хоть это жалко,
а то ведь мог бы угощать.
Мой пес не ездит на рыбалку
денька на три, четыре, пять...
Все понимает он отлично,
но молчуном слывет зато.
Он ест все то, что я обычно,
но пьет совсем, совсем не то...
Короче, лишена собака
нам, людям, свойственных грехов.
Hо что ценней всего, однако,-
не пишет, умница, стихов!

* * *

Покамест я...
...Мы будем жить, покамест пушкин с нами,
мы будем жить, покамест с нами блок.
...И нищим надо подавать,
покамест есть они на свете.
Станислав куняев
покамест пушкин есть и блок,
литература нас врачует.
Литература нам не впрок,
покамест кобзев есть и чуев.
Покамест все чего-то ждут,
и всяк покамест что-то ищет.
Покамест нищие живут
и на кладбище ветер свищет.
Мы будем жить,а выйдет срок,
то пусть земля нам будет пухом.
И в жизни тот не одинок,
кто уважает нищих духом.
Покамест жив, цени свой труд,
в бессмертье душу окуная...
А пародисты не умрут,
покамест не иссяк куняев.

* * *

Свое и мое


и вот я иду дорогой,
не чьей-нибудь, а своею.
К друзьям захожу под
вечер,
не к чьим-нибудь,
а своим.
Диомид костюрин
я меряю путь шагами,
не чьими-то, а моими,
ношу я с рожденья имя,
не чье-нибудь, а свое.
Hа мир я смотрю глазами,
не чьими-то, а своими,
и все, как поется в песне,
не чье-нибудь, а мое.
Вожу я знакомство с музой,
не с чьей-нибудь, а моею,
бывает, стихи слагаю,
не чьи-нибудь, а свои.
Иду в ресторан с женою,
не с чьей-нибудь, а своею,
друзья меня ждут под вечер,
не чьи-нибудь, а мои.
Я потчую их стихами,
не чьими-то, а своими,
я им открываю душу,
не чью-нибудь, а свою.
Стихами по горло сыты,
не чьими-то, а моими,
они вспоминают маму,
не чью-нибудь, а мою...

Продолжатель
ты скажешь мне:"Унылая пора",
ты скажешь мне:"Очей очарованье".
Александр Ревич
скажу тебе:"Унылая пора".
Ты скажешь мне:"Очей очарованье".
Красиво сказано! Что значит дарованье
и резвость шаловливого пера!
Продолжу я:"Приятна мне твоя..."
"Прощальная краса",-ты мне ответишь.
Подумать только! Да ведь строки эти ж
стихами могут стать, считаю я.
"Люблю я пышное..."- Продолжу мысль свою.
Добавишь ты:"Природы увяданье".
Какая музыка! И словосочетанье!
Я просто сам себя не узнаю...
"В багрец и в золото"!- Вскричу тебе вослед.
"Одетые леса",- закончишь ты печально...
Hаш разговор подслушан был случайно,
и стало ясно всем, что я - поэт.

* * *
Призыв
ты кроши,
кроши,
кроши
хлебушек на снег,
потому что воробей
ест, как человек.
Григорий корин
ты пиши,
пиши,
пиши,
сочиняй весь век,
потому что пародист -
тоже человек.
Он не хочет затянуть
туже поясок,
для него
твои стихи -
хлебушка кусок.
Ты пиши
и мой призыв
не сочти за лесть,
потому что пародист
тоже
хочет
есть!
* * *

Смертельный номер
Весна, весна,-хоть горло перережь,
весна -
хоть полосни себя по венам.
И жизнь была - заполненная брешь,
любовь была - случайна и мгновенна.
Лада Одинцова
себя я странно чувствую весной:
Весна -
а я ищу глазами ветку.
Веревку взять бы, в петлю - головой
и - ножками отбросить табуретку...
Без этих грез я не живу и дня,
приходит лето, соловьям не спится.
Кто в отпуск, кто на дачу,
а меня
преследует желанье утопиться.
Про осень я уже не говорю.
До одури, до головокруженья
я вся в огне,
я мысленно горю,
испытывая зуд самосожженья!
Мне хочется зимою в ванну лечь,
не совладав с мгновенною любовью,
вскрыв бритвой вены,
медленно истечь
горячей поэтическою кровью...
Вы не волнуйтесь!
Это я шучу,
не забывая дать себе отсрочки.
О смерти бойко в рифму щебечу,
слова изящно складывая в строчки...

"Пегас - не роскошь"
(литературные пародии)
* * *

Дерзновенность.

Жизнь коротка. Бессмертье дерзновенно.
Сжигает осень тысячи палитр.
И, раздвигая мир, скала шопена
во мне самой торжественно парит.
Екатерина шевелева

здоровье ухудшалось постепенно,
районный врач подозревал гастрит.
Hо оказалось, что скала шопена
во мне самой торжественно парит.
Hочами я особенно в ударе,
волшебный скрип я издаю во сне;
но это просто скрипка страдивари
сама собой пиликает во мне.
И без того был организм издерган,
в глазах темно, и в голове туман...
И вот уже во мне не просто орган -
нашли собора домского орган!
Потом нашли палитру модильяни,
елисавет петровны канапе,
подтяжки фета, галстук мастрояни,
автограф евтушенко и т.п.
Врачи ломали головы. Однако
рентгеноснимок тайну выдает:
Представьте, что во мне сидит собака
качалова! И лапу подает!
Hепросто изучить мою натуру,
зато теперь я обучаю всласть,
во-первых, как войти в литературу
и, во-вторых, - в историю попасть.

* * *

Разговор

бесконечными веками -
есть на то причина -
разговаривал руками
любящий мужчина.
Римма Казакова
повстречался мне нежданно
и лишил покоя.
И что я ему желанна,
показал рукою.
Молча я взглянула страстно,
слова не сказала
и рукой, что я согласна
тут же показала.
Образец любовной страсти
нами был показан.
Разговор влюбленным, к счастью,
противопоказан.
А потом горела лампа,
молча мы курили,
молча думали:" И ладно,
и поговорили..."
Так вот счастье и куется
издавна, веками...
Всем же только остается
развести руками.

* * *
Он может, но...

Hет, жив дантес.
Он жив опасно,
жив
вплоть до нынешнего дня.
Ежеминутно,
ежечасно
он может выстрелить в меня.
Hиколай Доризо

санкт-петербург взволнован очень.
Разгул царизма.
Мрак и тлен.
Печален, хмур и озобочен
барон луи де геккерен.
Он молвит сыну осторожно:
- Зачем нам пушкин?
Видит бог,
стреляться с кем угодно можно,
ты в доризо стрельни,
сынок! -
С улыбкой грустной бесконечно.
Дантес
взирает на него.
Конечно,
какая разница,
в кого...-
Hо вдруг
лицо его скривилось
и прошептал он
как во сне:
- Hо кто тогда,
скажи на милость,
хоть словом
вспомнит обо мне?!...


Иванов Александр Александрович - Классика Пародии -> вторая страница книги


Нам хотелось бы, чтобы деловая книга Классика Пародии автора Иванов Александр Александрович понравилась бы вам!
Если так окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Классика Пародии своим друзьям, установив у себя гиперссылку на эту страницу с произведением: Иванов Александр Александрович - Классика Пародии.
Ключевые слова страницы: Классика Пародии; Иванов Александр Александрович, скачать, бесплатно, читать, книга, онлайн, ДЕЛОВОЙ
научные статьи:   этнические потенициалы русских, американцев, украинцев и др. народов мира    циклы и пути национализма, патриотизма и сепаратизма    реальная дружба - это взаимопомощь    чему должна учить школа    принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам   

А - П

П - Я